"Бездомный полк" ФСИН: почему не выполняются поручения министра

Жилищная комиссия ФСИН вместо обеспечения нормальным жильем решила отправить своих сотрудников в места не столь отдаленные. Сейчас проходит акция "Бездомный полк". Что происходит в этой силовой службе?


Сотрудники ФСИН сами попали под "уголовку"

Об этом председателю совета директоров медиахолдинга "Правда.Ру" Вадиму Горшенину в передаче "Жизнь как она есть" рассказала помощник начальника УФСИН России по г. Москве по соблюдению прав человека Анна Артеменко.

Читайте начало интервью:

ФСИН — против закона и своих сотрудников

— Анна, вы сказали, что жилищная комиссия ФСИН пытается завести на ряд сотрудников уголовные дела из-за того, что с этого года стала по-своему трактовать законодательство о льготах. Вы ходили на прием к министру юстиции. Там присутствовал также заместитель руководителя ФСИН Валерий Максименко.

— Да, все верно. Я была на приеме.

— Насколько обоснованно заведение таких уголовных дел? После этого приема вам пришли ответы, а ФСИН было дано указание обратить внимание и исправить эти недочеты. Что происходит после получения этих поручений министра юстиции?

— В моем присутствии министр дал поручения заместителю директора Максименко Валерию Александровичу, который курирует именно это направление деятельности — жилищное обеспечение. Он обещал выполнить поручения министра. Более того, Валерий Александрович после этого приема дал интервью "Московскому комсомольцу" 8 апреля. Он заявил на всю страну, что руководство ФСИН России было неправо, министр разъяснил действующее законодательство, и они ставят меня в очередь на учет.

Но, к сожалению, этого не произошло ни после этой статьи, ни после двух поручений министра, письменно направленных во ФСИН России. И не произошло этого даже после служебной проверки, которая была проведена минюстом России в отношении ФСИН в сентябре этого года по факту невыполнения этих двух поручений.

К сожалению, и до настоящего времени этого не случилось. Более того, как раз в этот период накануне моего приема у министра и уже после этого приема, когда была озвучена позиция министерства юстиции, уголовное преследование сотрудников не прекратилось. И такие прецеденты продолжаются.

Хотела бы обратить внимание, что минюстом России в ходе подготовки к проведению служебной проверки были запрошены позиции Министерства финансов, Федерального казначейства и других федеральных органов исполнительной власти, которые идут правоприменителями по 283 Федеральному закону "О соцгарантиях". Такие льготы вместе с нами также предоставляется в Федеральной таможенной службе и МЧС.

И все эти федеральные органы исполнительной власти на запросы минюста ответили, что программа "Молодая семья" и единовременная социальная выплата — это совершенно разные выплаты, не подменяющие, не исключающие одна другую. И в других ведомствах подобной практики, которая начала складываться во ФСИН России, просто нет.

— Получается, что совершенно незаконно ущемляются права рядовых силовиков, от которых на самом деле очень много зависит.

— Конечно. Потому что по Федеральному закону №283 "О социальных гарантиях" самый главный бонус — это именно право на получение единовременной социальной выплаты. Именно на это надеются сотрудники, которые самоотверженно терпят все тяготы и лишения службы, которые в этой системе есть как в никакой другой.

— Как вы думаете, почему в 2018 году вдруг так сильно изменилась позиция вашего ведомства? Что было причиной?

— Я этого не знаю и гадать, конечно же, не могу. Но если говорить о конкретной моей ситуации, то, конечно, очень сложно смириться с такой позицией, смириться с тем, что вопрос вышел уже на самый высокий уровень рассмотрения и тем не менее не находит никакого отклика.

Хотя еще до приема у министра юстиции, до того, как меня сняли с очереди, я была и на личном приеме у заместителя директора, и направлялись письма с развернутыми юридическими анализами от уполномоченного по правам человека в городе Москве Потяевой Татьяны Александровны, от депутата Государственной Думы Чернышова Бориса Александровича, от председателя президентского совета по развитию гражданского общества и правам человека Федотова Михаила Александровича.

— Анна, а вы тем временем родили третьего ребенка. Поздравляю!

— Спасибо.

— Вы стали многодетной семьей. Поздравили ли, поддержали ли вас руководители родного ведомства? От этого как-то поменялась ваша ситуация или нет? Ведь даже президент Российской Федерации много раз обращал внимание на помощь многодетным семьям. В каком состоянии сейчас ваша ситуация конкретно?

— Она абсолютно такая же, моя ситуация совершенно не изменилась. И когда мне пришлось заниматься отстаиванием своих прав, то это как раз пришлось на период моей беременности. Поэтому все знали и видели, что в нашей семье ожидается пополнение. Но это не было никаким смягчающим фактором абсолютно. Мы, добросовестно простояв в очереди пять лет, естественно, планировали свою жизнь с учетом того, что в ближайшее время сможем улучшить свой жилищный вопрос.

— Анна, мы с вами очень плодотворно сотрудничали, когда я работал в ОНК. В роликах про "Бездомный полк" я увидел, в каких условиях живут сотрудники ФСИН, и подумал, что это если и отличается от жизни заключенных, то только в худшую сторону. Вы задавались этим вопросом когда-нибудь?

— Конечно же, задавалась. Но, к сожалению, данный вопрос я прокомментировать не смогу. Хотелось бы, чтобы понимали и зрители, и наше руководство, которое будет, безусловно, смотреть: то, на что решились сотрудники, решилась и я, — это уже крайний шаг. Я в своем случае исчерпала просто все методы досудебного решения вопроса. Я поэтапно пыталась отстаивать свои права внутри ведомства и путем личных приемов, и путем обращений.

Но, к сожалению, ни мои, ни другие обращения услышаны не были. А противопоставлять себя системе сейчас крайне сложно. Но действительно просто пришло время именно сейчас для соблюдения прав сотрудников, потому что для соблюдения прав заключенных уже сделано очень много, созданы все инструменты гражданского контроля и прокурорский надзор очень действенно осуществляется.

В этом направлении ситуация действительно выправилась. Есть отдельные негативные случаи, но это просто человеческий фактор. Естественно, исключить эти моменты просто никогда и нигде невозможно. Что касается коммунально-бытовых условий, питания, вещевого обеспечения, медицинского обеспечения, обучения в школе, то все здесь поднято на совершенно новый уровень. Теперь пора задуматься именно о соблюдении прав сотрудников, потому что условия службы и специфика службы крайне тяжелые.

— Видимо, нужно создавать альтернативные ОНК, которые будут следить за соблюдением прав сотрудников.

— Да. Можно.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Юрий Кондратьев