Назад в СССР: государство и общественные организации

Как нам решить личные, общие и всеобщие проблемы? От личного — к государственному. Как нам нужно использовать в этом советский и давний российский опыт? Как сочетается Кодекс строителей коммунизма с Нагорной проповедью? Каким должно быть взаимодействие людей, всего гражданского общества, Церкви и государства сегодня и завтра?


Поместные православные церкви - под прессом русофобов

Об этом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал председатель комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, президент Межпарламентской ассамблеи православия Сергей Гаврилов.

Читайте начало интервью:

Сергей Гаврилов: "Россия — единственный оплот чистой религии"

Как отвечать на современные вызовы вере и Отечеству?

Сергей Гаврилов: нельзя разделять духовность, воспитание и обучение

— Сергей Анатольевич, действительно, люди, воцерковленные, верующие, более морально и нравственно устойчивые? В Советском Союзе тоже ведь были моральные принципы строителей коммунизма, но на них мало кто обращал внимание.

— Советский Союз был, на мой взгляд, уникальным обществом, которое можно назвать квазирелигиозным, как угодно. Но факт, что социальная политика, которая была организована не только государством, но и самоорганизована на уровне коллективов, семей, по сути дела, — в таком масштабе ей не было равных нигде и никогда.

Даже без сравнения Кодекса строителей коммунизма с Нагорной проповедью или другими религиозными принципами в СССР на самом деле были очень серьезная мораль и очень доброжелательные отношения, может быть, даже социально-религиозное чувство. Вы вспомните, какое отношение было к разводам, к брошенным детям…

— Профкомы, парткомы подключались. Человек больше силен и морально устойчив тогда, когда его держит что-то очень сильное, очень важное, потому что, к сожалению, сам по себе человек слаб…

— И в любом случае, количество разводов и количество брошенных детей было гораздо меньше. Коллективизм, любовь к Родине…

— Были вера в Бога, преданность царю и Отчеству до революции. Потом были коммунистические идеалы, вера в светлое будущее… Все-таки тогда были действительно сильные моральные принципы, которые помогли и войну выиграть, и восстановиться, и дальше развиваться… Но уже в 85-е годы этого мало оставалось, а в 90-е и вовсе все пошло вразнос, потому что специально ломалось. Вот и построили общество потребления, а это еще и общество без принципов.

Поэтому сейчас, наверное, и все авторитеты, идеалы и принципы, включая русский мир и Православную церковь, к сожалению, стали многим не нужны и не важны, а у некоторых даже вызывают раздражение. Тем более, что Церковь отделена от государства, у нас светское государство.

Ваша международная ассамблея обращается к православию. Как сейчас происходит взаимодействие религиозных организаций и гражданского общества? Каким наше общество должно быть?

— Я думаю, что гражданское общество и государство должны, конечно, использовать лучшие, как сейчас у нас говорят, практики. Вот мы вспомнили советское время. Тогда широко была развита инициатива, общественно полезная деятельность. И теперь мы снова к этому возвращаемся. Например, недавно мы приняли закон о поддержке добровольчества.

Движение добровольчества активно помогает проводить многие важные, социально значимые мероприятия, активно участвует в подготовке к юбилею Победы в Великой Отечественной войне, добровольцы работают в больницах, помогают одиноким пенсионерам, пожилым людям на дому.

По сути дела, мы всегда, говорим об этом, мы подсознательно или сознательно вспоминаем опыт добровольцев из нашей истории. Опыт добровольцев, тех, которые сами, без принуждения, даже имея страховку в виде брони, шли воевать и погибали на фронте, и тех, которые восстанавливали страну по всем направлениям — от земли поднимали ее до Космоса, в прямом и переносном смысле.

И поэтому я думаю, то, что было в душах, в сознании этих людей, это был, конечно, не просто такой навязанный героизм или необходимость, это было внутреннее чувство, желание помочь Родине, помочь своему народу, в том числе своим близким, но и далеким людям тоже. Я думаю, наша задача все-таки использовать лучший советский опыт в этом смысле.

И это касается всех спектров и областей жизни: и социальной политики, и борьбы с бедностью, и солидарности, и налогов, и т. д., — всего, для того чтобы мы все-таки извлекали уроки и использовали то, на что мы способны. Ведь мы уже прошли все это и знаем, как это делается. И не надо нам искать какого-то счастья на стороне.

Много полезного и интересного мы сейчас проводим. Это и социально ориентированная некоммерческая организация, которая серьезно занимается социальной сферой и помощью людям, не просто малообеспеченным, а страдающим. Это и добровольчество, и поддержка тех ветеранских организаций и обществ инвалидов, которые лучше помогают людям, чем государственные учреждения.

А лучше помогают, потому что они лучше знают проблему, потому что они живут в одном мире, рядом. У многих из этих людей просто отсутствует даже понимание, что можно там украсть из этих средств, которые предназначаются тем же детям, одиноким старикам или инвалидам. Поэтому я считаю, что чем у нас более сознательнее и активнее будет гражданское общество (то, что раньше мы называли народными или общественными организациями), тем нам будет жить гармоничнее и справедливее.

Но при этом должно быть, чтобы государство относилось к этому не просто как к форме социальной занятости, потому что такую энергию нужно направить в социальное русло, но само государство должно стать более справедливым. Вот в этом я вижу основную задачу на сегодняшний день.

Читайте продолжение интервью:

Депутат: пока не улучшим качество жизни, недовольство будет расти

Поместные православные Церкви — под прессом русофобов

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев