Как найти своего приемного ребенка?

Как найти своего ребенка для усыновления-удочерения? Какие есть возможности и пути поиска? И как понять, что ты собственно ищешь, хочешь увидеть в ребенке? И какие бывают препятствия и подводные камни?


Рассказ приемной мамы: личный опыт

Обо всем этом и многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказала врач-невролог, доцент кафедры неврологии Пироговского университета Наталья Суворинова.

Читайте начало интервью:

Насколько оправданы страхи приемных родителей

Как усыновить ребенка? Личный опыт

— Наталья Юрьевна, как вы искали будущую приемную дочь для удочерения? Как другие могут найти ребенка для усыновления? По московским детским домам? Как это проще и лучше сделать?

— Нет, имеются разные базы данных. Во-первых, надо встать на учет. Федеральная база данных находится на Новой Басманной. Туда встают на учет все москвичи и не только москвичи. Можно стоять в любом регионе на учете где угодно по России. Вначале у меня был круг поиска — Москва и Московская область. В Москве тоже есть офис этой базы.

Дальше я поняла, что есть дни открытых дверей в московских детских домах и в домах ребенка. Надо смотреть расписание. Бывают дни открытых дверей, бывает День аиста — дважды проводится в Москве. Тогда туда пускают потенциальных родителей. В эти дни можно приехать и так аккуратно, ненавязчиво познакомиться с детьми. Но это не то, что ходишь и смотришь…

Вначале заведующий рассказывает о детях, которые у них есть. Потом они концерты устраивают. То есть это все проходит в такой хорошей форме общения. Разные совместные игры проводятся. Можно просто прийти, посидеть, посмотреть, пообщаться с детьми, понять вообще, кто и зачем тебе нужен. Мы ездили на такие встречи несколько раз.

— А что вы в детях высматривали, искали, что думали при этом? Кто из них похож на меня, близок мне или что-то еще пытались увидеть в этих детях?

— Это не очень правильный путь. Так лучше не делать. Лучше сказать, что мне нужен ребенок такого-то возраста с такой-то группой здоровья, как только такого ребенка найду, я его заберу. Я делала так.

— Но это очень абстрактно — возраст, и группа здоровья, и девочка…

— А этого достаточно на самом деле оказалось…. У первой московской девочки, которую мы присмотрели, были семейные проблемы. Мы с ней познакомились, но я поняла, что у нее оставалась очень сильная связь с кровной мамой, они встречались. Я поняла, что это не мой вариант.

— А зачем тогда мама отдала ее?

— Она не отдавала. Ее забрали. Мама имела проблемы социального плана и не могла ее воспитывать. Но тем не менее она ее навещала. Мама была ограничена в правах. Люди, ограниченные в правах, имеют право на встречи с детьми. Мама ее навещала, но девочка отдавалась под опеку. И я на самом деле сначала думала, что это не проблема, но потом поняла, что проблема.

Мы с психологом детского дома объяснили девочке, почему я больше не буду к ней приходить. Я с ней буквально две-три встречи провела. Я была уже готова ее забрать, но тут поняла, что сейчас мне надо будет готовиться к общению с кровными родителями, но я оказалась не готова.

А следующий ребенок, которого я нашла уже в регионе, стала моей дочерью...

— В каком регионе?

— Во Владимирской области. Нужно было ездить, вставать на учет. Я ездила во Владимир, в Тверь. Я выбрала города как логичный, рациональный человек. Я мысленно очертила круг в сто километров от своего дома, чтобы можно было доехать и вернуться одним днем. И начала в эти города вставать на учет. И затем обзванивать органы опеки этих областей.

Опять же, ты приезжаешь в город, там есть свой банк данных, тебе дают познакомиться с анкетами детей, и ты можешь кого-то выбрать, попросить выписать направление. У меня получилось так, что я встала на учет, съездила в еще одну опеку, встала, а в другую позвонила, мне сказали, что можно приезжать и знакомиться. И этого было достаточно.

— Там есть какая-то очередь?

— Нет.

— Там так много детей и так мало желающих их взять?

— Возможно, да. Но моя будущая дочь даже не успела попасть в базу данных. Там только-только ее оформили как ребенка, имеющего право на устройство в семью. И тут же я со своим звонком появилась и на следующий день уже приехала, познакомилась.

— Она была из проблемной семьи или?..

— Да, это проблемная семья, конечно. Родители лишены прав.

— И у них уже не было возможности общаться с ребенком? Они лишены и этого права?

— Да. В первом случае мама была ограничена в правах. Во втором случае — лишена родительских прав. Это немножко разные юридические понятия. То есть люди, ограниченные в родительских правах, могут общаться с ребенком. А если родители лишены прав, то они общаться с детьми уже не могут и не должны. То есть и я уже не должна позволять этого, допускать возможность такого общения.

— И родители не знают, где находится ребенок?

— Нет, они не знают.

Читайте продолжение интервью:

Как "переработать" негативный опыт приемного ребенка

Приемный ребенок: адаптация в семье 

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев