Маркедонов: отсутствие демаркации границ — бич постсоветских стран

Почему минская группа не вмешивается в нынешний конфликт Азербайджана и Армении, можно ли втянуть в него Грузию и какова в этом роль России, рассказал ведущему "Правды.ру", политологу Игорю Шатрову ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Сергей Маркедонов.

Читайте начало интервью:

Минская группа

— Сергей, правильно ли я понимаю, что разрешение ситуации нынешнего противостояния Азербайджана и Армении не входит в компетенцию минской группы ОБСЕ, потому что она занимается исключительно Карабахом?

— Этот блок проблем действительно не входит в ее компетенцию и в документ, известный как "Обновленные мадридские принципы", или "Базовые принципы". Это документ:

  • о порядке определения статуса Карабаха и оккупации семи районов, примыкающих к Карабаху;
  • о размещении миротворцев;
  • о том, что референдум должен быть обязывающим, но помимо этого беженцы должны вернуться на те места, которые они покинули. Референдум касается только НКАО. В районах нет этой проблемы. Туда просто вернутся те же самые азербайджанцы. Не факт, что результаты референдума будут устраивать Баку и Ереван.

Это сложный документ, но он определяет географию с политикой именно в НКАО и вокруг.

Причина того, что происходит сегодня, — это отсутствие делимитации и демаркации границ. Это бич постсоветских стран.

Конфликты возникают особенно часто в Центральной Азии. Грузия и Азербайджан достаточно дружественны друг с другом. Они входят в ГУАМ (Организацию за демократию и экономическое развитие). У них много экономических взаимосвязей. Но отсутствие демаркации и делимитации вокруг монастырского комплекса Давид-Гареджи приводит к тому, что время от времени ситуация обостряется даже между странами, у которых есть дипломатические отношения. В случае с Арменией и Азербайджаном этого нет. Одна страна считает эту территорию своей, а другая страна — не совсем своей и апеллирует к советским картам.

На советских картах были субъекты одного государства и граница между ними была непринципиальной, а сейчас она становится архипринципиальной.

Делимитация не описана в "Обновленных мадридских принципах". Минская группа обращается к этим конфликтам тоже. Она говорит о необходимости деэскалации, поиске возможного выхода из ситуации, минимизации инцидентов. Но мониторинг инцидентов в условиях демаркированной и делимитированной границы почти невозможен. В этом опасность ситуации. Она дает карабахскому конфликту, если так можно выразиться, добавленную стоимость.

— Это страшно. Если армянское руководство сможет доказать агрессию со стороны Азербайджана и обратится в ОДКБ с просьбой о помощи, ОДКБ будет обязана оказать военную помощь Армении?

— Она обязана рассмотреть легитимность обращения. Есть определенные процедуры согласования. Но полностью исключать такой вариант мы не можем.

Повод для провокаций

— Я вижу тут благоприятные условия для гигантских провокаций. Товузский район Азербайджана и Тавушская область Армении граничат с Грузией. Она невольно может быть втянута в этот конфликт.

— Грузия традиционно старается держаться в стороне от этого конфликта. Достаточно вспомнить серию заявлений, которую еще в 2016 году сделала Грузия во время четырехдневной войны в Карабахе в апреле. Ей и своего конфликта вполне хватает. Армянская диаспора весьма многочисленна в Грузии, но там и азербайджанская диаспора тоже весьма многочисленная. В районе есть непростые двусторонние отношения.

Другой вопрос, что эта ситуация дает большие риски и ставки здесь более высокие. Тревожно, что уже столько дней конфликт не прекращается. Сколько он будет продолжаться, трудно сказать. Да, это не война в прямом смысле. Там конфликты затухают, возгораются, но существует опасность военного сценария. Хотя есть и определенные шансы на позитивное решение проблемы. Карабахом занимаются три сопредседателя минской группы.

В двухсторонних переговорах у Москвы больше рисков и больше возможностей. Обе столицы, Ереван и Баку, доверяют Москве гораздо больше, чем кому бы то ни было, по разным обстоятельствам.

Кто бы там ни приходил к власти. В Армении руководство прекрасно понимает, что игры с ОДКБ с выходом и демонстрацией недовольства амбивалентны, потому что Запад совершенно не готов обеспечивать статус-кво вместо России. Поэтому есть понимание, что Россия — посредник. У России есть интересы:

  • в Армении,
  • в Азербайджане.

Финального выбора Россия предпочтет не делать, потому что если он будет сделан, как в свое время с Грузией (понятно, что это не вина России), то пространство для маневра в регионе стремительно снизится. В то же время Москва может достаточно эффективно разговаривать и с Баку, и с Ереваном. Мне кажется, что если удастся сейчас снизить напряженность, это будет лишний раз демонстрировать эффективность российской политики, российской военной дипломатии. Это крайне важно сделать.

— Да, Россия может разговаривать и с Баку, и с Ереваном, и с Анкарой, которая тоже каким-то образом там присутствует.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...