"Утечка мозгов" как бесплатный экспорт интеллекта

На протяжении многих лет проблема интеллектуальной эмиграции из нашей страны живо обсуждается на разных уровнях власти, в бизнес-сообществе и СМИ. Как выразился один наш политик, Россия экспортирует не только нефть и газ, но также интеллект, причём последний — на безвозмездной основе. Какие-то меры принимаются, но они, видимо, недостаточны, раз бегство высококвалифицированных кадров в развитые страны держится на высоком уровне. Между тем, будущее российской экономики в немалой мере зависит от решения этой проблемы, и отдельные успешные примеры дают повод для осторожного оптимизма.

Согласно исследованиям РАНХиГС, ежегодно в развитые страны — Германию, США, Израиль и другие — эмигрируют около 100 тысяч человек, среди которых высока доля имеющих высшее образование. Треть опрошенных едут на учебу в магистратуру или аспирантуру, а четверть — с так называемой "Голубой картой" для квалифицированных специалистов. Среди главных побудительных факторов называлось ухудшение экономической ситуации после 2014 года и связанные с ним явления: трудности на рынке труда, снижение зарплат и сокращение возможностей для карьерного развития.

Если верить докладу Всемирного банка "Миграция и утечка мозгов в Европе и Центральной Азии", на 2017 год страну покинули для работы за рубежом 10,6 миллиона граждан России. И чуть ли не 70% из них с высшим образованием. Правда, приехавших за это время было не меньше и чисто количественно баланс миграционных потоков для России выглядит благополучно, но ведь это главным образом низкоквалифицированные рабочие из центральноазиатских республик.

Пищу для размышлений даёт и опрос, проведенный среди 24 тысяч респондентов Boston Consulting Group. В ходе него о своём желании уехать на работу за рубеж заявили:

  • 65% представителей "цифровых" специальностей,
  • 50% российских ученых,
  • 52% топ-менеджеров,
  • 49% инженерных специальностей 
  • и 46% врачей.

К тому же о счастье в краю чужом грезят в основном молодежь или зрелые люди, которые имеют все данные для карьерного роста. Среди выезжающих можно выделить и креативную молодёжь от 18 до 35 лет — художников, дизайнеров, фотографов, музыкантов, сценаристов или стилистов, которые не смогли реализовать свои амбиции и таланты в российских условиях.

Запретить нельзя поощрить

В интервью ТАСС президент Владимир Путин заметил, что есть два пути борьбы с "утечкой мозгов": либо "закрывать" страну по опыту СССР, либо создавать достойные условия для труда и хорошо платить.

Нельзя сказать, что попыток продвижения по второму пути не предпринималось:

  • была принята программа мегагрантов для привлечения в страну ученых с именем,
  • максимально упрощено получение российского гражданства для высококвалифицированных иностранных специалистов,
  • созданы инновационный центр "Сколково" и многочисленные технопарки в различных регионах страны.

Тем не менее глава государства не исключил вариант с принудительным ограничением интеллектуальной эмиграции, например, в сфере здравоохранения. Было бы справедливо, если бы выпускники, обучающиеся по целевым программам, работали по контракту с государством или возвращали бы деньги в бюджет, считает президент.

Важно только не увлечься запретительными мерами, поддавшись соблазну выставить искусственный заслон на пути эмигрантов. По мнению экспертов, продуктивность высококвалифицированных работников во многом зависит от трудовой среды и других привходящих обстоятельств. Ограничение миграции сверху снижает желание людей накапливать человеческий капитал. Взять такой базовый вопрос как оплата труда: разница в ней у врача и водителя в России составляет всего 20%, тогда как в Германии — 174%, а в США — 261%. Есть много других аргументов:

  • на Западе легче найти инвесторов для бизнес-проектов,
  • там прозрачное законодательство,
  • низкий уровень коррупции,
  • есть доступ к передовым технологиям,
  • стабильная политическая система,
  • университеты с мировым именем
  • и более высокое качество жизни в целом.

Но для подающих надежды специалистов главное, видимо, это возможность реализации своих талантов.

Новые русские с творческими амбициями

В принципе, как показывают исследования американского института общественного мнения Gallup, для поколения специалистов в возрасте от 30 до 40 лет доход не входит даже в первую пятерку мотивирующих факторов. Их манят больше такие немеркантильные интересы, как самореализация, персональный рост, творчество и обучение. Вдобавок они легки на подъём: 60 % готовы легко расстаться со своим работодателем, если на горизонте появится новый увлекательный проект.

Отдельные образовательные эксперименты, бизнес-проекты и стартапы в России всё же добиваются большого успеха, они способны соперничать на равных и даже побеждать своих конкурентов из развитых стран.

С осени прошлого года в СПбГУ работает факультет математики и компьютерных наук, открытый в партнерстве с компаниями "Яндекс", JetBrains и "Газпромнефть". Большой бум вызвала его программа "Современное программирование" благодаря многим новаторским идеям и практикам.

Так, камерный принцип набора в группы позволяет уделять много времени каждому студенту. Больше половины курсов ведут практики — действующие сотрудники JetBrains и "Яндекса". Каждый студент готовит проект со своим ментором, а в совете программы заняты профессиональные разработчики, в том числе из Google и Facebook.

Сервис петербургской IT-компании Sarafan Technology работает в 10 странах, а численность его аудитории достигает 80 млн человек в месяц. Разработанный компанией код способен в фото- и видео-контенте медиа-сайтов распознавать одежду и предметы интерьера, а затем предлагает купить такой товар в партнерских интернет-магазинах. Sarafan Technology располагает штаб-квартирой в Нью-Йорке и активно продвигает свой продукт в США, так как там самый крупный рынок в индустрии. Но R&D-отдел (отдел НИОКР) предпочитают держать в Северной столице — здесь хороших специалистов можно найти быстрее и при меньших издержках. В США программист может получать в среднем 130-150 тысяч долларов в год до вычета налогов, а в Петербурге специалист такого же уровня получает от 960 тысяч до 1 млн 800 тысяч рублей в год. По мнению основателя компании Андрея Корхова, российские компании, работающие на западные рынки, обеспечивают занятость отечественным специалистам, противодействуя тем самым утечке кадров за рубеж. Сверх того они платят здесь налоги, а созданная интеллектуальная собственность остается в России.

Немало IT-компаний из города-миллионника Перми также может похвастаться успешным выходом на международный рынок. Здесь была создана платежная система Xsolla, расчитанная на разработчиков игр. На рынок США приходится четверть выручки компании. Её офисы распологаются не только в Перми, но еще в Лос-Анджелесе и Сеуле. В компании работают лучшие программисты из Перми, ни в чем не уступающие иностранным. Хотя зарплаты у них меньше, но пермский офис может поспорить по масштабам рабочего пространства и комфорту с Google или "Яндекс".

Или взять пермскую компанию Promobot, чья история успеха может вдохновить на совершение подвига глобальной экспансии многих других. Начав с кустарной сборки роботов в гараже с протекающей крышей, Promobot вышел на серийное производство нескольких версий роботов и заключил контракт с американской компанией Intellitronix на поставку 2,8 тысяч роботов — в денежном выражении это 56,7 млн долларов.

"Циркуляция мозгов" может быть во благо

Несмотря на значительный поток интеллектуальной эмиграции, есть надежда не только остановить его, но и, возможно, повернуть вспять. То же исследование РАНХиГС свидетельствует, что большинство выехавших сохраняет российское гражданство и не закрывают для себя возможности возвращения на Родину. А 15% опрошенных подтвердили, что изучают рынок труда в России и готовы вернуться при получении интересного предложения.

Реалии жизни за рубежом не всегда оправдывают чаяния наших сотечественников: не таким уж прекрасным Эльдорадо оказывается та же "Кремниева долина" при взгляде изнутри. Калифорнийский климат, творческая атмосфера и концентрация венчурного капитала не всегда могут перевесить очень дорогую жизнь, лицемерие и жадность многих представителей бизнеса, разочарование от окружающего высокомерия и постоянный стресс. Бывает и так, что уехавшие ранее россияне порой возвращаются, скажем, из-за ухудшения материальных условий или карьерных перспектив, не сработавших бизнес-моделей и т. д.

Лучше, конечно, чтобы процесс возвращения был не стихийным, а вполне ожидаемым и запрограммированным. Со стороны России нужна планомерная работа по оказанию поддержки тем, кто готов вернуться и применить свои знания и опыт для развития интересных инновационных проектов на Родине. Обмен знаниями и технологиями, приобретение нового опыта — всё то, что называют "циркуляцией мозгов", при умелом подходе можно обернуть себе во благо.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...