Генерал ФСБ Михайлов: Россия проигрывает идеологическую войну Западу

Почему нарастает агрессивность на митингах в Белоруссии, зачем Москва поддерживает Лукашенко и как холодная война в СМИ переходит в горячую фазу, рассказал председателю совета директоров "Правды.ру" Вадиму Горшенину генерал ФСБ Александр Михайлов.

Кольцо сжимается

— Александр, в период нарастания протестов в Белоруссии вы обращались к бывшим сослуживцам с предупреждением о том, что будет. Некоторые прогнозы сбылись.

— Да, но еще не вечер, потому что многие процессы, которые происходят в Белоруссии, вызывают определенную реакцию среди силовиков и, как следствие, реакцию среди людей, которые эту реакцию силовиков наблюдают. На последних кадрах из Минска и других городов я видел, что возрастает агрессия у толпы. И у силовиков тоже, потому что у каждого человека есть предел моральных сил.

Невозможно выслушивать оскорбления, не отвечать на физические действия. Происходят столкновения, и они поднимают градус противостояния.

Лукашенко придется принимать политические решения в отношении себя. Поэт Вяземский писал: "Жизнь наша к старости — изношенный халат: и совестно носить его, и жаль оставить". Лукашенко уже пришел к тому, что власть напоминает халат, который надо оставить, но не может этого сделать, потому что ближайшее окружение доносит ему определенную информацию. Он в сложном положении: то ли принимать решение, то ли оставаться.

Главное, что лидеры оппозиции вызывают изумление неадекватным поведением, в частности Тихановская:

  • находится за границей,
  • объявляет себя президентом,
  • начинает давать указания.

Владимир Ильич Ленин говорил, что кухарка может управлять государством, и в данном случае именно кухарка взялась за управление государством. Причем из эмиграции с той стороны, которая находится в затяжном конфликте с Белоруссией.

Москва пытается что-то сделать. Даже не ради сохранения Лукашенко, хотя мы признаем его как избранного президента, не будем оспаривать выборы.

Мы в основном боремся за интересы Союзного государства. Вот что главное.

От наших взаимоотношений будет зависеть Союзный договор, а это очень серьезно. Мы рассматриваем Белоруссию не как военный плацдарм, потому что можем ракетами достать и с Урала любого агрессора. Нас волнует, что вокруг, как шагреневая кожа, сжимается кольцо, где преобладают националистические или нацистские позиции. Мы же не будем отрицать ситуацию на Украине.

Это идеологические противники, их основными постулатами являются идеологические, националистические доктрины, которые маргинальными гражданами активно поддерживаются. Каждый человек должен уважать свои:

  • нацию,
  • народ,
  • язык.

Но при попытке сделать приоритетной нацию, народ, язык возникает очень серьезная угроза. На данный момент здравомыслие там присутствует, но, как всегда, люди, которые занимают разумную позицию, менее активно выражают свои взгляды.

Информационная война

— Тихановскую как президента не признают в России и Белоруссии. Но в Европе, из которой она вещает, не признают Лукашенко и поддерживают Тихановскую. Возвращаемся к холодной войне, когда мы не видели того, что было в каких-то странах, они не видели того, что было у нас, но мы пытались бороться.

— Да. В условиях холодной войны западные радиостанции глушили, значительная часть граждан в Советском Союзе не участвовала в открытой политической борьбе. Был для диссидентов стишок: "Есть обычай на Руси на ночь слушать ВВС". Но ВВС слушала только часть наших людей, они были носителями определенных взглядов или пытались размышлять над тем, что говорят оттуда.

Мы живем не просто в эпоху холодной войны. Ее температура определяется не столько ракетами или наличием вооруженных формирований на границе, сколько полемикой. Я обратил внимание на резкую, грубую реакцию некоторых зрителей нашей прошлой передачи. Люди, которые активно реагируют, — это пехота, которая, может быть, пока не понимает, куда мы идем, но многим уже что-то надоело, и они пытаются таким образом выразить протест.

В СМИ война уже перешла в горячую фазу. Никто не выбирает выражений, когда критикует оппонентов или людей, которые не нравятся.

Недавно Google заблокировал один из наших телевизионных интернет-каналов. Это уже не холодная война. Они перешли к технологической войне, которая позволяет отключать систему вещания на нашей территории, для наших граждан в связи с тем, что эти программы выходят на чужой платформе (у нас практически все на чужой платформе выходит). Не нравится высказывание канала — давай его отключим вообще. Это война идеологическая и опасная.

— Можно отключать не каналы, а определенные темы. Я проследил, как у нас освещалась года два назад химическая атака в Сирии. В поисковиках, в Google, вообще нет российской позиции. Вот почему. В Америке, при Институте Пойнтера создана сеть факт-чекеров, которые следят за новостными поводами, заходят на эти ресурсы и дальше у себя публикуют факт-чекинг. Он состоит в следующем. Вот заявление МИД России или Министерства обороны. И рядом написано: "Они заявляют это неверно, потому что вот пресс-релиз госдепартамента, здесь верно". Больше никаких аргументов. На основании таких строчек у них уже есть технология. Если событие факт-чекинг не прошло, оно понижается в поиске, и мы не можем увидеть, что происходит в России. И российские ресурсы не могут донести до наших граждан необходимую информацию.

— Вчера в ИТАР-ТАСС мы проводили пресс-конференцию, посвященную современным информационным технологиям, так называемому информационному рабству. Сегодня "цифра" превращается в элемент цензуры. Есть грубоватая пословица: нечего на зеркало пенять, коли рожа крива. Мы, к сожалению, работаем с чужими:

  • платформами,
  • программами,
  • сетями,

и не в состоянии противостоять рубильнику, который в руках противника. Когда мы говорим об идеологической, информационной войне, которая медленно переходит в горячую фазу, то понимаем, что система управления этими процессами не в наших руках. Мы ничего не можем противопоставить. Отключили наш телеканал, но мы-то не можем отключить интернет-канал в США или Британии.

Да, ракетой мы их достанем, но идеологически пока не можем достать. Технологическая зависимость приводит к тому, что мы уже проигрываем.

Я купил телефон Huawei, не подумав, что фирма находится в затяжном конфликте с США. При попытке голосовать в электронном виде меня Google не пускал даже на Mos. ru и "Госуслуги". Вы понимаете, насколько мы зависимы? Google говорит: вы не можете пользоваться этой услугой. Это я выборами в Российской Федерации не могу пользоваться? Многое из того, что происходит в Белоруссии, связано с тем, что у них не меньшая зависимость.

Трансляция агрессивных действий со стороны силовиков ведется активно, а все, что делает оппозиция, противники, в окружении которых живет Белоруссия, блокируют для просмотра.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...