Потепление - не в природе, а в головах

Так ли плохо то самое "глобальное потепление", о котором нам прожужжали все уши? Что России нужно делать в области экологии? Какой должна быть экологическая политика нашей страны?


От Шиеса до Греты Тунберг: экология как политика

Эти вопросы в видеоэфире "Правды.Ру" обсудили руководитель центра экологического мониторинга "Помор" Тимофей Суровцев и главный редактор ИА "BarentsNews" Василий Борисов.

Читайте начало интервью:

Как экология встроена в политику и бизнес

— В последнее время у нас постоянно на слуху мусорные протесты, всеобщее загрязнение и уничтожение природы, всевозможные экологические проблемы. Что такое экология вообще, чем она занимается, Тимофей?

Тимофей Суровцев: Сегодня экология — это образ мышления, парадигма глобального масштаба, которая обретает все более выпуклые, я бы сказал, порой агрессивные черты. Это уже новая сущность нашего бытия, которая потихонечку, как гидра, распространяется на все наши параллельные сферы — на экономику, на гуманитарную сферу, на образование… Это направление возникло совсем недавно, но уже начинает все больше доминировать. Экология — это, собственно, подход к миру, к жизни, осознанный выбор…

— Мировоззрение. То есть получается, что это все-таки не научная дисциплина, как многие считают, а именно мировоззрение? Отношение к миру, ощущение себя?

Т.С.: Да, это новое состояние бытия и новое самоощущение, мироощущение как отдельного индивидуума, так и социумов.

— Вы ощутили себя иным, когда стали экологом или уже руководителем экологического движения? Или у вас всегда было такое экологическое мировоззрение?

Т.С.: Где-то в глубине души мы все экологи. Когда я погрузился чуть глубже, я понял, что это настолько интересная и важная сущностная тема, которая не может надоесть, не имеет каких-то границ, но, к сожалению, сегодня каких-то разумных пределов она не имеет уже. Вот уже появилась и стала властителем дум Грета Тунберг.

Поэтому мы понимаем, что тут может дойти до абсурда, вплоть до какого-то экологического экстремизма, дискредитации всей этой идеи и ее истории. На самом деле, мне кажется, должно быть просто ответственное отношение к окружающему миру, ответственное отношение к себе и ощущение того, что ты в этом мире играешь очень важную роль и ты не последний и не маленький человек отнюдь.

— Василий, в экологическом контексте постоянно идут разговоры о глобальном потеплении. А так ли это плохо для нашей страны? Если это действительно так, то в Москве и Сургуте будет климат, как в Краснодаре, в Сочи…

Василий Борисов: А в Сочи, как в Сахаре?

— Нет, в Сочи влажные субтропики.

В.Б.: Понятно. Я не ученый, а журналист, поэтому пользуюсь научным точками зрения других людей. Мне сложно судить о том, правильно это или неправильно. Я понимаю, что сейчас 11 тысяч ученых выступили за оперативное действие государств по снижению, например, СО2 в атмосфере, что приводит к потеплению.

Я знаком с другими точками зрения других ученых, может быть, не собранных так компактно в одно обращение с тысячами подписей, но тем не менее, которые считают, что всемирное потепление или похолодание — это всего лишь некий тренд, который зависит от больших взаимоотношений Солнца и Земли, направленности орбиты и т. д. и т. п.

На нашем ресурсе есть мнение как тех людей, которые считают, что с всемирным потеплением надо бороться, так и тех, кто считает, что это на самом деле лишь пропагандистская уловка. Всегда государство кодифицирует то или иное правило, ту или иную точку зрения. Пока государства не договорились, мировое сообщество не пришло к единой точке зрения, такой шумихи не было.

Сейчас есть беспокоящее всех высказывание ученых, к нему подключается масса неспециалистов, объединенных в те или иные общественные организации, и все это выливается в средства массовой информации, в социальные сети. Поэтому у людей начинается сумбур в головах. Государство вынуждено реагировать уже не на реальную угрозу, а на то, с какими паническими нотками это все подается, освещается в средствах массовой информации и т. д. В связи с этим, на мой взгляд, сейчас нужно всем успокоиться.

— На самом деле 11 тысяч подписей ученых — это же реально очень мало. Только у нас в Академии наук сотни тысяч ученых работают.

— Вы не учитываете психологию меньшинства, которое объединено. Вспомните, например, русские футбольные фанаты, которых было всего лишь 10-15 человек, отмутузили несколько сотен английских болельщиков. Наши были организованы, а английские болельщики не были организованы, они просто выпивали. Поэтому любая организация, поставленная на определенную идеологическую основу, всегда сильнее, чем разобщенное большинство.

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев