Виталий Третьяков: "Я не обвиняю СМИ во флюгерстве, но..."

В последнее время в Армении сильно активизировались антироссийские силы, пошли безудержные нападки на приверженцев развития наших дружественных отношений. Для этого активно использовались всевозможные средства массовой информации. Значительно увеличилось число СМИ, не желающих добра российско-армянским отношениям.

Третье заседание Российско-Армянского "Лазаревского клуба" в конце прошлого года формально было посвящено как раз СМИ, но там было поднято много важных вопросов, которые касались не только двусторонних взаимоотношений.

Много важных и интересных вопросов поднял в своем выступлении известный журналист и политолог, декан Высшей школы телевидения МГУ им. М. В. Ломоносова, генеральный директор, главный редактор "Независимой издательской группы "НИГ", главный редактор журнала "Политический класс", генеральный директор Фонда содействия развитию образования в области журналистики "Медиалогия" Виталий Третьяков.

Предлагаем читателям его речь в некотором сокращении.

— Я рад вновь быть в очередной раз в Армении в Ереване и участвовать непосредственно в работе Лазаревского клуба. Организация молодая, но бойко начавшая действовать не без критики, которая возникла с разных сторон. Но нам не привыкать. Если тебя не критикуют, значит, тебя нет в этом мире, значит, ты ничего не делаешь.

Свобода и независимость СМИ

Насколько в реальности свободны и независимы те или иные средства массовой информации в той или иной стране — вопрос весьма дискуссионный.

Нет ни одного полностью свободного СМИ, начиная с общеполитических, занимающихся общественно-политической проблематикой, заканчивая:

  • медицинскими,
  • спортивными,
  • эстрадой,
  • музыкой,
  • гламурными средствами массовой информации.

В каждом из них в редакциях присутствуют определенные политические пристрастия. Другое дело, насколько сильно они в той или иной ситуации сказываются в публикациях, насколько эти пристрастия влияют на аудиторию, насколько влиятельна сама эта аудитория. Но я не видел ни одного исследования на сей счет среди российских специалистов по той самой журналистике.

СМИ и национальные интересы

Тема моего выступления — "Средства массовой информации и национальные интересы". Естественно, той или иной страны. Я хочу выделить два главных аспекта в этой теме. Они пересекаются, особенно в кризисные моменты.

Разное понимание национальных интересов внутри одной страны

Итак, первое. Представим себе, что все СМИ для простоты картины действительно исповедуют то или иное представление о политической картине мира, о политических интересах своей страны без каких-то внешних влияний. То есть нет коррумпированной прессы, нет заказных статей, как будто этого всего нет. Хотя это, конечно, есть. Но в чистом виде возьмем ситуацию.

И в чистом виде она выглядит так: разные люди, разные журналисты по-разному понимают национальные интересы своей собственной страны.

Это связано иногда не только с тем, что в текущей политической действительности называется оппозицией, провластными СМИ, но и с действительно реальным разным пониманием национальных интересов. Наша так называемая элита тоже колебалась. Специалисты-международники — одни и те же, которые активно выступают в средствах массовой информации, которые призывали в начале 90-х, в середине 90-х, даже в конце 90-х годов примкнуть, отдаться Соединенным Штатам Америки и получать максимальное удовольствие при этом, насколько это было бы возможно. Сейчас те же самые люди призывают примерно то же самое сделать по отношению к Китаю.

Я не обвиняю их во флюгерстве. Я исхожу из того, что эти люди не подкуплены, у них нет никакого задания, они просто так представляют национальные интересы России.

И в 90-е годы, и сейчас есть люди, которые искренне считают, что несмотря на то, чем занимаются Соединенные Штаты Америки всегда, повседневно и сегодня, применительно к России, все равно нужно им отдаться.

Если не США, то хотя бы Евросоюзу, НАТО — и получать удовольствие сначала в виде снятия санкций, потом, видимо, что-то еще должно последовать. Хотя это довольно сомнительная гипотеза. Но представим, что они искренне так думают. И как согласовать этот треугольник:

  • власть, которая должна принимать так или иначе какие-то решения, хотя бы в виде поощрения одних, критики других;
  • журналисты, представляющие одну трактовку национальных интересов России, например;
  • и журналисты, представляющие другую трактовку?

Что между собой они должны делать? Раз в неделю конференции проводить по уточнению позиций? Ругаться каждый день? Я не собираю сейчас ответы на эти вопросы. Я просто говорю о том, что эта проблема существует:

  • как реальная политическая проблема,
  • как этическая проблема,
  • как профессиональная проблема
  • и, наконец, как проблема взаимоотношений с любой властью, особенно когда меняются вообще те или иные средства массовой информации.

В России нет официально провозглашенной концепции национальных интересов.

В России (как я считаю несмотря на гигантский пиетет перед Владимиром Владимировичем Путиным, президентом России, связанный, естественно, с разными обстоятельствами, но в первую очередь с тем, что он сделал с конца 90-х, собрав Россию, вновь разваливающуюся тогда) нет официально провозглашенной концепции национальных интересов. Есть какие-то общие фразы, замечательные сами по себе для того, чтобы публиковать сборники афоризмов и банальностей. Но чего-то более внятного я не услышал.

Предполагаю, что и в Армении у разных групп журналистов по многим вопросам существуют (в том числе по вопросу взаимоотношений Армении с Россией) разные представления. Могут ли они в этих представлениях ориентироваться (не в смысле следовать) на то, что есть какая-то официальная трактовка национальных интересов, мне тоже неизвестно.

Как ни странно, я могу довольно ловко, не будучи американистом, сформулировать то, что я знаю о национальных интересах США, официально реализуемых в политике. А национальные интересы России, будучи гражданином России и неплохо ее зная, я не могу сформулировать. В смысле, я могу свою трактовку сформулировать, но не могу привести трактовку власти, чтобы согласиться с ней или отказаться от нее.

Властям России, на мой взгляд, точно нужно четче, конкретнее сформулировать соответствующие положения.

Объективно в России наблюдается разный подход к трактовке национальных интересов своей страны (без всяких заказных статей, текстов и видеосюжетов), в том числе во взаимоотношениях с другими странами. Безусловно, эта проблема существует. Решать ее силовым путем, путем давления можно, конечно, но все-таки неразумно. Мне кажется, здесь интеллектуальная победа власти (в данном случае в виде формулирования этих национальных интересов, в какой-то иерархии этих приоритетов) была бы наилучшим возможным вариантом. В России эта проблема точно не решена. Кстати, по отношению к стране под названием Армения в том числе.

Проблема двойной лояльности в СМИ

Второй аспект этой проблемы, очень значимый для России, — проблема двойной лояльности. В России живут и работают (в том числе в средствах массовой информации и в первую очередь в самых влиятельных московских СМИ) не только российские журналисты. Армяне, грузины, азербайджанцы, евреи, крымские татары и т. д. и т. п. В одной очень известной газете, которой на днях исполнилось 100 лет, с заместителем главного редактора произошел такой кульбит в силу как раз этой двойной лояльности.

Я уже не говорю о том, что внутри России есть пресса на языках народов России. Я не очень представляю, что они там пишут, но предполагаю, что они пишут не абсолютно то же самое, что на русском языке.

Проблема двойной лояльности не понимается и не осмысливается до сих пор в практическом руководстве журналистикой.

Какой ни бери центр, все равно существуют какие-то клубы по интересам, политическим или иным. Невозможно было не видеть, как грузинская диаспора в Москве, в связи с событиями в Грузии, актуализировалась, вышла в острую форму.

Разумеется, я был не на стороне тех моих грузинских друзей, которые утверждали до того и в этот момент, что Грузии нужно все прощать, такой добрый хороший народ, но так немножко похулиганили, может быть, даже правы. Дело сейчас не в трактовке причин, следствий, виновников той пятидневной войны, которую называют грузино-осетинской, а чаще все-таки — русско-грузинской или грузино-российской.

Сотни работающих в средствах массовой информации России грузин в этот момент должны были делать выбор в этом конфликте, в этой истории, в этих событиях:

  • за Россию или за Грузию,
  • за Москву или за Тбилиси.

Это реально существующая проблема, не учитываемая абсолютно ни нашей властью, ни нашими самодельными профессиональными организациями, типа Союза журналистов, и не отрефлексированная обществом.

Сейчас мы то же самое видим по отношению к русско-украинскому конфликту. Это еще более сильно проявляется на гигантском отрезке времени уже пять или шесть лет.

Кстати, нельзя не заметить, что московская артистическая элита, от богемного типа до такого серьезного, и примыкающая к ней журналистская проявляют последние пять-шесть лет минимальную лояльность в этой истории по отношению к России и максимальную (и даже всепрощенчество) по отношению к Киеву. Особенно этим отличаются выходцы из Одессы, Львова — из нашей советской Одессы и нашего советского Львова.

В данном случае я хочу обозначить только то, что журналисты не занимаются этими темами, не думают о них, не учитывают эти обстоятельства в своей обыденной профессиональной жизни и даже тогда, когда эти самые конфликты переходят в горячую стадию. Кого нужно выпускать в эфире федеральных телеканалов в данный момент — журналиста с русской фамилией, журналиста с грузинской фамилией или журналиста с осетинской фамилией или всех трех?

По армянской теме мы выпускаем в эфир, как правило, не журналиста, а Андраника Мовсесовича Миграняна, политолога номер один Армении, России и сопредельных государств. Но нельзя же Миграняном заткнуть все дыры во всех эфирах. Это реальная проблема.

Я предлагаю, несмотря на существование этой очень серьезной проблемы (не осмысленной до конца и практически не исследуемой, неудобоваримой, часто практически проявляющей себя) все-таки высказаться за то, чтобы между журналистами, артистами, художниками, кинематографистами и политиками Армении и России не возникало этой проблемы двойной лояльности, чтобы никогда наши страны не заставляли живущих в России армян думать, на чью сторону встать: на сторону России или на сторону Армении.

Проблема двойной лояльности для нас должна быть минимальна и никогда не обостряться.

К публикации подготовил Юрий Кондратьев