Как и для чего нам язык надо почистить

Представители российско-армянского экспертного Лазаревского клуба на третьем заседании обсуждали вопросы о СМИ России и Армении, о русском языке, образовании и молодежи, возможности возрождения и развития русского мира.


Каринэ Геворгян: Армения и русская цивилизация

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказала политолог и востоковед Каринэ Геворгян.

Читайте начало интервью:

Армения поверила в антироссийские мифы

Почему Армения отходит от России

Какие технологии Армении нужны России

— Каринэ Александровна, раньше в науку и образование инвестировали приличные средства, сейчас — крохи. А еще появилась система ЕГЭ, школа уже не воспитывает, а оказывает услуги. Насколько опасно для великой русской цивилизации в целом, что грядет поколение потребителей? И что нас может спасти?

— А в детских садах уже лет восемь действует предписание, по которому заведующий детским садом не должен иметь высшего педагогического образования, а должен иметь высшее экономическое. Я сама была в шоке, когда это узнала. Но есть в русской цивилизации, как в той сказке про Крошечку-Хаврошечку, такое зерно внутри — это язык. Конечно, и его можно подпортить, но очень сложно.

Русский язык — один из сложнейших и развитых современных, обеспечивающих все сферы жизни, синтетических языков. Это падежи, склонения и т. д. Он очень сложный. Но мы-то рождаемся в этой среде и болтаем без ошибок или делаем ошибки, какие делают только носители языка: ударение не там поставим и т. д., — но не как иностранцы.

У нас есть способность не только анализировать (мы хуже анализируем), но лучше синтезируем. И поэтому в экстремальных обстоятельствах и вызовах нам свойственно находить нетривиальные решения. Это действительно многими замечено, и сами русские любят шутить на эти темы, анекдоты какие-то рассказывают про экстремальные обстоятельства.

И даже в Кремниевой долине существует шутка, что если есть какая-то кропотливая задача, то доверьте ее решение китайцам, если есть трудная задача доверьте ее решение индийцам, а если есть нерешаемая задача, позовите русских. И язык в этом действительно очень важен. Сейчас как-то хоть худо-бедно, но обсуждают это, даже Путин поднял этот вопрос.

Вдруг неожиданно и на этом совещании это прозвучало. Надо начать с языка, чуть-чуть почистить, а дальше пойдет уже легче. Это, конечно, особенно важно для образования и воспитания молодежи. За всем этим раньше следила школа, никаких проблем не было.

А потом стало ясно, что даже мультфильмов советских у нас нет. Тогда их нельзя было показывать, они все стали контрафактом. Дети как будто намеренно этого лишены. Они изумительные совершенно, эти мультики, есть просто шедевральные и очень дорогие, дороже всякого Диснея, для детей делалось такое качество.

И мы поняли, ничего не попишешь, надо самим развивать мозги наших детей. В семье надо стараться, потому что нельзя детей оставлять. Я вижу сцены с современными мамами, которые только в телефоне сидят. Это меня больше пугает, потому что это чревато явлением, которое на научном языке называется алекситимией. Это когда человек не может говорить.

Вы послушайте речь. Я прислушиваюсь к речи совсем молодых людей. Они даже мата не знают. Они, наверно, думают, что мат используют, а они даже материться не умеют. Они не знают этого архаического языка, они не могут грамотно выражение с этими словами составить. Там же свое искусство правильно выстроить, например, семь выражений подряд, не повторяющихся ни разу.

Это искусство — говорить матом, на самом деле. Я не призываю, но это архаический сложный язык, это целая культура. Да, это культура обсценная, но культура.

Они даже не матерятся, они два-три слова используют и просто пачкают этим рты, а больше ничего. И ничего не умеют говорить. И при этом постоянно идут еще вперемешку слова-паразиты: типа, короче…

— Это тоже следствие образования?

— Это семья, отсутствие внимания к детям, потому что речь формируется все-таки до семи лет. Это претензии к их родителям. Позже это уже не разовьешь. Но нужно и почистить русский язык, посмотреть, требования повысить, жестко бороться с грамматическими и орфографическими ошибками. Грамматические ошибки теперь есть даже в довольно неплохих, хорошо написанных текстах на солидных ресурсах.

Это просто беда какая-то. Одни и те же ошибки, они системные. Вот этим надо заняться, когда страна хочет приступить к мобилизации и прорыву в будущее. Язык всегда становится одной из очень важных составляющих в этом. Это было и после 17-го года. Там возник новояз, но потом же его почистили при Сталине.

Он понял, что это очень опасно, потому что это разрушает культурную, цивилизационную ткань. Без этого развития, тем более, прорыва не бывает. Так было в Иране, когда шах проводил свою белую революцию в 60-е годы. Первое, что они сделали, это посадили лингвистов. И надо отдать должное иранцам, они изумительно почистили персидский язык.

— Как чистят языки?

— Талантливые люди нужны для этого. Это потрясающе увлекательная работа. В персидском языке, например, был переизбыток арабизмов. Понятно, что это влияние ислама и т. д. Арабизмов было слишком много. Иранцы сказали: у нас все-таки своя богатая корневая система, давайте попробуем посмотреть, какие арабские слова мы можем заменить благодаря собственной корневой системе. И они гениально это сделали.

— Написали такие учебники, заставляли журналистов так писать и говорить?

— Да, это поощрялось. Во Франции, кстати, институт языка очень жесткий. Попробовал бы там выступить депутат в парламенте, используя английские слова. Его за это оштрафуют. Поэтому все-таки я во французов верю. Французский тоже очень богатый и прекрасный язык. Нам надо этим давно заняться, уже приспело это, потому что замусорилось все с эпохи 90-х. Сначала язык, потом культура речи.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев