Автор "Волкодава": о жизни, человечности и связи фэнтези с историей

Писатель-фантаст из Петербурга Мария Семенова отвечает на вопросы обозревателя "Правды.Ру" Любови Степушовой, как наши предки переживали тяжелые времена, что есть отчаяние, каким нормам поведения стоит подражать.

— По вашим работам сняты фильмы и сериал. Кто-то из писателей хотя бы примерно описывал то, что происходит сейчас?

— Меня хоть и называют часто фантастом, я, скорее, стараюсь показать те исторические корни, из которых растет любое будущее. К фэнтези я обратилась потому, что этот жанр позволяет лично мне более полно показать менталитет наших предков.

Этот менталитет таков, что в нем мы можем найти очень серьезную опору и вырастить на этом очень неплохое будущее.

Мне прислали недавно ссылку на один ролик очередного интернет-мудреца. И когда он дошел до фразы "все сидят по домам перепуганные", мне стало неинтересно слушать его дальше. Товарищ немножечко забыл, с каким народом он разговаривает.

По моим историческим наблюдениям, нас, россиян — я не только про русских говорю, а про всех живущих в России. Наша история и менталитет, порожденный этой историей, а может, и наоборот, он таков, что до паники, до перепуганного состояния нас довести, пожалуй, труднее, чем большинство наций мира. Уж каких только бед с нами ни приключалось. И черная смерть, которая, кстати, в России далеко не так свирепствовала, как в Западной Европе! У меня нет ни малейших сомнений, если взглянуть на наши исторические корни, что Россия выйдет из нынешней ситуации очень достойно, именно благодаря своей внутренней силе. Отделается гораздо легче, чем большинство охваченных пандемией стран и пойдет вперед. Только отряхнется, почувствует себя еще крепче и пойдет. Вот такие испытания, как нынешнее, позволяют отряхнуть некоторую шелуху, заново себя почувствовать людьми, стоящими на ногах, и двигаться дальше.

О коронавирусе и страхе

— Как вы считаете, этот вирус рукотворный или его природа создала?

— Честно говоря, я — не конспиролог. По большому счету, для нас с вами, простых смертных, это значения не имеет. Пускай разбираются спецслужбы и ученые. У нас же без конца какой-то гонконгский грипп. Сколько живу, столько слышу, есть какой-то, видимо, рассадник биологического разнообразия.

Если человечество само себе какую-нибудь погибель не устроит, то прилетит астероид или еще что-нибудь такое или супервулкан заработает. Главное, как мы это встретим.

— Вам лично страшно?

— Мы избрали правительство, которое решило, что ситуация такова, что лучше в стране устроить самоизоляцию. Избрали правительство — так надо его слушаться. Давайте посидим в самоизоляции. Ситуация мне напоминает такую легкую тренировочку перед действительно чем-то жутким, что природа или мы сами можем себе подкинуть, потому что если посмотреть беспристрастно, этот пресловутый коронавирус не намного страшнее самого обычного гриппа ХХ века. Если поднять статистику, как при прежних эпидемиях, так и сейчас кто больше всего умирает? Люди с сопутствующими заболеваниями, ослабленные возрастом или какими-то обстоятельствами. Может быть, сейчас случилось страшное, а возможно, мы к очередному витку пандемий, которых уже не один десяток человечество перенесло, отнеслись более ответственно.

О жизни, выживании и человечности

— Ваш роман "Волкодав" начинается с того, что у главного героя истреблен род.

— Человек, потерявший все, в том числе, смысл жизни.

— Эта же история описывается в библейской притче о бедном Иове, когда человек потерял все. С вашей точки зрения, что же все-таки надо делать в такой ситуации?

— Меня очень часто называют автором романа "Волкодав", автором романа "Валькирии", которые я тридцать лет назад написала. В общем-то, работать я с тех пор не прекратила. Сейчас я пишу достаточно длинный роман "Братья", в котором все действие начинается через семь лет после того, как бабахнула комета в архаический мир. Люди поставлены в условия многолетней зимы, где они живут и свои дела решают. В общем, ситуация, более имеющая отношение к нашим нынешним баранам, чем "Волкодав", где несчастье индивидуальной судьбы. Здесь все человечество получило этой кометой. Уже выросло поколение, которое солнце-то никогда не видело.

И я в этой книге стараюсь показать, что люди не заняты пресловутым выживанием. Они живут. Они приспособились. Нельзя сажать огород — так мы устроим рыбные с водорослями пруды.

— Я даже по себе заметила, что очень быстро человек привыкает и начинает жить жизнью, которая еще два дня назад казалась ему невозможной. Но она есть, и он живет и находит в чем-то радость.

— Если посмотреть на действительно какие-то серьезные несчастья. Нас без конца пугают астероидом, который, не дай бог, прилетит. Была революция, гражданская война, Великая Отечественная. На этом фоне какие-то сопли разводить просто смешно и недостойно.

— Вы какую-то божественную волю видите во всем, что происходит?

— В общем, это не имеет значения, то ли это какие-то природные обстоятельства, то ли действительно высшие существа решили нас немножко фейсом об тейбл, чтобы не зазнавались. Главное, как мы в этой ситуации собой, своей жизнью и своей планетой будем распоряжаться.

— Какие качества своих героев вы считаете самыми позитивными, которые позволяют им, как вы говорите, достойно жить в любой ситуации?

— Это способность в любой ситуации быть людьми. У моих знакомых в Москве во время ажиотажа с гречкой и туалетной бумагой у ребенка-инвалида в магазине вырвали из рук какую-то покупку, отпихнули от полки с туалетной бумагой. Хочется этих людей встряхнуть за шиворот и спросить: "Ребята, а что же с вами будет, если действительно что-то случится?"

На примере своих персонажей я стараюсь показывать различное поведение людей в каких-то более или менее экстремальных ситуациях. Читатель пусть выбирает, с кем его симпатии и на кого он хотел бы похожим.

— Наше поколение не видит в этом страшного. У нас есть жизненный опыт. Но наше молодое поколение, как вы считаете, тоже не боится? Нет у них паники?

— Я бы слово паника вообще употребляла пореже. Лично я нигде никакой паники за все это время не видела. Про другие города сказать ничего не могу. У нас в Питере никакой паники не было точно, что бы там в Интернете по этому поводу ни писали. Я очень люблю говорить, что еще во времена государства Урарту молодежь была ужасной и мир катился неизвестно куда. Это на глиняных табличках написано, которые ученые расшифровали. А молодое поколение на то и молодое, чтобы адаптироваться гораздо легче ко всем тем новшествам, которые жизнь им предлагает.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Коронавирус как оружие: фантасты смотрят в будущее