Депутат: пока не улучшим качество жизни, недовольство будет расти

Существующее положение не устраивает практически всех. Изменения нужны. Вопрос — какие? Куда двигаться. Нужен справедливый социально ориентированный подход. Надо менять модель гражданского общества и социально-экономического развития. Начать это можно с пересмотра пенсионной формы.

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал председатель комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, президент Межпарламентской ассамблеи православия Сергей Гаврилов.

Читайте начало интервью:

Сергей Гаврилов: "Россия — единственный оплот чистой религии"

Как отвечать на современные вызовы вере и Отечеству?

Сергей Гаврилов: нельзя разделять духовность, воспитание и обучение

Назад в СССР: государство и общественные организации

— Сергей Анатольевич, недавно были опубликованы итоги опроса Левада-Центра и Центра Карнеги о том, что 59 процентов россиян ждет резких перемен, в том числе в общественной жизни. По вашему мнению, это действительно так? И о каких переменах вообще идет речь?

— Я думаю, что организаторов опроса и сам опрос сложно назвать объективными. Но совершенно понятно и без всяких опросов, что люди везде и всегда ждут и надеются на лучшее. Понятно также, что люди ждут лучшего по-разному. Люди ждут улучшения своего материального положения, качества жизни прежде всего. Это вполне естественно.

Особенно когда мы говорим: рожайте детей, — мы понимаем, что это очень серьезный выбор, потому что каждый вновь родившийся ребенок ухудшает положение семьи. И многие нуждающиеся в помощи как раз — это многодетные семьи. Люди ждут предсказуемости, хотят верить в завтрашний день.

Поэтому надо не только словами кормить население, но и реальными делами, которые будут отражаться на качестве жизни людей. Многие думают о том, чтобы наше общество обновлялось в хорошем направлении, а совсем не в том, которое происходило 30 лет назад.

И новое должно быть прежде всего в отношении на уровне государства и общества, в том числе, к тем ценностям, которыми живет столетиями наш народ. Это настоящие ценности: справедливость, братство, любовь к Родине, патриотизм. Поэтому нам нужно переходить к новой культурной и образовательной политике.

Мы должны видеть, что в каждой сфере у нас происходят не обязательно резкие, но улучшения. Главное, чтобы они были постоянными — улучшения каждый год. А в последние шесть-семь лет у нас, к сожалению, каждый год ухудшается уровень жизни. Но если мы понимаем, что нас обложили и нам тяжело в материальном плане, то люди должны видеть, что у нас атмосфера в обществе улучшается, что мы больше заботимся о тех, кому нужно помочь.

У нас отношение к стране меняется, меняется культура, меняется образование. А если мы видим отсутствие ясных перспектив на будущее, это, конечно, рождает у русского человека воспоминания о застое и последующих печальных событиях, появляется такое уныние, что просто тяжкий грех.

Поэтому я думаю, что действительно нам нужно готовить новую модель. Не знаю, она будет мобилизационная или какая-то другая, но уже совершенно ясно, что она нужна. Существующее сейчас положение надо менять.

— Модель гражданского общества?

— Модель гражданского общества, модель социально-экономического развития, модель рывка не только в экономической сфере, не только новой индустриальной политики, плановой политики, но и в области социальных отношений — справедливого социально ориентированного подхода. Реальной заботы о тех, кому тяжело. Прежде всего это касается пенсионеров. Я думаю, что пересмотром пенсионной формы мы вполне могли бы начать подходы к новой социальной политике.

— Кстати, о пенсионной реформе. Ведь она очень болезненно была воспринята обществом, практически у всех прямо или косвенно ухудшила материальное и социальное положение. Тем не менее гражданское общество промолчало…

— Помните, когда льготы отменили, то есть ввели монетизацию льгот, тоже были протесты. Сейчас, я думаю, наше общество все-таки переживает очень сложный момент, но люди понимают, что Россия — одна, что мы испытываем серьезное давление со всех сторон и что у нас идет борьба внутри страны за разные пути развития. Наверное, еще после произошедшего на Украине все понимают, что протестами ничего хорошего не решишь, а скорее наоборот получится.

Но такое недовольство, пусть даже неактивное недовольство не должно вводить в заблуждение тех, кто организовывал эти пенсионные дела, пенсионную реформу и прочую социальную политику. Это, я считаю, серьезная ошибка. Серьезная ошибка, потому что качество жизни людей сильно падает.

Мы понимаем, что у нас есть возможности в нынешней бюджетной конструкции, с нашим сумасшедшим профицитом бюджета, помочь пенсионерам, не вводя эти серьезные, зверские ограничения, так же есть и возможности в экономике получить дополнительный источник для роста. Вопрос в нашей компетенции, нашей решимости и в нашей солидарности.

— Расскажите о традиционных парламентских встречах с представителями РПЦ, патриархом, с иерархами Церкви. Что они дают? Какие темы вы обсуждаете?

— У нас присутствуют все конфессии, и представители традиционного ислама, и иудаизма. Мы обсуждаем серьезные вопросы, например, поддержки благотворительности. Не секрет, что та помощь, которую оказывают представители религиозных организаций, даже в смысле медицинского служения или социального служения, часто более эффективна, чем государственная.

И мы считаем, что государством должно быть серьезно пересмотрено отношение к этому. Благотворительности тоже от государства помощь должна быть. Ее нужно оказывать быстро и просто, чтобы у благотворителей не было лишних налоговых проблем. Это важный вопрос, и есть такой вполне применимый у нас европейский опыт. Мы считаем, что вопросы, связанные с укреплением семьи, очень важны.

И я должен сказать, что у представителей всех конфессий, по сути дела, практически одинаковые, сходные позиции в том, что касается воспитания детей и укрепления семьи, борьбы с социальным сиротством. Также в вопросах, связанных со служением Отечеству, справедливой социальной политикой. Здесь нет никаких внутренних расхождений.

Неприятие, негативное отношение к экстремизму, к терроризму тоже объединяет наши Церкви. Также вопросы о преподавании, воспитании в русле традиционных духовно-нравственных ценностей нашего молодого поколения.

И, конечно, когда у нас в КПРФ мы обсуждаем вопросы о совершенствовании социальной политики и адресной помощи конкретным организациям, то практически по всем этим вопросам мы видим поддержку Русской православной церкви и традиционного ислама.

Читайте окончание интервью:

Поместные православные Церкви — под прессом русофобов

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев