"Конёк-Горбунок" довел педагога до суда

Уволенная по решению Таганрогского городского суда воспитательница детского сада № 43 Алла Елпашова не нашла поддержки и в Ростовском городском суде. Причиной таких перипетий стали её пояснения детям по тексту сказки "Конёк-Горбунок".

"Во время чтения сказки ''Конёк-Горбунок'' на вопрос ребёнка о том: ''что значит посадить на кол?'' она разъяснила, что ''человека посадили на кол, кол проходил через тело человека, потом человек умирал''. В такой форме она провела словарную работу с детьми подготовительной группы", — зафиксировано в решении суда.

Суд счёл это применением методов воспитания, связанных с психическим насилием над личностью воспитанников. Ну и правда, вроде бы не детская тема, хотя и в сказке.

Было бы весьма опрометчиво, если бы воспитательница таганрогского детского сада № 43 откликнулась на пожелание объяснить детям про котлы, в одном из которых сварился царь. Её ответ в контексте обсуждения участи высшего должностного лица сказочного государства мог бы, наверно, привести не только лишь к увольнению.

После чтения "Конька-Горбунка" родители забили тревогу. У одного из детей даже зафиксировали истерики и нежелание идти в детский сад. В итоге — комиссия, проверка, суд и увольнение воспитателя.

Связан ли отказ ребёнка посещать дошкольное учреждение с рассказом воспитательницы или просто ему не хотелось этого делать в принципе, вероятно, так и останется за скобками сухих выводов экспертов.

Можно попробовать поставить себя на место педагога. Читаешь строго по тексту классическое произведение и про сажание на кол в том числе, а тут вопрос. Не отвечать? Соврать и сочинить что-то в стиле пестиков и тычинок или аистов из службы доставки младенцев? Совсем не выход. Раз попался — отвечай. Так по идее.

Каким образом напрячь весь собственный арсенал деликатности и словарный запас великого и могучего, чтобы, не травмируя психику, объяснить ребёнку шести лет выражение "сажают на кол" — серьёзный вопрос. Я пока не пришёл к приемлемому способу решения этой лингвистической задачи.

Можно было, конечно, рассказать, что это просто такой древний способ наказания. Наверняка любопытные дети стали бы задавать уточняющие вопросы, чтобы добиться полного представления о процессе. Тогда бы педагог засыпался по полной, а дети перестали бы спать по ночам или даже контролировать свой организм, вернувшись в догоршковый период.

Жаль, что суд не дал разъяснений, как корректно и без психических травм сформулировать приемлемый вариант ответа по теме. Ведь наверняка проблему изучали эксперты, делали заключение, что именно в такой форме объяснять детям некорректно. Поделились бы знанием, помогли бы, если уж потратили время и силы для двух судебных процессов. Общее же дело!

Самым безопасным и простым вариантом, чтобы не попасть под жернова претензий, было бы и вовсе не браться в детском саду за чтение некоторых сказок. Особенно оригинальных версий сказок братьев Гримм. Сказки Корнея Чуковского — так вообще триллер про отрезанные ножки зайчика и убийство насекомых.

Объяснение истории Фомы, описанной в стихотворении Сергея Михалкова, когда аллигатор наказал упрямого пионера, тоже могло бы стать психологическим насилием для воспитанников. На вопрос "А как это он съел мальчика?" можно было бы деликатно объяснить: "Да как вы на завтрак манную кашу!" Правда, последствия такого ответа тоже сложно предугадать. Могла бы развиться и кашефобия.

Взять опять же сцены насилия в "Руслане и Людмиле" Александра Пушкина. Говорящая отрубленная голова богатыря. Возможно, не всем приходило в голову задавать вопросы, которые поставили бы воспитателей и родителей в пикантную ситуацию. Баба Яга, собирающаяся запечь Иванушку, Кощей Бессмертный — герои сказок, которыми пугали многие поколения детей.

Это уже позднее стали пугать дядей милиционером, который "заберёт", а потом и полицейским. В советское время Сергей Михалков подарил детям антипод представителя власти, которым пугали — дядю Стёпу. В наше же время в творчестве для детей, к сожалению, уже не встречаются такие литературные персонажи.

Может быть, советские дети и не заморачивались вопросами сажания на кол в "Коньке-Горбунке", потому что в фильмах про Октябрьскую революцию даже в жанре комедии слово "Расстрелять!" совсем не резало слух. В фильме "Ленин в 1918 году" Ильич на фоне этого слова заразительно хохочет.

Возможно, сейчас каким-то образом меняются представления о ценности человеческой жизни в лучшую сторону. Потому и такие вопросы в детском саду. Хотя, встречая видео в Интернете про издевательства школьников над своими сверстниками, мир мне представляется ещё более жестоким. Вероятно, от того, что такие события предаются широкой огласке.

Нередки случаи, когда некоторые герои новостей в массмедиа представляются много страшней любых сказочных злодеев. От реальных историй может испытать подвижки не только детская психика, но и у взрослого "кукушка пропеть".

Разумеется, тема того, как правильно объяснять детям непонятные им слова, в том числе из сказок, предмет для дискуссий психологов, филологов и педагогического сообщества. Предугадать детский вопрос чаще всего не представляется возможным. Но отвечать тем не менее приходится.

Не хотелось бы, чтобы в деле спасения личности от психического насилия пошли бы по пути простых решений. Чтобы не прямолинейно взять и запретить детские сказки или отметить их маркировкой 21+ для подстраховки от возможного судебного преследования.

И всё-таки как же правильно было бы объяснить ребёнку, что такое сажание на кол?…

Домашнее