"Принцесса" в "броне": как удалось растопить сердце героини "Служебного романа"

Пробиваем броню карьеристки: психолог Светлана Шарко на примере фильма "Служебный роман".

Психология в фильме "Служебный роман"

Читайте начало интервью: Откуда среди людей берутся "драконы"

— Как броню начальницы Людмилы Прокофьевны, ее педантичность, "министр меня хвалил" удалось пробить Анатолию Ефремовичу? Такому слабому на вид человеку, от которого ушла жена, оставив с двумя детьми — почему он оказался настолько сильным?

— Да, это невероятно, при этом красиво показано, снято. По моей личной версии — Людмила Прокофьевна не была еще совершенно пропитана горечью и ужасом разочарования, еще жила в ней теплая, любящая принцесса, которая хотела знать, что с детьми происходит. Он увидел ее уязвимость, как будто на секунду заглянул сквозь броню.

— Как ее слабость помогла ему стать сильнее?

— Это помогло им обоим увидеть друг друга изнутри. Он увидел, что там не только "мымра", а она — что там верный, преданный человек, который способен быть рядом. Да, он не мужчина с лидерскими качествами, но если честно посмотрим на то, как жила наша страна с нашим травмированным материнством…

— Сильным мужчинам места не было.

— Они как бы появлялись вопреки, и скорее часто многие не сильные, а жестокие, жесткие. То, что Анатолий Ефремович пережил боль расставания с женой, остался хорошим отцом, — он достойный человек. И в нем увидели некую силу верности, преданности.

— Он прекрасный друг. Он предан Ольге, своей подруге юности.

— То есть для людей с такими программами, как у Людмилы Прокофьевны, предсказуемый, понятный. Такой мостик к ее сердцу. Наступить на такую половицу — она не гнилая, не провалится.

— Он богат по сравнению с ней, несмотря на ее должность, похвалы министра. Он живет, у него есть жизнь.

— Очень часто у нас есть ощущение, что такие люди-лидеры, мужчины или женщины, должны иметь в паре "достойного человека". На самом деле Людмила Прокофьевна мужчине-лидеру не нужна. Это будут непростые отношения.

— Это будет битва.

И более семейный мужчина как раз хороший вариант для отношений такой женщины. Это далеко от идеалов, но это про жизнь.

— Мне нравится Анатолий Ефремович, несмотря на его недотепистость.

— Это, конечно, такой собирательный образ… Ему он очень идет, даже данность у этого актера перекликается. Только Людмила Прокофьевна — даже более здоровая женщина, чем Лариса из "Бесприданницы", она не такая обреченная жертва…

Итак, принцесса выжила, вышла из построенной ей самой башни. Стала красивой, красота все вокруг себя упорядочивает, но вопрос, кто выдерживает красоту. А он выдерживал, он восхищенно на нее смотрел. И от таких взглядов у женщин идут мурашки в любом возрасте — не надо быть мымрой, можно сейчас, открывшись, тоже быть в безопасности, когда ты красива.

Просто гибкость не поможет

— А что могло поспособствовать поведению и виду неудачника у самого Анатолия Ефремовича?

— Я уже сказала — несколько поколений растили властные, сильные матери. Были установки подчинения, сломленная воля, матери все тащили на себе, и мальчик понимал, что нужно дать женщине быть первой. То есть быть сильным — значит, быть опасным, женщина не выдержит. Быть рядом с мужчиной, который силен, умен, успешен…

— Нужно быть гибкой.

— Это в любых отношениях. Нужно быть внутри очень уверенной в себе, ощущать внутреннюю силу. Гибкую такой мужчина завяжет в узел. А нужно ту, которая внутри себя к себе хорошо относится, не боится близости и достаточно бесстрашна. Людмила Прокофьевна не из таких.

— А ей самой реально снять броню?

— У меня есть профперекос — я встречаюсь с женщинами, которым нужна помощь, потому что "все сама, все одна, мужчины попадаются никакие". Многие в жизни справляются, происходит некий кризис — болезнь, возраст…

Есть не совсем хорошая, но правдивая пословица о том, что многие такие программы лечатся войной, болезнью и психотерапией — последний способ самый дешевый. Внутри нужно принять решение — я больше не могу, я слишком отравлена получаемой в жизни горечью. Но бывает, что броня закрывает тело настолько, что человек выгорает внутри.

— А каковы ресурсы выживания для таких людей, как главные герои "Служебного романа"? Они ведь мощные — ресурсы для трансформации.

— Они подошли друг к другу какими-то гранями, и случилась вот эта искра, которая каждому дала надежду. Внутри себя они могут опираться на такой синдром отложенной жизни — когда-то все станет иначе. Серые мышки почему-то надели серую одежду, но есть ресурс для накачивания других мышц. "Красотой не возьмешь, но возьмешь умом".

— Но если хочется красоты?

— Тогда надо серым мышкам понять, почему они не могут себе ее позволить, что за программы такие в них заложены.

Например, им в детстве говорили, что порядочная женщина "так не выглядит", умная, работает и глупостями не занимается. Вплоть до непристойных выражений в адрес девочки. То есть она обесценена в зарождавшейся женственности, красоте.

— А что за камень преткновения у неудачника Анатолия Ефремовича?

— Он не может себе никак позволить быть состоятельным.

Это тоже такая программа: сколько не старайся, ты хуже других. И такие люди действительно уверены, что они хуже других. Их единственный шанс: старайся, старайся, но сливки снять все равно не сможешь. Видимо, когда росли, им все время отбивали руки: это не для такого тупого, как ты.

— Это очень тяжело для ребенка — расти в таких условиях.

— Когда есть вот такой критик внешний — конечно, ребенок формирует разные защиты.

— Но ведь в этом нет любви, совсем нет любви.

— В этом нет любви. В этом есть подчинение, в этом подавление воли, и в этом нет любви.

— А как они смогли сохранить в себе искру, умение любить?

— В этом фильме все-таки показаны нам люди, в которых эти программы не настолько проявлены. Знаете, бывает мать, которая ругает, но любит, а бывает мать очень жесткая. По-видимому, там было и очень много любви, очень много поддержки.

И когда только появилась возможность открыть и выйти из этого, то случилось то, что нужно. Да, у них у обоих нет диагнозов, я бы так сказала. У них есть невротические вещи, но нет диагноза, нет пограничных расстройств, с которыми сам не справишься.

— Светлана, получается, любовь — это очень мощный ресурс?

— Да, она способствует исцелению. Одной из очень значимых частей терапии является так называемое ограниченное родительство, когда терапевт выступает в роли поддерживающего, помогающего, выращивающего человека, на которого можно опереться.

Беседовала Маргарита Кичерова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...