Экология: есть мифы, будут и чудовища

Как связаны экология и глобальная конкуренция за природные ресурсы? Почему экология становится оружием гибридной войны? Что России нужно делать в области экологии? Какой должна быть экологическая политика нашей страны? Почему очень важен диалог власти с обществом?


От Шиеса до Греты Тунберг: экология как политика

Эти вопросы в видеостудии "Правды.Ру" обсудили руководитель центра экологического мониторинга "Помор" Тимофей Суровцев и главный редактор ИА "BarentsNews" Василий Борисов.

Читайте начало интервью:

Как экология встроена в политику и бизнес

Потепление — не в природе, а в головах

Шиес: от экологии до поморской нации

Норвегия: экологические разрывы королевства

Международные экологи мутировали в предпринимателей

Диалога общества и власти по экологии в России нет

— Сейчас много говорят про концепцию раздельного сбора мусора. В Москве, например, почти все дома высотные, в них есть мусоропровод. Представляете, в какие сумасшедшие деньги встанет переналадка всех московских мусоропроводов, допустим, в 14-этажках, вообще в современных высоких домах под раздельный сбор мусора. Теоретически это, конечно, возможно, труба, но на деле неизвестно, во что это выльется и что в итоге получится.

Василий Борисов: Проблема мусоропроводов — это, так сказать, частная проблема ЖКХ. Вопрос также в том, чтобы сам человек сознательно пришел к тому, что ему нужно собирать и выбрасывать пластик отдельно, органический мусор отдельно и т. д. Это вообще вопрос не в мусоропроводе…

— Как нет?

В.Б.: Это вопрос воспитания.

— Складывать отдельно пластик и бумагу нетрудно, но мусоропровод-то один.

В.Б.: У меня товарищ живет в другой стране. Он русский, из России. Когда он только приехал в другую страну, то один раз не выбросил раздельно мусор. Сразу после этого он получил от управляющей компании, которая по камерам все это проследила, дикий штраф. Он на следующий же день стал выбрасывать раздельно.

— А как там это устроено? В доме мусоропровод есть, их несколько?

В.Б.: Знаете, он в большом доме спускается вниз и в мусорную камеру кладет свои пакеты в разные контейнеры. Но вопрос, опять же, на самом деле не в этом. Мы говорим про экологию как государственную политику, это одна история. Вопрос гражданской сознательности и сбора мусора. И все это нормально и решаемо.

Тимофей Суровцев: В конце концов природные ресурсы принадлежат нам всем.

В.Б.: Но когда экология выходит на межгосударственный уровень, она становится политикой и сейчас часто используется при критических взаимоотношениях, в некоторых регионах экология уже становится оружием. И я не удивлюсь, если через пять-десять лет экологическая проблема станет поводом для запуска какой-нибудь крылатой ракеты к какому-то объекту, который, как будет кто-то считать, является злостным загрязнителем атмосферы очередным СО2.

Я бы еще хотел, прежде чем мы эту тему продолжим и разовьем, разобраться с нашим государством и с нашей экологической политикой. Проблема в том, что все эти негодования народов вызваны у нас прежде всего тем, что решения все-таки до сих пор принимаются волюнтаристски. В том числе, крупные и сложные для экологии экономические решения, например, поставить самый северный плавучий атомный реактор.

Т.С.: Там на Земле Франца Иосифа, где птичий базар, хотят директивно, без всяких согласований, не глядя ни на кого, сделать этот завод.

В.Б.: Никакой общественной, народной экспертизы или еще какой-либо вообще не проводилось. Ни экологов, никого не привлекают. Население власть просто ставит перед фактом: вот здесь будет стоять. Но это ненормальная ситуация. Мы тем самым создаем потенциальный конфликт, который потом будет разгораться.

Должна быть тщательнейшая экспертиза с привлечением действительно независимых экспертов, а не тех штатных, которые состоят в экспертных советах Госдумы, такие пресловутые якобы независимые экологи. Должна быть тщательная проверка и учет всех последствий, особенно в северных районах, где народ живет тяжело и народ живет суровый.

Кстати, помните Ленские расстрелы? Практически одновременно с Ленскими расстрелами был расстрел в Ладлоу в Америке. Все было примерно то же самое — тоже всякие рудные копи, противоречия рабочих и администрации… Но что потом сделали американцы?

Рокфеллер, которому принадлежали рудные шахты в Ладлоу, провел большую PR-компанию. Он привлек одного из основоположников американского пиара Айви Ли. И они стали общаться с рабочими, специально выстроили политику, общались через церкви, через школы, через лечебные заведения. И там все было нормально.

Хотя там тоже были расстрелы. Но была и связь с общественностью. А у нас после Ленских расстрелов ничего такого не было. И в конце концов произошла революция. Если с людьми не говорить, то в конце концов это всегда плохо кончится.

— Но здесь тоже есть проблема. Что такое экспертиза? Экспертиза — это вещь, которая должна определить по каким-то своим критериям, приемлем или неприемлем для достижения определенных целей неизбежно наносимый экологический ущерб. А как цели, так и ущерб каждый может трактовать по своему…

В.Б.: А дальше диалог.

— Но протест-то он выражается не тем, что приемлем или неприемлем для таких вот достижений такой ущерб. А разговор о том, что начинают конкретно выступать вообще против всего. И очень часто сразу видно, что стороны не готовы к компромиссу. Очень сильно смущает, когда в Архангельске — поморском, русском городе — русские протестующие стоят с плакатами на английском языке. Вот это сразу смущает очень сильно и автоматически заставляет не верить, что эти люди действительно выступают от себя и на самом деле озабочены экологией.

Т.С.: Нет, знаете, протест должен быть как результат или повод для диалога. Но здесь не было даже диалога. По Шиесу, например, никто даже плана не видел в глаза. Никто не знает, что там вообще будет, понимаете, официальной информации — ноль. Одни слухи. Именно потому, что власть не хочет даже разговаривать с людьми. А когда есть мифотворчество, тогда рождаются чудовища.

В.Б.: Миф создан, слух создан, все. Значит, пришли люди. Я считаю, что такого рода полигоны должны быть. Но они должны быть на таком уровне технологий, чтобы последствия введения этих полигонов, строительство этих полигонов, введение этих технологий не приводили к дальнейшим загрязнениям и накоплениям.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев