Директор Центра геополитики рассказала о вреде дистанционного обучения

Директор Центра геополитики ИФПИ Московского гуманитарного университета Ольга Четверикова в беседе с главным редактором "Правды.Ру" пояснила, почему Сбербанк, по ее мнению, заинтересован в дистанционном образовании и про кульбиты мастеров цифровизации.

Ученый об опасности дистанционного обучения и QR-кодов

Читайте начало интервью:

Страхи перед удаленкой

— Дистанционное обучение очень удобно потому, что оно снимает необходимость традиционной школы с ее очень хорошо продуманной, глубокой программой, с учебниками, с традиционной методикой, которая только и может обеспечить развитие детей. Самое главное — личным контактом, потому что никакое образование невозможно без личного участия. Это все заменяется примитивной, дешевой цифровой платформой, на которой все дети превращаются в некий элемент этой системы.

Цифровая школа предполагает далеко идущие планы, в частности, переход на цифровую траекторию обучения, в соответствии с которой каждому ребенку система будет выдавать ту программу, которую она считает нужной, подстраиваясь под его способности. Задача состоит не в том, чтобы дать каждому ребенку, всем нашим детям высокий уровень образования, как это было в советское время.

Они будут специализироваться на кастовой системе, в соответствии с которой для каждого ребенка будут определять, куда его направлять. Все это в программах прописано.

Почему Сбербанк заинтересован в дистанционном образовании

Для правящей верхушки это очень удобный, дешевый, обладающий низкими издержками проект, который позволяет им подготовить нужную им массу работников для определенного круга заказчиков. Заказчиками выступают крупные IT-компании, в том числе российские, поскольку у нас Сбербанк превращается в такую IT-компанию.

Именно Сбербанку поручено курирование так называемой образовательной сферы. Не случайно, когда началась вся эта история с коронавирусом, как ее называет Минздрав, то именно Грефа ввели в координационный совет по обеспечению развития образования.

При чем здесь Греф? При том, что не нужна физика. Он высказывался, кстати, по поводу своего отношения, что экзамены вообще не нужны. Они их расстраивают, огорчают, нервируют. Им не нужна сфера образования. Она для них опасна, потому что, Греф неоднократно говорил, если люди будут образованными, ими невозможно будет манипулировать. Хорошо, что он ничего не скрывает.

Он открыто излагает свои планы, свои идеи, поэтому, естественно, он все это реализует.

Он делает все, чтобы гарантировано ликвидировать образование таким образом, чтобы мы не имели возможность формировать людей думающих, не могли формировать личности, чтобы мы формировали биороботов, людей с крайне примитивными навыками, которыми очень легко управлять.

Для себя, для избранных, для касты управленцев они оставляют совсем другое образование — качественное, традиционное, классическое. Это контраст, который просто вопиет. Все это открыто, все эти манифесты уже опубликованы. Это не какое-то предположение, они все время нам внушают, что это неизбежно. Я надеюсь, люди должны окончательно проснуться и принять тот вызов, который они нам бросили.

— Вы говорите о крупных корпорациях, о Грефе, но Греф на данный момент не занимает никакой пост. Он глава Сбербанка, а не возглавляет Министерство образования, не входит в правительство.

— Правильно, но Сбербанк уже не является просто банком. В 2016-м году Греф заявил, что мы превращаемся в экосистему, в IT-компанию. В 2017-м году он в Лондоне перед своими инвесторами представил стратегию превращения Сбера в IT-компанию, экосистему. Сегодня в рамках Сбера существуют уже тридцать компаний, и Сбербанк занимается всем:

  • здравоохранением — дистанционная медицина,
  • образованием — университеты и школы.

Именно Грефу поручена реализация индивидуального цифрового обучения в нескольких регионах и множество других сфер, в которых Сбер начинает играть определяющую роль.

Не случайно туда переходят бывшие фигуры из правительства. В частности, Ракова, которая была в Министерстве просвещения.

Сбербанк — это совсем другая структура. На цифровой платформе Сбера собираются представители правительства, чтобы создавать цифровую платформу государственного управления. В реальности Сбер превращается в госкорпорацию, в IT-корпорацию, на базе которой, думаю, будет переводиться уже не только сфера государственно управления, но и все другие сферы.

— Может дистанционное обучение одна из форм комбинированного образования?

— Эти технологии ничего не дают для школьного образования. Они показали, что идет профанация. Любой педагог, любой детский психолог вам объяснит на пальцах, почему дистанционное образование ведет к поражению детской психики, вызывает неврозы, неспособность сосредоточиться, ведет к атрофии определенных участков мозга, бьет по ключевым центрам, которые отвечают за память, за умение сосредоточиться, за умение мыслить, анализировать.

На Западе, в частности, во Франции вышло с десяток книг французских нейропсихологов, которые объясняют, что это такое. Там уже давным-давно бьют тревогу и отказываются от электронной школы, потому что она показала сильнейший процесс дебилизации детей. О том же пишут немецкие ученые, в частности Мартин Шпитцер. Его книга нашумела так, что ее вынужден был даже процитировать Курпатов — глава нейролаборатории Сбера, который проводит цифровизацию.

Курпатов заговорил, что, оказывается, Манфред Шпитцер пишет о том, что цифровое обучение ведет к цифровому слабоумию.

Попытался сыграть на перевес: не можешь остановить процесс, возглавь его. Курпатов решил это дело возглавить и делает вывод: нужна цифровая гигиена.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...