Распил и нечестная конкуренция. Грязная изнанка российского "убийцы" Microsoft Office

Россия уже четвертый год ведет политику импортозамещения в сфере информационных технологий и декларирует поддержку отечественных разработок в IT-отрасли. При этом российские компании, которые пытаются создавать собственный софт, сталкиваются с административным ресурсом недобросовестных конкурентов, чей продукт при ближайшем рассмотрении никак не отвечает критериям "патриотичности".

В 2016 году в России появился реестр отечественного программного обеспечения (ПО). Органы власти и госкорпорации обязали приобретать софт из этого реестра либо обосновать необходимость покупки импортных программных продуктов.

По состоянию на начало ноября 2019 года в реестре присутствовали четыре офисных пакета от российских компаний: AlterOffice от "Алми Партнер", "Мой офис" от компании "Новые облачные технологии" (НОТ), "Р7-офис" от "Новых коммуникационных технологий" и "Циркон-офис" от компании "Многопрофильное внедренческое предприятие "Свемел". Последний продукт пока не соответствует дополнительным требованиям к офисному ПО, установленным распоряжением правительства, поэтому компания не принимает участия в госзакупках.

В ноябре пакет AlterOffice был исключен из реестра: разработчика пакета, компанию "Алми Партнер", обвинили в нарушении авторского права через использование открытого кода в своем программном продукте. Это событие совпало по времени с объявлением крупного аукциона по закупке офисного программного обеспечения для федеральных органов власти: Минкомсвязи выбирало поставщика софта на сумму свыше 757 млн рублей. С 27 ноября определение поставщика по этой закупке приостановлено, так как компания "Алми Партнер" подала жалобу в Федеральную антимонопольную службу. Рассмотрение жалобы назначено на 2 декабря 2019 года. По результатам рассмотрения жалоба была признана обоснованной, конкурс аннулирован, а заказчику вынесено предписание — внести изменения в конкурсную документацию и привести ее в соответствие с требованиями закона.

В "Алми Партнер" уверены, что AlterOffice соответствует всем требованиям, предъявляемым к российскому ПО. "Это возмутительное использование административного ресурса в конкурентной борьбе, а также прямая коррупция при распределении бюджетных денег", — заявил председатель правления компании Михаил Лебедев.

"Алми Партнер" уже направили жалобу в прокуратуру, но неизвестно, как скоро компании удастся восстановиться в реестре и удастся ли вообще. AlterOffice вошел в реестр только в мае 2019 года, и после этого почувствовал к себе особый подход со стороны регулятора. Пожалуй, такого внимания не испытывал на себе ни один участник рынка импортозамещения. За первые полгода присутствия в Реестре отечественного ПО пакет AlterOffice прошел шесть дополнтельных технических экспертиз и 2 патентных. Все проверки проходили успешно тогда, когда экспертами выступали профессиональные и независимые структуры. Технические экспертизы осуществлял ФГУП НИИ Восход. На соблюдение авторских прав — Федеральная служба по интеллектуальной собственности. И вдруг, не имея мотивирующего основания, экспертный совет при Реестре отечественного ПО выносит решение об исключении продукта из конкурентной борьбы в самый разгар решающего конкурса.

Еще в августе 2019 компания "Алми" писала генпрокурору Юрию Чайке об ограничении конкуренции "Новыми облачными технологиями" с применением административного ресурса, но публичной реакции со стороны Генпрокуратуры не последовало.

Кому это выгодно

Пока разработчик пытается оспорить решение об исключении своего продукта из реестра, главным претендентом на получение крупного госконтракта являются "Новые облачные технологии" — главный игрок на рынке отечественного ПО.

Около половины — 48,3% компании — принадлежат бывшему топ-менеджеру "Ростелекома" Андрею Чеглакову. До недавнего времени миноритарным акционером НОТ был экс-глава UC Rusal Маттиас Варниг — давний знакомый президента России Владимира Путина, в прошлом работник главного разведуправления ГДР. (Примечание: Входит в советы директоров ряда российских государственных и частных компаний и с 2006 года является управляющим директором совместной компании "Газпрома" и Герхарда Шредера Nord Stream ("Северный поток").

НОТ уже продали более 200 тысяч лицензий "Мой офис" таким заказчикам как "Почта России", РЖД, Росрезерв и Роструд, а совсем недавно заключила очередной контракт с Росгвардией на почти 60 млн рублей. В аукционе Росгвардии НОТ была единственным участником.

Гендиректор НОТ Дмитрий Комиссаров не скрывал своего удовлетворения, когда эксперты Минкомсвязи исключили AlterOffice из реестра отечественного софта.

Решение об исключении AlterOffice из реестра было принято на заседании экспертного совета по программному обеспечению 11 ноября 2019 года.

"Продукт "AlterOffice" представляет собой чистый клон пакета с открытым исходным кодом LibreOffice, который создается крупным международным сообществом разработчиков, и граждан России среди них нет. В данном продукте произведены минимальнейшие изменения для соответствия требованиям. Практика, когда в реестр отечественного ПО включаются переименованные копии продуктов нероссийского производства, должны жестко пресекаться государством", — заявил генеральный директор НОТ.

Что такое "Мой Офис"

О своем продукте Комиссаров рассказывает, как о совершенно новой разработке. "Мы единственные, кто спроектировал офисный пакет с нуля. Я думаю, мы в 10-15 раз эффективнее Microsoft Office — с точки зрения кода", — заявлял он в интервью.

Убедиться, что эти слова не соответствуют действительности, достаточно легко. В действительности "Мой Офис" от НОТ также создан с использованием кода LibreOffice и других компонентов свободного программного обеспечения. "При осуществлении поиска по файлам сценариев javascript, которые являются интерпретируемыми частями установочного пакета "МойОфис Почта", с ключевыми словами "MPL" и "Mozilla" совпадения были обнаружены более чем в 100 файлах: alarms. js, calAlarm. js, calCalendarSearchService. js и тд. А заглянув в содержимое файлов питона (данные файлы не компилируются и не претерпевают изменений), видим, что многие из них заимствованы также из проекта СПО LibreOffice. Полный список файлов можно поискать в установленном пакете. Мой поиск выдал список из более чем 100 файлов: AbstractErrorHandler. py, AbstractExporter. py, AgendaDocument. py и т. д. В составе редактора презентаций пакета "МойОфис" используются имена запускаемых файлов идентичных для СПО LibreOffice для linux, а именно soffice, smath, sbase, scalc, sdraw, swriter", — пишет пользователь, проанализировавший продукт.

Свой продукт компания НОТ с офисами в Москве и Петербурге презентует как исключительно российскую разработку, не упоминая о британской компании XCDS. Участники украинского IT-сообщества подтверждают, что основной разработкой пакета "Мой Офис" занимаются подразделения XCDS в Киеве и Харькове, а вовсе не НОТ в России. По состоянию на 28 ноября 2019 года у компании открыто 6 вакансий для разработчиков: 4 в Харькове и 2 в Киеве.

По отзывам бывших работников компании, на XCDS работали достаточно сильные программисты, но у работодателя минимум дважды в течение двух лет возникали серьезные проблемы с выплатой зарплат: в 2017 и 2018 годах украинским сотрудникам не выплачивали зарплату по 3 месяца, в то же время на задержки зарплат жаловались и сотрудники российских офисов. При этом НОТ продавала лицензии на "Мой Офис" государственным и корпоративным заказчикам, в частности "Аэрофлоту".

"ЗП не платят уже 5-й месяц! Одни пустые обещания гендиректора. Люди уходят. Коллектив деморализован. Берут на работу новых сотрудников и не платят им", — писал в августе 2018 года один из сотрудников московского офиса НОТ на сайте "Правда сотрудников". "Создалось впечатление, что компания просто осваивает бюджет из наших же налоговых отчислений", — отмечала весной того же года соискательница, побывавшая на собеседовании.

"Комиссаров — генеральный директор. Когда говорит о сроках, особенно сроках зарплаты никогда их не соблюдает. В указанные в договоре сроки выплат ещё никогда не получал зарплату. Приходится идти к начальству (своему руководителю и вымаливать свою ЗП) но дают не всю ЗП, а по 20-30 тысяч", — писал в ноябре 2018 года бывший сотрудник НОТ Дмитрий Шишагин.

На сайте XCDS нет никаких упоминаний о "Новых облачных технологиях". В разделе "Продукты" указано, что компания разрабатывает "платформу облачных документов Collabio", а Collabio — не что иное, как "Мой Офис" для международного рынка.

Совсем недавно разработчики "Мой Офис" выиграли в суде иск против десятков интернет-ресурсов, которые размещали якобы "порочащие сведения" о компании. Среди сведений, которые в НОТ сочли порочащими, была и процитированная ранее публикация об использовании СПО, и жалобы на задержки зарплат, и информация о покупке софта у XSDC.

Примечательно, что подтверждение этой "порочащей информации" можно найти в Facebook гендиректора НОТ. В 2016 году Дмитрий Комиссаров лично участвовал в корпоративе разработчиков Collabio в Харькове — об этом свидетельствует геометка поста — и поделился с широкой аудиторией видением будущего компании глазами разработчика.

Сомнительный бизнес

Цель любого бизнеса — извлечение прибыли, а компания "Новые облачные технологии" несмотря на мощный административный ресурс и государственную поддержку, показывает убытки: по данным "СПАРК-Интерфакс", выручка НОТ за 2018 год составила 154 млн рублей, а чистый убыток — 259 млн рублей.

В своем интервью летом 2018 года, когда сотрудникам российских офисов, судя по отзывам, не платили зарплату, Комиссаров назвал приблизительную сумму вложений в "Мой Офис". Раскрыть точные данные он отказался, но сослался на "внешние оценки", которые "близки к реальности" — более $50 млн. Число регулярных пользователей продукта он в это же время оценил в "несколько десятков тысяч". Напоминание о прежних амбициозных планах своего стартапа — 1 млн пользователей к концу 2016 года — Комиссаров отклонил словами: "не очень точно сформулировали".

(Примечание. Сколько лицензия стоит в розницу: С 1 июля 2019 года "Мой Офис" отменил продажу бессрочных лицензий. Годичная корпоративная лицензия на пакет "Профессиональный" для коммерческих организаций в розничной продаже стоит более 10 тысяч рублей. Для сравнения, годичную лицензию Microsoft Office 365 Business Premium можно купить за 7 960 рублей).

Разработчики "Мой Офис" с 2016 года затевают судебные тяжбы с госкомпаниями, которые пытаются закупить программные продукты Microsoft. Так, еще в 2016 году они подавали в суд на Минстрой за закупку 400 лицензий MS Office. Выиграть эту тяжбу, "Новым облачным технологиям", впрочем, не удалось, но характерно, что почти в то же время "Ростелеком", тесно связанный с НОТ, предпочел продлить лицензии на MS Office вместо того, чтобы перейти на "Мой Офис". Тогда 1,26 млрд рублей ушли от "Ростелекома" американской корпорации, но юридических претензий со стороны НОТ по понятным причинам не последовало.

Формальный конкурент

Еще в октябре 2018 года "Новые облачные технологии" нуждались в конкуренции: Минкомсвязь заявляла, что "на рынке должны появиться не менее двух отечественных компаний-лидеров", разрабатывающих офисный софт, чтобы НОТ мог участвовать в централизованных закупках.

Практически сразу после этого заявления у НОТ возникла конкурирующая структура — компания, с похожим названием "Новые коммуникационные технологии". Она презентовала пакет "Р7-Офис" — этот продукт сразу был презентован как "сильный конкурент" пакета "Мой Офис".

"Новые коммуникационные технологии" тоже не тратили время на разработку альтернативы "Мой Офис": они просто зарегистрировали на себя под новым именем уже готовое решение, давно существовавший на рынке Onlyoffice. Назвать его российским продуктом также нельзя: этот офисный пакет с открытым исходным кодом был разработан компанией Ascensio System с головным офисом в Риге.

Собственно у Onlyoffice к концу 2016 года уже было более двух миллионов пользователей во всем мире, а импортозамещающий "Р7-Офис" начал осваивать рынок только в 2019. Примечательно, что Onlyoffice распространяется бесплатно, а его формально "патиотическую" версию "Р7-Офис" российские госструктуры будут приобретать за бюджетные средства.

Расправа с AlterOffice

Доводы, использованные для удаления с рынка AlterOffice, не имеют под собой оснований. Анонимный участник рынка, чьи слова СМИ цитировали рядом с комментариями Дмитрия Комиссарова, ссылался на "прямое нарушение свободной лицензии на использование" LibreOffice разработчиками AlterOffice. "В AlterOffice отсутствовали отсылки к реальному авторству элементов. Из-за этого "Алми Партнер" утратил законное право на переработку LibreOffice и выпуска на его основе продуктов со сходными свойствами, но под собственной маркой", — утверждал источник.

Согласно сайту сообщества, LibreOffice распространяется под лицензией LGPLv3 (или новее)". Эта лицензия напрямую позволяет разработчикам использовать немодифицированные компоненты открытого кода в их собственном несвободном программном обеспечении. Mozilla Public License, под которой также распространялся LibreOffice, запрещает удаление уведомлений о лицензии из исходного кода, разрешая разработчикам продавать модифицированный продукт от своего имени. Таким образом, никакого нарушения в действиях компании "Алми Партнер", распространявшей AlterOffice как собственный продукт, не прослеживается.

Сами разработчики AlterOffice не скрывали, что их продукт создан на основе LibreOffice. Вместе с тем, в силу части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 1259 ГК РФ) он является самостоятельным объектом авторских прав.

"Программный комплекс содержит отдельные компоненты свободно-распространяемого ПО LibreOffice, а также иные компоненты из СПО, и мы не скрываем этого. Выражаем свое почтение разработчикам LibreOffice и участвуем в развитии этого продукта. На данный момент активно ведется доработка возможностей офисного пакета по запросам от наших потенциальных заказчиков и клиентов. Наиболее значимые изменения будут возвращены в сообщество и в LibreOffice", — заявляют представители компании.

Публичная история "Алми Партнер" не содержит упоминаний об административном ресурсе и освоении десятков миллионов долларов на создании офисного пакета. Учитывая очевидное влияние НОТ на мнение Экспертного совета по программному обеспечению, ситуация с исключением AlterOffice из реестра отечественного ПО выглядит как расправа с конкурентом, который мог предложить российским госструктурам подходящий по функционалу, но более дешевый продукт.

Примечательно, что Дмитрий Комиссаров, в прошлом возглавлявший компанию PingWin Software с участием экс-министра связи Леонида Реймана, сам имел в активе разработку на основе LibreOffice: в 2012 году он презентовал бесплатный пакет R-Office и предлагал корпоративным клиентам "прямую техническую поддержку продукта в режиме 24×7", но это достаточно простое решение, судя по всему, большой выгоды не принесло. Распил больших бюджетов на амбициозных планах в активе Комиссарова тоже имеется: PingWin Software под его руководством в свое время выиграла тендер на создание "русского Windows", однако со сменой руководства Минкомсвязи этот проект просто заглох.