Вячеслав Поставнин: как улучшить миграционную политику

Обозреватель "Правды.Ру" Любовь Степушова выяснила у руководителя некоммерческой организации "Научный центр евразийской интеграции и сотрудничества" Вячеслава Поставнина, почему в России не функционирует нормальная политика не только по отношению к нелегальным мигрантам, но и в целом к гастарбайтерам. Почему приезжие получают фору в сравнении с местными? Что нужно сделать, чтобы миграционная политика в РФ стала похожей на мировой образец, которым стали Филиппины?

Читайте начало интервью:

— С одной стороны, граждане России категорически против мигрантов. С другой стороны, они не готовы работать на местах, которые занимают мигранты. Как разрешить такое противоречие?

— Почему работодатель выбирает между российским гражданином и иностранным? Как ни странно, у нас плохо работают профсоюзы. Во всех странах этот вопрос регулируют именно они. Профсоюзы не дали бы такую возможность конкурировать. Почему мигрант лучше? Не всегда потому, что он сделает больше или не отказывается работать. Он просто "не качает права". Его можно заставить работать на час больше, ему можно задержать заработную плату. В общем, много можно что сделать — он будет молчать. Российский гражданин будет требовать. Каждой хорошей инициативе нужен механизм ее исполнения.

— Почему у нас никто не пробует наладить как на Филиппинах?

— Нет такого человека, который сказал бы как Ачакосо на Филиппинах: "Надо делать так, и у меня есть план". У нас почему-то считают, что можно решить технократическим подходом: создадим рабочую группу, напишем документ. Сидят в администрации, в Совбезе, в МВД и пишут хорошие законы. Пишут уже лет десять, только лучше не становится. Пока у нас не появится человек, который бы это дело возглавил, как Ленин, который создавал Федеральную миграционную службу с нуля. Там и бумаги писали, и создавали механизмы. Без человеческой энергии никакое дело само делаться не будет.

— Медведев говорит, что трудовые мигранты застряли у нас из-за коронавируса. Почему государства не заботятся о своих гражданах, которые находятся в России? Где гидре коррупции нужно рубить головы?

— Где рубить — я не хотел бы сейчас обсуждать эту тему. Дело в том, что их сюда как бы выдавили и рады. Потому что эти люди лишние для их бюджета. У них нет на это ни рабочих мест, ни денег. Они не знают, что с ними делать. Если они гипотетически все вернутся в Таджикистан, я не уверен, что там долго просуществует режим. Вернутся молодые здоровые ребята без работы, а там сильное влияние всяких там талибанов. Нам от этого тоже ничего хорошего не будет, если в Центральной Азии вдруг начнут сыпаться режимы.

Принимать нельзя высылать

Тогда мы получим не трудовых мигрантов в размере десяти миллионов человек, получим беженцев, как с Украины, только в размере двадцати миллионов. Сложилась такая геополитическая ситуация. Путин это прекрасно понимает, поэтому не идет на визовые режимы. Выход один — создать организационную структуру, которая бы этим занималась. У нас есть Федеральное агентство по делам национальностей. Я не знаю, чем оно занимается. У нас есть Россотрудничество. Я тоже не очень понимаю, чем оно занимается. Лучше их объединить, создав такую структуру, которая бы такими вопросами занималась.

В 2006–2007 годах единственный раз попытались решить задачу по ограничению количества иностранных рабочих. Путин дал команду, и создали программу по содействию добровольного присоединения русскоязычного населения из республик СНГ. Думали, что мы потом заменим иностранных рабочих этническими русскими. Не получилось. Здесь не работают бюрократические затеи. Потому что написали, что все приезжающие по этой программе должны быть не старше 40 и не младше 20 лет. Например, вы захотели поучаствовать, а вашей матери и отцу больше 40 лет, а детям — меньше. Куда вы их денете?

Когда при Столыпине писали программу переселения крестьян, в ней детально прописано всё: сколько лопат и вил нужно; где будут продовольственные склады; как будут возвращать кредиты. Вот это нормальная работа, а не просто давайте ограничим! Кто будет ограничивать?

Соотечественникам из-за рубежа дорога к нам заказана

Чтобы войти в эту программу, русским надо еще заплатить 200 тысяч рублей. Наших соотечественников там, может быть, притесняют, а мы с них еще деньги требуем. Позор!

В России плохая демография и большая эмиграция. Конечно, крупный бизнес в какой-то степени от этого выигрывает, но простые люди от этого страдают. Но наше государство, судя по всему, больше интересует крупный бизнес. Кроме коррупции не хватает профессионализма у людей, кто этим занимается. Среди экспертов в моем деловом окружении много людей, которые знают, что надо делать.

— Пойдет ли москвичка, допустим, мыть полы в больницу даже за 35-50 тысяч?

— Когда было тяжело, граждане Польши хлынули в Великобританию и Европу. Кем только там они ни работали! Жизнь заставит. То же самое произошло с украинцами и с прибалтами.

Вопрос не в миграции, а в управлении миграцией. Отказаться от нее мы не можем — это уже объективное явление.

Но мы не хотим и не можем ею управлять. В результате того, что мы закрываем глаза, страдают наши люди. Самое страшное происходит — утрата трудового навыка. Люди не могут устроиться на работу, не видят перспективы, начинают спиваться, сидят на копеечные социалки. Кто поэнергичнее, тот уезжает.

В конце концов может сформироваться, как в 1990-е годы, поток людей, которые поехали в Китай, в Турцию, в Европу закупать товары. Сейчас уезжают высококвалифицированные специалисты и обеспеченные люди. А когда сформируется поток трудовой эмиграции, вот тогда будет страшно.

— Собирать клубнику куда-нибудь в Польшу.

— Сейчас большая внутренняя эмиграция. Люди у нас пока еще едут в крупные города.

— Я спрашивала о неквалифицированном непрестижном труде — типа нянечки в больнице, сантехника в жилищной конторе.

— Люди более преклонного возраста, но еще не пенсионного, может быть, не пойдут, а вот молодежь наша… Кстати, еще одна проблема, которую мы не затронули. Система высшего образования может принять всех молодых людей, которые закончили десятый класс, потому что у нас мало молодежи. У нас 85 процентов молодых людей получают высшее образование. Такого показателя нет нигде в мире. Это говорит о том, что у нас принято, что без высшего образования нельзя жить. У нас развалена или очень плохая система среднего профессионального образования. Те, кто получил высшее образование, не пойдут работать нянечкой. Поэтому во всем мире на этих местах зачастую работают мигранты.

— Дочь моей подруги работает официанткой в Англии. Я спросила, работала ли она официанткой в России? Она ответила: "Нет, здесь платят меньше".

— Поэтому у нас такие дисбалансы, и мигранты, конечно, помогают. Но они, к сожалению, консервируют своим трудом всю систему.

— С моей точки зрения, тут вина властей, что они не могут снизить процент людей, которые полагают, что нужно ограничивать приток мигрантов. Чтоб на них не смотрели, как на потенциальных преступников. Большинство из них люди, которые хотят заработать, живут достойно здесь в России.

— Необходимо создавать положительный образ мигранта. Нам показывают ролики, как мигранты в грязи готовят какую-то еду. Естественно, у людей в подсознании отрицательное к ним отношение. Это многоаспектная проблема, которой надо заниматься.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...