Арест Сафронова заставил говорить о недоверии государству

Арест советника главы "Роскосмоса" Ивана Сафронова стал резонансным и вновь поднял тему доверия граждан правоохранительной системе России.

Журналистское сообщество потребовало разъяснений. В некоторых городах страны работники массмедиа и обычные граждане приняли участие в протестных пикетах. Вопросы есть, и их немало.

Предсказуемые ассоциации

7 июля 2020 года по делу о госизмене Лефортовский суд города Москвы арестовал советника главы "Роскосмоса" Ивана Сафронова. Пока на два месяца. В ФСБ считают, что бывший журналист "Коммерсанта" и "Ведомостей" был завербован чешской разведкой и передавал иноземцам некие секретные сведения.

После скандала с подбросом полицейскими наркотиков Ивану Голунову, который публиковал материалы своего журналистского расследования о кладбищенской мафии в столице, арест Ивана Сафронова вызвал предсказуемые ассоциации. Тогда Иван Голунов в своих материалах обратил внимание на связь бизнесменов со столичным управлением ФСБ.

Адвокат Ивана Сафронова уверен, что арест советника главы "Роскосмоса" связан с его прежней журналистской деятельностью. Возможно, он кому-то перешел дорогу, а банально подбросить наркотики — это уронить престиж спецслужбы. Может, он и шпион, но коллеги и знающие его люди в это категорически не верят.

Пикантность госизмены

В статье 275 УК РФ о государственной измене определяются формы совершения этого деяния:

  • выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;
  • либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации.

Пикантность формулировки про иную помощь иностранным разведкам при остром желании позволяет подогнать под статью все, что угодно. Перевел бабушку-шпионку через дорогу, стало быть, оказал "иную помощь". Получается, что так. И не отвертишься.

Если вдруг кто-либо, по мнению спецслужб, сболтнет лишнего, то он может и не знать, что выдал государственные секреты. Пространный перечень сведений, которые могут быть под грифом "секретно", определен в статье 5 закона "О государственной тайне". Указ президента "Об утверждении Перечня сведений, отнесенных к государственной тайне" дает более детальное представление о предмете.

Министерства и ведомства, опираясь на эти два документа, уже сами разрабатывают свои списки того, что требуется скрывать от вражьего глаза. Эти перечни сами засекречены, и гражданин может просто не знать, что пересказал кому-то содержание чего-то очень секретного.

Неудобная дуальность

Создавшаяся дуальность ситуации стала предметом дискуссии. Не зная деталей дела, невозможно судить о том, что же там "нарыли" следователи на Ивана Сафронова. О деталях пока не знает и адвокат подозреваемого. С некоторых граждан по этому делу уже взяты подписки о неразглашении.

С одной стороны, деятельность ФСБ предполагает закрытость, обусловленную характером выполняемых задач, с другой — уже было немало примеров нечистоплотности некоторых сотрудников спецслужбы, которые решали свои меркантильные проблемы, пользуясь занимаемыми должностями:

  • крышевали компании;
  • участвовали в разбое;
  • закрывали глаза на нарушения в банковской сфере;
  • попадались на взятках;
  • участвовали в мошеннических схемах.

Скандал с бойцами спецподразделений "Альфа" и "Вымпел", элитой русского спецназа, заставил даже некоторых ветеранов крепко высказаться в адрес проштрафившихся и большого начальства.

Пока одни силовики рискуют своими жизнями, утрачивают здоровье или вовсе погибают, другие изумляют общество своей предприимчивостью. Наверно не меньше полугода новости о финансовом благополучии легендарного полковника Захарченко поражали граждан размахом графа Монте-Кристо.

Адвокат спешит на помощь

После ареста своего подзащитного 7 июля 2020 года адвокат Иван Павлов рассказал, что за Иваном Сафроновым очень долго следили:

"Дело было возбуждено шестого числа, то есть вчера. Но в нем уже семь томов, прошитых и пронумерованных, с корками. Такое редко бывает даже спустя годы предварительного следствия… Никаких доказательств обоснованности подозрений представлено не было".

Защитник обратил внимание общественности, что заключения специалистов по делу Ивана Сафронова были подготовлены Министерством обороны России и Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству:

"Такие заключения делаются буквально на коленке в рамках оперативно-розыскных мероприятий и фактически они представляют из себя мнение того, кто их делает. К экспертизе, которую эксперт делает в рамках уголовного дела, будучи предупрежденными об уголовной ответственности, это не имеет отношения".

Иными словами, решил такой специалист, что Иван Сафронов намерено перевел через дорогу бабушку-шпионку, чем нанес вред государству, и написал об этом в своем заключении. Адвокат арестованного считает, что главная задача ФСБ — доказать отсутствие связи журналисткой деятельности Ивана Сафронова с обвинением в государственной измене.

Мало для кого является тайной, что при трудоустройстве на государственную службу или в госкорпорации граждане проходят проверку, в том числе и в ФСБ, а где-то и в ФСО.

Если Иван Сафронов был принят на должность советника главы "Роскосмоса", то, видимо, к нему претензий не было, даже несмотря на увесистое досье ФСБ, о котором рассказал его адвокат. Это обстоятельство также легло в копилку неудобных вопросов.

Волны резонанса

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков предлагает не драматизировать:

"Давайте не путать общественный резонанс с резонансом в СМИ… Это несколько десятков публикаций, несколько десятков мнений, которые не нужно называть общественным резонансом".

В советское время, когда основные физические явления знал даже троечник, разрушительные последствия резонанса представлялись вполне адекватно. Арест гражданина, обвинения которому предъявлены за период его работы в журналистике, еще одно звено в тянущейся протестной цепочке.

Представители массмедиа, включая и Союз журналистов России, стали требовать ясности в деле Ивана Сафронова. Если бывший журналист и правда шпион, то на фоне падения репутации правоохранителей обществу просто необходимо понимание происходящего. Если же дело Ивана Сафронова — новая форма давления на граждан и завуалированная расправа над неугодными журналистами, то тем более стоит обратить на это внимание.

Каждый резонансный перформанс властей может привести к необратимым последствиям — вполне осмысленным, но беспощадным для государственности. Копилка недоверия постепенно пополняется, а это куда опаснее, чем мороженое "Радуга" и цветик-семицветик.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...