Танец Победы на батуте: Кто не скачет – русофоб!

В Сети поднялась вторая волна обсуждения видео 2019 года с танцующими девушками на батутах в форме красноармейцев под песню "День Победы".

Танец Победы на батутах

Кто-то негодует, кто-то не видит ничего предосудительного в танце, кто-то оценивает ролик как очередную банальную дурь. К сожалению, подобное карнавальное прочтение памяти о чудовищной войне и людском горе вполне закономерно и гармонично укладывается в систему координат современной государственной идеологии.

Откуда батуты растут

Вдумчивый танцевальный номер, сопровождаемый активными телодвижениями с намеком на патриотическое начало, включая и этюды с оружием, трогает своей сокрушительной смысловой психоделикой.

Девушки явно искренне старались и как чувствовали, так и донесли до своего зрителя свои внутренние ощущения духа Дня Победы. Спасибо, что еще пощадили песню "Вставай, страна огромная!" и не визуализировали ее в батутных па.

Можно, конечно, поддаться модному тренду — включиться в массовую забаву и требовать наказания, а затем и покаяния от девушек в пилотках. На мой взгляд, стоит обратить внимание на источник вдохновения и поиска новых форм внешнего проявления патриотизма, который принято называть квасным.

Наступить на незаживающую рану

Мотивация общественного мнения к следованию в требуемом идеологическом фарватере — безусловный фактор успеха в реализации любых глобальных стратегических планов. Для этого нужна некая объединяющая сверхидея, которая бы являлась сакральной для подавляющего большинства граждан, если не страны в целом.

Самое важное, чтобы эта самая сверхидея одновременно являлась бы оправданием всему на свете, включая некомпетентность, бездарность и алчность некоторых представителей власти, определенных политических групп или конкретных граждан, которых называют элитой.

Важна и возможность играть на самых чувствительных струнах всего общества, чтобы сами граждане перенаправляли свое негодование на других своих соотечественников, критикующих огрехи властей.

Тема общего пережитого страной горя в Великую Отечественную войну, как бы цинично это ни звучало, для таких целей подходит идеально. Наступить на незаживающую рану не самый честный прием, но, как показывает история, в политике любые средства оказываются приемлемыми.

Эксплуатация трагедии и славы

Помнить героев и жертв той лютой войны, переосмысливать глубину трагедии и сопереживать — нормальное состояние для любого адекватного человека. Но вот приписывать ныне здравствующим потомкам победителей славу красноармейцев, наверно, все-таки некорректно и несправедливо.

В моем детстве как о победителях говорили исключительно о непосредственных участниках Великой Отечественной войны и тружениках тыла. Если и упоминался народ-победитель, то исключительно советский, именно поколения, обожженные войной.

Сейчас же уже практически сформировалась парадигма, что и ныне живущие граждане России — народ-победитель. Идея настолько активно продвигается в масс-медиа, что появилась реальная перспектива записать этот тезис в преамбулу Конституции Российской Федерации.

Редактирование сознания

В существующей смысловой конструкции о народе-победителе предпочтение отдается ощущению победы и радости, а не тяжелому труду, страху, утратам и непроходящей боли. Об этом емко высказался писатель-фронтовик Даниил Гранин в своем романе "Мой лейтенант":

"Даже научившись воевать к концу войны, мы продолжали бессчетно транжирить своих. Хорошо воюет тот, кто воюет малой кровью… Командующих оценивали не по убитым. Интересно, как выглядели бы репутации некоторых прославленных маршалов, когда им зачли бы убитых".

"Снимали войну для какого-то фильма, актеры в новеньких гимнастерках, новеньких касках играли нас, нашу оборону, нашу стойкость, наши ранения, наши смерти. Нам бы такие траншеи".

К сожалению, созданная карнавальная эстетика публичных мероприятий с так называемыми историческими реконструкциями говорит именно о подмене смыслов. Надел форму времен Великой Отечественной и уже сам вроде бы герой.

Обобщенный и нерасшифрованный термин "народ-победитель", безусловно, мотивирует, как и лозунги в массовом шоу по теме личностного роста или на мероприятиях по тимбилдингу. Сама же формальная констатация, на мой взгляд, несет в себе серьезную опасность для общества и выглядит как индульгенция на безответственность, на ура-патриотическое безделье и параллельно запускает агрессивный тренд.

Победитель по паспорту

Осознав, что гражданин страны по определению является победителем, даже не встав с дивана, он просто сложит ручки и будет ждать репараций и контрибуций от вымышленных побежденных. Он же уже победитель, и ему ничего не надо делать, а только повторять предложенный тезис как футбольную кричалку. Любые же неудачи можно автоматически оправдать происками врагов и завистников.

Неустроенность села и малых городов России, выживание малого бизнеса в стране, фактический провал реформы системы здравоохранения, проблемы в космической отрасли и болдинская осень отечественной коррупции — все это, оказывается, из-за той войны с немцами, которая завершилась 75 лет тому назад. Правда, еще говорят, что и древляне приложили руку к нынешним трудностям наряду с другими русофобами, иностранными агентами и международным закулисьем.

Укрепить в сознании граждан посыл об уже совершенной победе над кем-либо или над чем-либо, это все равно что лишить человека стимула к созидательной деятельности. Это как внушить с помощью ангажированного волшебного зеркальца, что человек самый красивый, самый умный только на том основании, что он — гражданин России.

Вечная война

На мой взгляд, авторы идеологической парадигмы о народе-победителе должны ответить себе и своим соотечественникам на простые вопросы:

  • С кем сейчас воюют нынешние поколения народа-победителя и воюют ли?
  • Сколько еще народу-победителю предстоит воевать и нести потери? На войне же без потерь не бывает.
  • Трактовать ли гибель Российской империи в существующей системе патриотических координат как одно из достижений народа-победителя?
  • Вписывается ли в идеологический образ народа-победителя чудовищная по жестокости, по людским потерям и утратам территорий постреволюционная гражданская война?
  • Является ли эпоха политических репрессий ХХ века и уничтожение "классово чуждых элементов" успехом народа-победителя?
  • Гибель СССР в контексте утраты территорий и гуманитарных последствий тоже согласуется с предложенным духоподъемным тезисом?

Кто не скачет — русофоб!

Не припомню, чтобы в советское время накануне 9 Мая и в обычные дни на граждан обрушивался шквал неадекватного креатива, который можно наблюдать сейчас в канун юбилея Победы. Незаметно ушло в прошлое сочетание уровня общенационального масштаба с камерностью мемориальных мероприятий, пронимавших каждого гражданина страны до глубины души.

Юбилейный год подстегнул номенклатурную активность подвязывать к 75-летию Победы любые мероприятия — от конкурса татуировок до Рождества Христова с колядками. И конечно же, наполнять отчеты о проделанной работе фундаментальным смыслом и причастностью к идеологическому тренду.

Разделение на своих и чужих уже действует безотказно. К примеру, кто вдруг не вдохновится в XXI веке вводом в строй плотов для полоскания белья с логотипом 75-летия Победы — тот враг. Своего рода адаптация майданной кричалки: "Кто не скачет — русофоб!"

Коррекция будущего

Очень хочется надеяться, что когда-нибудь на основе непарадных воспоминаний фронтовиков, рассекреченных архивных документов и адекватных исторических оценок появится реальная картина военного лихолетья.

Осмысление Великой Отечественной, на мой взгляд, необходимо, чтобы понять чувства человека на войне и разглядеть диссонанс парадного флера с окопной реальностью. Чтобы на основе выводов из прошлого скорректировать будущее.

Не будет и лишним для нынешней молодежи погрузиться в жесткие произведения писателей-фронтовиков. Чтобы уяснить на всю оставшуюся жизнь, что война, кровь, трупы людей, покалеченные солдаты и мирные жители, руины городов и торчащие печные трубы сожженных деревень — это совсем не весело и не повод скакать на батуте.