Безпалько: за 10 лет Россия вложила в Белоруссию 100 млрд долларов

Возможна ли интеграция России и Белоруссии, кому выгодно создание Союзного государства и почему его до сих пор нет, рассказал ведущей "Правды.ру" Любови Степушовой член Совета по межнациональным отношениям при президенте России Богдан Анатольевич Безпалько.

20 лет на паузе

— Богдан Анатольевич, как вы относитесь к союзному договору России и Белоруссии? Его воплощение реально?

— Союзный договор был подписан в 1999 году. Сейчас он не исполняется. С моей точки зрения, потому, что президент Белоруссии видит в этом договоре угрозу своей личной власти. Но, конечно, договор исполним. Другое дело, что сейчас не самый лучший момент. Потому что та часть белорусов, которая настроена против Лукашенко, свое негативное отношение перенесет и на союзный договор, и на Россию как на часть Союзного государства. Поэтому лучше, чтобы союзный договор исполняли другие люди, которые встали бы у руля Белоруссии после Лукашенко. Но пока Лукашенко держит власть, лишь говорит о возможных досрочных выборах, конституционной реформе.

— Мы предлагали Лукашенко еще зимой создать 12 наднациональных институтов, в их числе единый эмиссионный центр, подразумевающий введение единой валюты, Счетную палату и суд Союзного государства, единый таможенный орган, единый орган по учету собственности Союзного государства, единый налоговый и антимонопольный орган, а также единые регуляторы по следующим направлениям: транспорт, промышленность, сельское хозяйство, связь, рынок газа, нефти, электроэнергии. Что не устраивает Белоруссию?

— Белорусского лидера не устраивает то, что нарушилась бы политика, к которой он привык. Это политика получения ресурсов от России в обмен на формальное участие Белоруссии в интеграционных союзах:

  • Союзном государстве;
  • ОДКБ;
  • Евразийском экономическом союзе.

Вариант, который ему предлагался, предусматривал ряд мер по предотвращению белорусской контрабанды, унификации Таможенного и Налогового кодексов, что позволило бы России контролировать ряд товарных, финансовых, ресурсных потоков, которые сейчас ею не контролируются.

В регионах России до 20% табачной продукции — это контрабандные белорусские сигареты.

Я их лично покупал в Костромской области. Хорошо сделаны, но без единой акцизной марки. Вероятнее всего, сделаны на польских станках. Их завозят фурами, они дешевле, чем российские сигареты, но от этого страдает наш бюджет. А бюджет — это: учителя, врачи, дороги, чиновники, армия, наука, образование. Все это и хотели бы урегулировать в рамках 31-32 дорожных карт. Но ввиду того, что Александр Григорьевич привык контролировать эти потоки сам, он не хотел поступаться властью.

Интеграция: за или против

— Улучшило бы жизнь населения России и Белоруссии это объединение? Почему?

— Да, безусловно. Когда Лукашенко отказался подписать дорожные карты, он повел политику на обострение отношений с Россией: закупки альтернативной нефти, весьма резкое выражение Александра Григорьевича о том, в какое положение его поставила Россия именно с углеводородами. Он требовал очень большую скидку, а ему предоставили небольшую, но достаточно выгодную, чтобы перерабатывать российские газ и нефть, поставляемые в Белоруссию. Это и подточило экономику Белоруссии в значительной степени. Сама экономическая модель, которую создавал Лукашенко, неэффективна, она держалась исключительно за счет российской многомиллиардной помощи.

Только по нефтегазовым поставкам помощь России за 10 лет составила 100 миллиардов долларов.

Белоруссия — это 6 небольших областей, она сравнима с нашими 2-3 регионами. Но я не знаю ни одного региона России, который за 10 лет получил 100 миллиардов долларов инвестиций. А ведь есть еще масса других нюансов, которые тоже очень выгодны для Белоруссии. Когда мы предлагаем приобрести предприятие для нашего военно-промышленного комплекса, мы наталкиваемся на недружественное отношение, как с Минским заводом колесных тягачей. В результате колесную базу для наших ракетных систем будет делать российский завод: "КамАЗ" или Брянский автомобильный завод.

— А почему это делалось втайне? Я не видела, чтобы в СМИ населению разъясняли преимущества наднационального формата. Наоборот, говорили, что Белоруссия против, а на нее давят. Недаром по опросам ВЦИОМ 40% жителей России не хотят объединения с Белоруссией и предпочитают добрососедские отношения. За Союзное государство высказались 22%. А 43% вообще впервые услышали об этом. Почему СМИ ничего не говорят?

— Я бы поставил вопрос, почему Постоянный комитет Союзного государства во главе с Григорием Рапотой, у которого бюджет 8 миллиардов рублей в год, которые он тупо тратит на дорогие медстраховки, автомобильный парк, большие пенсии, не добился того, чтобы люди:

  • знали о Союзном государстве,
  • благожелательно к нему относились.

Я в своем telegram-канале сфотографировал один из журналов, который издает Постоянный комитет Рапоты, и провел опрос: кто впервые видит этот журнал, кто его регулярно читает. Оказалось, что 90% видят его впервые, а 1% регулярно читает. Постоянный комитет издает массу газет и журналов, которые никому не известны. На что тратятся остальные средства, сложно представить. Постоянному комитету я бы претензии предъявил, провел аудит, кадровые изменения. И в самих этих изданиях розовая манная каша: туда приехал Александр Григорьевич, а в России тоже что-то произошло. Откуда тогда сотни тысяч протестующих? Откуда осложнения в российско-белорусских отношениях? Почему президент Белоруссии еще недавно говорил о российских кукловодах? Еще 4 августа он двигал войска в сторону российско-белорусской границы, наших граждан арестовал.

— Лукашенко сказал в интервью нашим журналистам, что готов к интеграции, но после того, как заработают уже существующие институты Союзного государства. То есть он возвращается к прежней позиции. А мы сейчас надеемся, что он приедет к Путину 14 сентября и скажет: давайте интегрироваться. Я не вижу у Лукашенко желания интегрироваться, а вы?

— У него единственное желание — выиграть время, сбить протестные настроения. Но в отношении возможных реформ, досрочных выборов он очень "скромный" человек. Он говорит: "Я немножко пересидел". Не немножко, Александр Григорьевич, вам давно пора проводить реформы и интеграцию с Россией, от которой вы зависите.

— Как вы думаете, Владимир Владимирович будет применять более жесткие меры, чем просто уговоры?

— Сложно сказать. Мы это увидим по результатам переговоров 14 сентября. Надеюсь, что Россия не будет бездумно опять вкладывать в режим Лукашенко десятки миллиардов долларов, не получая ничего взамен.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...