Разведчик: родной язык мы забываем сознательно

Наша разведка не переставала работать даже в тяжелые 90-е годы, когда многие прямо здесь (кто-то от широты души, а другие — за гроши) сдавали секреты западным специалистам известного рода.


Жизнь после провала: Русская разведчица стала писательницей

Как это было, почему тогда работа разведки была еще более важна и о многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказала разведчик-нелегал с 20-летним стажем, полковник Службы внешней разведки в отставке и писатель Елена Вавилова.

Читайте начало интервью:

Елена Вавилова: женщина и тайна — такое возможно только в разведке

История разведчицы: в гольф и женский клуб за гостайнами

Будни разведчика: как стать своим среди чужих

Елена Вавилова: "Жизнь шире, чем профессия "разведка"

Дети нелегалов: чужие среди своих

Нелегал: разведчики становятся знамениты при аресте

Как меняют разведчиков на предателей

Елена Вавилова: как разведчику снова стать русским

Разведчик-нелегал: как не оказаться "под колпаком"

— Елена, такие важные для разведчика качества как умение находить нужных людей, заводить знакомства, правильно общаться важны и в обычной жизни. Многие стараются это использовать, особенно карьеристы и тому подобные люди.

— Конечно, для развития бизнеса это обязательно. Это те же навыки. Просто используются в других целях. Но в разведке цель — не корыстная. Поэтому нам было легко, ведь мы знали, зачем мы там находимся и зачем работаем. Это дает такое как бы умиротворение. Мой супруг любит сравнивать нашу профессию с монашеством.

Он говорит: "Вот мы от многого отрекаемся, даже от связи с родителями, родной язык забываем сознательно…" Это отречение, но оно во имя другой цели происходит. И это — важная цель. И она окрыляет человека. Мы были преданны своей цели. Мы считаем, что если сможем принести пользу нашей стране, мы сделали хорошее дело.

Для других людей принести пользу своей стране — это вылечить пациента, обучить детей в классе. Это все — любовь к Родине. У каждого она может выражаться в разных проявлениях. А в нашем случае — такова суть профессии. Она — редкая и необычная, но она основана на тех же понятиях — принести пользу людям, которые для тебя дороги. Для меня это — мои родные, друзьям и вся страна в целом — Родина, где я родилась…

— Где жили ваши предки.

— Предки, да. Культурное начало очень важно. Вот на защиту всего этого мы в общем-то и встали. Я не хочу, чтобы повторились трагические моменты истории, особенно военные, которые пережила наша страна. Я была воспитана на истории нашей страны, особенно на тех потерях, которые произошли во время Великой Отечественной войны. Для меня это была очень сильная мотивация. Я хотела работать и сделать что-то полезное, чтобы не повторилась подобная трагедия.

— Елена, в редких отпусках, приезжая сюда через несколько лет, вы видели изменения в стране, сравнивали. Наверное, новости какие-то тоже читали и смотрели. Как вы это оценивали?

— Конечно, сравнивали и интересовались. Хотя у нас информации было немного. Мы смотрели телевидение и читали газеты, которые были там, которые были подготовлены американскими СМИ. Мы, естественно, многое не знали в подробностях. И понять все до конца было сложно. Мы не знали очень многих персоналий, которые здесь были тогда и у власти, и в целом в общественной жизни.

Об этом мы узнали уже намного позже, когда вернулись. Но было, конечно, разочарование. Во-первых, переживание за то, что распался такой могучий Советский Союз, наша многонациональная страна. Конечно, были ошибки, мы это понимали и переживали. Но мы должны были это принять.

И даже в тот момент, именно в том момент, нам хотелось сделать что-то еще больше, для того чтобы стало лучше, чтобы страна в конце концов совсем не развалилась, чтобы осталась какая-то основа и хоть какая-то значимость страны. Поэтому, наоборот, хотелось приумножить силы и максимально помочь.

Ведь помогать стране, которая находится в трудном положении, еще более важно. Так же, как помогать, например, родственнику, который заболел. Вы же не отказываетесь, не отрекаетесь. И мы не отрекались. Но, конечно, были и обиды, и недоумение, и негодование. Ну как же так? И зачем все эти решения такие? Мы понимали, как тяжело людям.

Все такие негативные моменты, конечно, нас задевали. Но вместе с этим, мы находились на своем рубеже, выполняли свою работу. Для нас это было важно. Мы были военнообязанными, мы давали присягу, и мы там жили и работали для того, чтобы выполнить то, что на нас возлагалось.

— Просто удивительно, и слава Богу, что и в 1990-е годы вы смогли спокойно работать. А здесь американцам просто выдали многие наши секреты.

— Ну, были такие люди. И еще в то время было такое впечатление, что вот сейчас мы будем друзьями, у нас все будет общее.

— Американцы бегали по нашим самым секретным предприятиям.

— Да, американцы, конечно, выполняли свою задачу. И они ее выполнили достаточно хорошо. А у нас многие поддались на такую уловку, потому что были наивны в своих устремлениях. Ведь тогда случился просто переворот в сознании, нам открылся мир, мы стали уже не за железным занавесом, и как будто все открылись и пошли нам навстречу, мы как будто все вместе…

В такой обстановке действительно было трудно понять и трудно устоять, мне кажется, даже людям, которые были достаточно умны, грамотны и опытны. Они не устояли перед соблазном как раз создать этот какой-то новый общий мир. И даже глобализация, которая последовала после этого, по сути продолжение всего этого объединения. И посмотрите, как сейчас опять все пошло в другую сторону.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее