Журналист из Хабаровска Игорь Файман: на акции ходит не больше 5 тысяч

Сколько на самом деле хабаровчан участвует в акциях в поддержку губернатора Фургала и можно ли 16 лет расследовать преступление, рассказал председателю совета директоров "Правды.ру" Вадиму Горшенину журналист медиапроекта "Сделано в Хабаровске" Игорь Файман.

Кто участвует в протестах

— Игорь, сколько людей принимает участие в акциях в поддержку Фургала и насколько они затронули город?

— Людей на улицы выходит немало. Что касается численности, сказать сложно, потому что методики подсчета у меня нет. Мы сами работаем на улице, делаем съемку, чтобы в дальнейшем, когда все немного уляжется, спокойно взглянуть на то, что случилось. Наши съемки послужат основой для цикла специальных материалов "Мятежный регион". Первую часть (мы не думали, что все так сложится) сделали в мае, выложили на наш youtube-канал. Но там были другие акценты: противостояние местной партии власти ЛДПР с теми, кто неугоден.

Мы встречаем сообщения типа "по разным источникам, на улицы города вышли от до 5 до 35 тысяч". По каким источникам, где подтверждение? 5 тысяч еще более-менее, но 35 тысяч — это по штату Красной Армии на июнь 1941 года 4 дивизии. Представляете в Хабаровске 4 дивизии? А недавно были фейки, что на улицы вышло 80-100 тысяч. Так и думаешь: кому это на руку?

В понедельник вечером мы работали возле здания краевого правительства, а в субботу — возле Белого дома вместе с телеканалом "Дождь" и другими нашими изданиями. Народу действительно было немало. По нашим подсчетам, до 5 тысяч.

— Эти фейки распространяют не хабаровские издания, а те, которые приехали освещать события?

— Хабаровчане — народ спокойный, рассудительный. Здесь все друг друга знают. Говорить то, что не соответствует действительности, жители Хабаровска не будут. Идет фрагментация общества.

Сегодня информация — это оружие, она правит миром. Раньше люди читали книги, а сегодня смартфон.

Кто во что верит, кто на кого подписан, кто кому доверяет, тот того и слушает. Поэтому сложно здесь сказать.

— Игорь, что думают люди, которые не выходят на площади? Они выступающих поддерживают морально или считают, что это, мол, не наше дело?

— Сначала я хотел бы выразить уважение ко всем тем, кто выходит на улицу в знак протеста или в знак выражения своего мнения. Выходят не только те, кто является электоратом ныне арестованного губернатора Сергея Ивановича Фургала, выходят и тех, кто за него не голосовал. Выходят люди с разными флагами:

  • социалистической направленности,
  • с Че Геварой.

Все эти люди достойны глубочайшего уважения, потому что наконец-то собрались организованно. Причем для некоторой части протестной аудитории арест Сергея Ивановича Фургала — это повод.

Большая часть людей выражает свое отношение к аресту Сергея Ивановича, а другая часть выходит высказать недовольство государственной политикой на Дальнем Востоке.

Для многих живущих здесь Дальний Восток, к сожалению, превращается в место депопуляции, деинструализации из некогда активного яркого региона, каким он был совсем недавно, во времена Советского Союза. Сейчас в Хабаровском крае:

  • экономические показатели не самые лучшие,
  • молодежь уезжает,
  • предприятия закрываются.

Люди, которые выходят на улицу, тратят свое время, участвуют в митингах, они заслуживают всяческого уважения, потому что борются за свои права, за свой голос.

Вчера один таксист предпенсионного возраста говорит: "В наше время такого не было, мы все работали. Я на митинги не хожу, но вижу сегодня очень много молодых людей, которые подвержены желанию быстрых изменений, в том числе быстрых денег. Все хотят снять ролики, смонтировать, никто не хочет идти на завод. Уже давно вышли из моды слова:

  • слесарь,
  • токарь,
  • краснодеревщик.

А здесь, где активная движуха, всегда можно что-то получить". Про Фургала он говорит: "Надо, чтобы его судили здесь. Потому что вроде как преступления совершались на территории Дальнего Востока". Еще ничего не доказано, у нас в стране действует презумпция невиновности. Но такие разговоры ходят.

Есть другая категория людей. Когда в субботу проходил очередной митинг возле здания правительства, я вспомнил историю февральской буржуазно-демократической революции, когда часть народа в Питере бунтовала, а другая часть сидела в ресторанах, ходила в синематографы. Так же у нас: я снимал, как часть народа с лозунгами, а другая часть гуляет возле фонтана, детишки бегают, все тихо-мирно.

Без срока давности

— Если за Фургалом числятся преступления 16-летней давности, то, наверное, специальные службы должны были обнаружить это на стадии выдвижения в губернаторы?

— Такие претензии к Центру слышны. Но люди, которые по 40 лет отработали в следственных органах, а сейчас уже на пенсии, говорят, что бывало в практике не только мировой, но и российской, когда какое-нибудь дело, особенно тяжелое, связанное с организованной преступностью, расследовалось очень долго, даже не 15 лет. Наверное, вопросов к тем, кто ведет следствие, возникнет еще очень много.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовила Марина Севастьянова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...