Пожары в Сибири: кто виноват и что делать

Лес горит летом по всему миру, а не только в России. Отличаются ли нынешние пожары от прошлых? Как и почему лесные пожары в Сибири привлекли внимание всего мира? Есть ли умышленные поджоги? Тушить или не тушить? Как снизить потери?


"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Андреем Суздальцевым

Обо всем этом и многом другом в программе "Необычная неделя" генеральному директору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал российский политолог, педагог, эксперт Высшей школы экономики Андрей Суздальцев.

— Андрей Иванович, самая горячая тема сейчас — в прямом и переносном смысле — пожары в Сибири. Иркутская область и Красноярский край только что пережили такое страшное наводнение, которого даже старожилы не знали. А про пожары ряд экспертов сказали: "Там никого нет, зачем тушить? Само потухнет"…

— Это не эксперт, это очень глупая женщина с депутатскими погонами сказала, но там и не бывает других.

— Но этой глупой женщине вторили и умные мужчины.

— Есть такие теории в биологии, что в основном только верх сгорает.

— Сейчас вовсю тушит армия, уже и Трамп предложил помощь. Конечно, там очень тяжело не только тушить, но дышать тяжело и жить страшно даже за сотни километров от очагов. Власти рапортуют, что адекватно реагируют, но люди сетуют, что власти нерасторопны. Ваше мнение?

— Ну, вопрос в том, кто виноват. К сожалению, наши огромные информационные ресурсы почему-то нормально не могут сформулировать конкретные причины того, что происходит. Так же и с природой в целом. Иркутск находится на границе Сибири и Дальнего Востока. Дальний Восток тонет. Второй раз тонет Иркутская область, сейчас заканчивается вторая волна.

А первая волна прошла по Амуру вплоть до Хабаровска. А Сибирь горит. Конечно, есть глобальная причина, о которой опять-таки нужно говорить, это перемена климата. Климат меняется на глазах: поднимается степь с юга, начинаются проблемы с тундрой, с вечной мерзлотой и т. д.

Есть в этом причины, которые связаны с нашим устройством, нашей жизнью. Конечно, леса надо охранять, жестко охранять. Конечно, вопрос коррупции властей, которые сокращают лесную охрану. Пожарные службы в загоне натуральном, получается вообще наполовину. Лес рубят по-черному и не пойми как. За Уралом лес — главная валюта.

Лес, нашу тайгу уничтожают черные лесорубы, а чтобы скрыть эти порубки они его поджигают. И обратите внимание вопрос про пожары возник после того, как стало выясняться, что конкретно все-таки спутниковая съемка что-то подозрительное выдает. То есть правительство, наша власть видят, что происходит. Ведь сразу массово в разных местах одновременно начались пожары. Поджоги? Я думаю, поджоги. Не везде, конечно.

Есть вопросы, связанные и с переменой климата. Поэтому полностью надо менять систему охраны лесов, полностью. Вкладывать туда деньги, потому что лес всегда все это возвратит. Никуда лес не убежит, если им разумно заниматься. Тогда и ловкие, очень хитрые хищные руки в Китае не займутся этим.

И властям нашим, особенно тем, кто занимается информационной политикой, надо объяснять, что да, есть коррупция, есть черные лесорубы, есть перемена климата, которая сказывается, что действуют наши соседи на Амуре. Выясняется, что есть китайский вклад в эти наводнения. Они активно занимаются правосторонним берегом Амура, и это сказывается на водном режиме этой огромной реки.

Это все надо объяснять честно. Тем более, что еще обидно, уже давно, за две недели до того, как эта тема была поднята наконец-то нашими федеральными каналами, уже весь мир об этом говорил. Причем издевались и злорадствовали больше всего наши соседи, особенно на Украине.

Но у них-то гореть уже нечему, Карпаты уже почти все вырубили, активно дорубают… Там гореть уже нечему. А вот у нас в Сибири горят. В общем, это било по нам. Так чем же все это время занимались наши аналитические службы, которые должны эти вещи отслеживать?… Непонятно совершенно. А уж то, что тушить надо, тут и вопросов никаких нет и быть не может.

— Как можно за всем уследить и сберечь такое количество лесов?

— Это можно только тогда, когда в этом заинтересованы конкретно местные жители. Никто лучше их не знает, где кто что рубит, где что взрывает что-нибудь, рыбу душит и т. п. Поэтому местные жители должны быть заинтересованы.

Как это сделать — другой вопрос, потому что никакой охраны не хватит. Потому что это такой далекий заброшенный край, я сам с Дальнего Востока, я это прекрасно представляю, там множество глухих деревушек. Проблема в том, что сейчас в этих краях, областях нет работы. Поэтому процветает браконьерство, вырубка леса и т. д. Сами местные жители — первые браконьеры и черные лесорубы.

Когда будет реальная работа, когда мы все будем понимать, что вырубил ты лес в верховьях, а завтра тебя, твой дом снесет паводок, тогда, конечно, ситуация будет меняться. Есть прямая связь, как люди живут, чем живут, зарабатывают, с тем, что происходит вокруг нас: пожары, наводнение и т. п. Ситуация сейчас уже немного другая, чем в 90-е годы. Но время сжимается, сейчас очень быстро все происходит.

— Вы думаете, что там быстро появится инфраструктура, будут рабочие места?

— Это очень нужно сделать. Иначе там будет другое что-то или люди покинут эти места. Вы обратили внимание, что пожары у нас происходят в первую очередь там, где вообще никого и ничего нет — ни жилья, ни дорог, кроме тайги, ничего вообще. Просто лес сам по себе горит, и все. А ведь когда-то, наверняка, там что-то было, просто люди покинули эту территорию. Грядут изменения, люди переезжают. Здесь мы не одиноки. То же в Канаде, в США. Беда, везде беда. Для нас, конечно, огромная проблема, как жить дальше в нашей стране.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее