Что ждёт нас после кризиса: капитализм, социализм или варварство?

Глобальный кризис, свалившийся на головы человечества вообще и россиян в частности из-за пандемии коронавируса — есть ли из него быстрый выход, путь возвращения к привычной жизни? Или будет, как 90 лет назад предрекал Максим Горький: две альтернативы — капитализм или варварство.

Об этом ведущий "Правды.Ру" Саид Гафуров поговорил с директором Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета, профессором экономического факультета МГУ Александром Бузгалиным.

Наши перспективы

— Александр Владимирович, что нас ждет — социализм или варварство? Или капитализм?

— Отвечая на этот вопрос, процитирую своего молодого коллегу Андрея Михайлова. Он кандидат физико-математических наук, а не только социальный философ. Так вот, он сказал: "Вообще говоря, нас в ближайшем будущем, конечно же, ждет искусственный интеллект. Но если этот искусственный интеллект станет сколько-нибудь массово распространенным в условиях капитализма, то миру придет конец, и это я вам говорю как профессионал".

Если перевести всё это на серьезный язык, развитие современных технологий действительно приводит к тому, что неконтролируемое соперничество крупнейших корпораций, озабоченных упрочнением своего статуса и геополитического влияния правительств, возрождение феодальных отношений на фоне всего этого неизбежное — всё это действительно в соединении с современными технологиями чревато даже не просто варварством, а той самой катастрофой.

А ещё процитирую знаменитые слова Эйнштейна: "Я не знаю, какой будет третья мировая война, но четвертая будет вестись дубинками". Это тот самый очень трудный вопрос.

— Здесь Вы всё-таки видите сердцевиной проблемы технологические аспекты, да?

— Нет, не технологические аспекты, а то, какие общественные отношения (экономические, социальные, политические и даже идеологические, и культурные) сегодня господствуют. И я считаю, что эти отношения обеспечить эффективное развитие прогресса, технологического в частности, не могут. Они его,

  • во-первых, тормозят,
  • во-вторых, уродуют,
  • в-третьих, загоняют в такое русло, где он может привести, этот самый как бы прогресс, развитие технологий, к катастрофическим результатам.

И ещё одна сторона — классическая марксистская постановка вопроса: противоречия производительных сил и производственных отношений. На современном языке в основном говорят о технологиях и институтах, но лучше всё-таки было бы старый язык использовать. Вот это одна сторона.

И вторая сторона: собственно, социально-экономические, политические и мировые, и внутренние для каждой страны противоречия.

— Основой исторического материализма ведь была концепция, что надстройка всегда отстаёт от базиса в развитии, а производительные силы обгоняют производственные отношения. Об этих тезисах. Я сейчас пытаюсь себе представить то, что сейчас у нас на глазах идёт вот эта — особенно в Интернете дискуссии наиболее выпуклые — вот эта дегуманизация, совершенно чудовищное варварство в отношениях между армянами и азербайджанцами, когда просто люди… Им жить вместе рядом в конце концов, рядом жить, а они…

— Они жили тысячелетиями вместе.

— Да. И вот это чудовищная вещь. И это, самое главное, уже воспринимается как норма. Когда я говорю: "Ребята, совершенно точно я знаю, что говорю, что и армянский, и азербайджанский народы гостеприимные, доброжелательные, прекрасные люди, они хотят жить вместе, их пытаются поссорить ради внутриполитических в каждой стране корыстных интересов", меня не понимают, а многие просто ошарашены. Это логика, которая совершенно очевидна для меня.

— Наиболее яркие противоречия, не самые глубокие на самом деле: то, что проявляется в виде гражданских или междоусобных войн, то, что проявляется в виде демократии крылатых ракет, что мы проходили в Европе, в Югославии, что мы проходили на Ближнем Востоке, на Северной Африке, в Латинской Америке.

Ракетами ещё не стреляют, но ЦРУ и наемники орудуют в таких масштабах, что иногда это похуже крылатых ракет. Это очень важно, это трагедия, это тысячи жертв.

Но есть нечто, что, как вот этот самый страшный вирус, распространяется по миру и уже не одно десятилетие. Это то, на что ориентирована сегодня экономическая, культурная и как основа даже технологическое развитие.

Меняется система ценностей

Давайте посмотрим, что для людей сейчас становится высшей ценностью. Прежде всего это финансовые интересы, причем в самом таком чистоганном виде, который что мусульманская, что православная, что даже католическая религия в начале её жизни считали не просто антигуманным, а чем-то, что должно быть запрещено.

Вот такое ростовщичество.

Так называемая финансовая грамотность, когда с детского садика объясняют, что если ты взял денежку у родителей, то родитель может завести для тебя счёт, а если ты дал денежку родителям или братику, или сестричке, то ты должен взять с него процент, а желательно ещё и залог. Это без шуток, понимаете.

— Римский капитал.

— Понимаете, это звучит как какое-то аморальное кощунство (не в эфире), но это цитаты из курсов, которые сейчас преподаются. И вот это подчинение финансовому интересу везде, начиная от детства, когда отношения друг с другом строятся, исходя из вот этой корыстный выгоды, причем не просто даже корыстной этой финансовой, и включая выбор профессии, куда пойти учиться.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовила Ольга Лебедева

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.