Алексей Дзермант: России надо перенять экономическую модель Белоруссии

Читайте начало интервью:

Дзермант: в Беларуси есть предпосылки для националистических протестов

Алексей Дзермант: сменяемость власти не самоцель

Дзермант: постсоветским странам нужна просвещенная суперпрезидентская власть

Что мешает интеграции России и Белоруссии и почему союз стран выгоднее, чем возрождение империи, рассказал ведущему "Правды.Ру", политологу Игорю Шатрову старший научный сотрудник Института философии Национальной академии наук Белоруссии, директор Центра изучения и развития интеграции "Северная Евразия" Алексей Дзермант.

Союз или государство?

— Если на Украине говорят о европейском выборе, наверное, о каком-то выборе надо заявить и Белоруссии? Я понимаю, что ответ на вопрос "Союзное государство — это союз или государство?" давно дан: только союз. Но неужели эта союзность не может перейти в форматы обычного экономического союза, получить политические институты, которые будут помогать вместе выживать в этом сложном и быстро меняющемся мире?

— Я тоже в последнее время развиваю тему союзности. Для меня союз не есть синоним империи, а в России популярно мышление категориями империи. Это серьезная традиция для Российского государства. Но был опыт Советского Союза, где объединились разные субъекты, стремление к равноправию, добровольная передача полномочий. Добровольность и равноправие привлекают именно в союзе. Применение жесткого империализма на сегодняшний день очень ограничено.

От лишнего давления страны сегодня пытаются уйти. Нам нужно сохранить именно добровольное, естественное, органичное стремление друг к другу. И форма союза более перспективна, чем возрождение империи.

Позиция белорусской стороны всегда заключалась в том, что если мы строим союз, то создаем инфраструктуру, где господствует не конкуренция, а кооперация. И смотрим, что для нее нужно. Если нужно объединить предприятия, промышленные отрасли, мы на это идем, но так, чтобы:

  • сохранить социальный характер сферы,
  • организовать импортозамещение,
  • свои технологии развивать.

Но очень часто, когда белорусская экономика сталкивалась с реалиями российской экономики, получалось, что мы оказываемся за бортом. Либо нужно закрывать социалку, либо вместо двигателей своих или ярославских покупать немецкие. В мире капитализма очень сложно отстаивать наши интересы.

Если бы мы решили политэкономические вопросы взаимовыгодно, то дальше продвинулись бы гораздо быстрее, потому что принципиального несогласия с политической надстройкой в Беларуси нет.

Есть несогласие с политэкономическими реалиями, которые Россия получила в наследство от либеральной ельцинской эпохи. К сожалению, они до сих пор тормозят развитие нашего союза.

Экономика как тормоз

— То есть главным тормозом для нашей интеграции является то, что наши экономические системы различны?

— Да. Россия в значительной степени уже была встроена за эти годы в западную систему, причем в качестве периферии, к сожалению. Это поставка углеводородов за валюту, по сути, уничтожение своих технологий. И только сейчас Россия пытается из этого состояния выйти. Где-то получается, где-то не очень. Санкции высвечивают пробелы в российских технологиях. Слава богу, ключевые технологии сохранились, особенно в оборонке.

Белоруссия шла другим путем. Мы прежде всего пытались сохранить свои промышленные предприятия, IT-технологии, наукоемкие технологии, пытались скооперироваться с Россией, где это было возможно. Мы этим до сих пор ценны для всего нашего союза.

Хотелось бы, чтобы наш опыт Россия начала применять гораздо быстрее: ей это необходимо для выживания, потому что с углеводородами дальше будет хуже.

Это не только санкции, а вообще смена энергетической парадигмы. Поэтому нужно вкладываться в производства, которые мы совместно можем развивать. Для Беларуси это было бы очень выгодно и интересно.

— Получается, что именно Белоруссии нужна конкретика в формулировках Союзного государства, а России выгоднее неопределенность, которая дает пространство для маневра?

— России выгоднее переводить разговор о союзе сразу в политическую плоскость: мол, это потом решим, а вы сразу давайте полномочия, вводите российский рубль. Получается, отдавайте все рычаги управления нам, а потом мы подумаем, будем ли делать экономическое объединение. Но мы же взрослые люди, понимаем, что сначала нужно проверить, а потом довериться.

Меня беспокоит мысль, что мы сейчас между элитами — не между народами — теряем доверие, из-за того что не приходим к системным решениям в экономике. Каждый думает о своих интересах. А нужно иметь в виду союзный интерес, потому что он выгоден всем.

Частный бизнес, западные лоббисты будут постоянно делать все, чтобы объединения у нас не было. Многие проблемы происходят из-за этого лоббизма.

Он далеко не всегда реализует интересы российского государства. А иногда действует против интересов России.

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.