Зачем ЕГЭ по иностранному языку? Готовить людей на экспорт?

Появится ли в России системная государственная политика в области образования? Или вообще все будет пущено на самотек? Но тогда под откос пойдет и все будущее нашей страны. Российское образование переживает кризис по многим направлениям. Реформы только ухудшают положение. Может быть, это кому-то даже выгодно.


Образование в России: бизнес, услуга или роскошь

Почему на самом верху вместо действительно государственных проблем затеяли обсуждение мобильных телефонов, когда этот вопрос можно легко решить прямо в классе? Об этом в интервью "Правде.Ру" рассказала глава Национального родительского комитета Ирина Волынец.

Читайте начало интервью:

Мнение: сокращая бюджетные места в вузах, Россия теряет свою молодежь

Эксперт: профориентация наших детей оставляет желать

Многообразие учебных пособий — горе без ума

Ирина Волынец: в образовании нужна золотая середина

Эксперт: беда нашего образования в нищих учителях

— Ирина Владимировна, все-таки очень хочется надеяться, что государство действительно всерьез задумается об образовании. Тем более, цели поставлены амбициозные — высокие достижения в экономическом развитии России. Так что государству есть, в каком направлении работать.

— Конечно, очень хочется в это верить, но как-то с каждым годом все труднее ожидать этого от государства. Мне кажется, что до тех пор, пока родители сами не начнут предпринимать каких-то серьезных, заметных мер, воз будет и ныне там, потому что молчание — знак согласия. И если никто не возникает, если все терпят, значит, так и нужно.

Ситуация на самом деле катастрофична. Она настолько плачевна, что хуже уже некуда. И я сегодня не вижу никаких предпосылок для ее улучшения, потому что с каждым годом становится все только хуже и хуже. Со следующего года вводится обязательный ЕГЭ по иностранному языку. Я считаю, что это полный предел, потому что далеко не все дети склонны к иностранным языкам.

Даже тот, кто успевает хорошо по другим предметам, очень часто в языке пробуксовывает. И какими силами, какими средствами должны обладать родители для подготовки детей, чтобы ЕГЭ по иностранному не смазало всю картину?… Вот зачем всем знать иностранный язык, если ребенок не собирается работать за рубежом. И нас уже принудительно всех готовят к тому, чтобы мы обслуживали более успешные цивилизованные страны. Других выводов просто не напрашивается.

— Конечно, иностранный язык знать полезно, но это действительно такой предмет, к которому надо иметь склонности. Недавно появилась еще одна тема — использование мобильных телефонов учениками во время школьных занятий. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что она категорически против использования телефонов в школе. Мы с вами обсуждали эту проблему еще год назад. Каково сейчас ваше мнение, изменилось или нет?

— Вообще, я изначально выступала за то, чтобы родители проявляли благоразумие и не разрешали своим детям приносить в школу какие-то престижные, дорогие смартфоны. Просто для того, чтобы не обнажать уровень неравенства между детьми, когда у кого-то смартфон дороже ста тысяч рублей, а кто-то ходит с кнопочным.

Конечно, дети достаточно болезненно воспринимают, если их семья беднее других. Конечно же, Валентина Ивановна Матвиенко, выступая за запрет использования мобильных телефонов во время уроков, преследовала самые благие цели. Действительно, на уроке телефону не место ни в каком виде абсолютно, даже если ребенок не разговаривает, а играет или сидит в социальной сети, не мешая остальным. Ведь он просто не усваивает материал.

Но мне кажется, невозможно сегодня отправить ребенка в школу без мобильного совсем, потому что даже первоклашки добираются своим ходом, иногда через весь город. Родители только благодаря телефону могут как-то контролировать местонахождение ребенка. А если ребенок после школы сразу не едет домой, а идет в какой-то кружок, то получается, что весь день мама с папой не знают, что и как с сыном или с дочкой.

Предложение Матвиенко сдавать телефоны в какие-то особые хранилища я не представляю возможным. У нас есть школы, где учатся несколько тысяч человек. Но даже если маленькая школа человек на сто в маленьком населенном пункте, все равно невозможно представить, как это будет организовано, кто будет отвечать за сохранность телефонов.

Если у каждого будет своя ячейка с ключиком, то все равно получится столпотворение. То есть технически это сделать нереально. На перемене, по дороге в школу и из школы ребенок телефон использовать должен. И огромное количество родителей были возмущены, что придется находиться в страхе, если ребенок совсем не будет иметь права брать телефон. И дети будут каждый день в стрессе.

Поэтому я считаю, что перед началом урока каждый ребенок должен отключать на своем телефоне звук и класть его в общий ящичек в классе. Максимально там будет 30-35 телефонов. Вообще в большинстве школ есть устный договор между родителями и учителями, что дети не используют на уроках телефон. В случае, если используют, учитель жалуется родителям и этот вопрос решается.

Поэтому есть ощущение, что на самом деле эта несущественная дискуссия и создается она сегодня для того, чтобы скрыть более системные, по-настоящему глубокие проблемы в этой сфере. Как будто бы это самое главное, а кроме использования мобильного телефона, ничего больше родителей в связи со школой не беспокоит. На самом же деле у нас в образовании проблем накопилось просто немерено.

Идет сокращение бюджетных мест и повышение стоимости образования в вузах, ухудшение качества образования вообще — и высшего, и школьного, и технического. Надо говорить о введении планового образования наших детей, о распределении после окончания вузов, потому что любое самое блестящее образование в случае непредоставления ребенку рабочего места не стоит ничего. Потому что может быть блестящий диплом блестящего вуза и отсутствие работы. Таких случаев очень много.

Беседовала Лада Коротун

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее