Кому и на что надо давать материнский капитал - эксперт

Национальным проектом по демографии поставлена задача в достаточно скором времени уменьшить уровень бедности вдвое. Но на практике мы видим, что новые законы только подрывают национальную экономику и приводят к еще большему обнищанию бедных и до недавнего времени даже вполне благополучных слоев населения. Что не так? И что надо делать на самом деле?


Смиритесь с бедностью и не бунтуйте?

Об этом "Правде.Ру" рассказал руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов.

— Василий Георгиевич, как реально можно преодолеть бедность? Вы за то, чтобы, например, материнский капитал всем давали?

— Я за то, чтобы материнский капитал давали, в том числе, и гражданам Украины, которым нужно давать также и российское гражданство. Если, например, семья граждан с Украины или из Средней Азии принимает российское гражданство на каких-то условиях, например, невыезд из страны в течение пяти лет, плюс соответствие культуры, языка, то на детей, родившихся за пределами России, при переходе в российское гражданство тоже надо давать материнский капитал.

Потому что это тоже касается бедности. Тогда мы создадим обратный денежный поток. Сейчас миллиарды долларов уходят на Украину, заработанные у нас деньги уходят, а тогда люди эти деньги будут оставлять в России. Мало того, они на Украине недвижимость продадут, чтобы высвободить деньги, и будут переводить их в Россию, чтобы тут покупать.

Здесь это просто чисто коммерчески выгодно. Я рассуждаю не как человек с патриотическими взглядами, а как именно экономист. Этот обратный поток реально нужен экономике. Но наша прежняя экономическая модель долгое время строилась на том, что нам эти деньги не нужны в принципе.

Подумаешь, миллиард долларов на Украину, миллиард долларов в Среднюю Азию — какая разница, мы же богатая страна, что там. Но это же на два миллиарда долларов недокупленных товаров в России, в том числе российского производства, в том числе недвижимости. Это потеря большая или маленькая? Огромная! А экономическая политика, которая обеспечивает развитие внутреннего рынка, прямо или косвенно все равно будет вести к снижению бедности.

— Как вы относитесь к идее о том, чтобы материнский капитал беднейшим людям можно было тратить просто на то, чтобы детей прокормить?

— Я считаю, что материнский капитал должен направляться на покупку жилья в первую очередь, на приобретение крупных товаров, в крайнем случае на автомобиль, хотя автомобиль — это груда железа, которая заржавеет, через десять лет ее придется менять. А жилье — это все-таки инвестиционная вещь, очень серьезная, важная для семьи.

Мне кажется, что в положении, когда мы имеем бедность, нужно не материнский капитал разбазаривать, а освобождать людей от налогов, давать им реальную государственную гарантию на получение каких-то средств. Например, почему государство не возьмет на себя все платежи по ЖКХ бедных семей. В Германии, например, если семья не может оплачивать аренду жилья, то государство выдает субсидию порядка 600 евро.

— Это не только в Германии, а во многих странах…

— А почему и наше государство не берет на себя оплаты счетов наших бедных семей за ЖКХ, электричество и т. д., хотя бы в каких-то размерах? Почему оно вместо этого говорит: "Идите собирайте справки и попрошайничайте у чиновников?" Это неправильный подход. Нужно давать всем людям гарантии и оказывать им помощь, если они оказываются в трудной ситуации. А сейчас одни могут собрать справки, а другие, хоть и являются бедными, не могут, потому что работают, а это нелегко.

— Какой еще удачный зарубежный опыт по снижению бедности можно применить у нас?

— Вообще, снижение бедности на Западе происходило после Второй мировой войны.

— И они параллельно развивались экономически.

— А в последние лет сорок они создали социальное государство. Они тоже сначала оказались в стеснительном положении. После Второй мировой войны случился малоизвестный экономический кризис 1947–1948 годов, но американцев, во всяком случае, он напугал серьезно. Потому что после бурного роста экономики в военные годы, когда они производство наращивали, снова замаячил призрак Великой депрессии с ее толпами голодных, умирающих людей, безработных и оборванных.

Это на самом деле вызвало такую интересную вещь, как экономическая диктатура рабочего класса. В первой половине ХХ века рабочий класс боролся за политическую диктатуру. СССР был, можно сказать, хотя и не вполне точно, такой вот формой политической диктатуры: буржуазии нет, рабочий класс есть.

А на Западе еще в годы Великой депрессии выяснилась простая вещь: если производимые товары вы не продадите массово рабочему классу, вы никому их не продадите. Потому что общество состоит в огромной массе из наемных работников, а мелкие собственники — это совсем мало. Плантаторы, помещики — это вообще уже XIX век. А массовый покупатель — рабочие люди.

Значит, нужно давать им возможность заработать, давать кредиты, в том числе и на ипотеку. И еще один фактор, который нам тоже годится, — нужно освобождать расходы: не делать медицину платной, не делать образование платным. Бесплатная медицина и бесплатное образование должны быть общенациональными, всем гарантированные.

Но у нас, к сожалению, в последние годы только нарастает противоположная тенденция. Если так продолжится и дальше, то мы не только не выберемся из экономического кризиса и нищеты, но это будет только нарастать и разрушать страну все больше и больше.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Смотрите и читайте также:

Бедность в России: что это такое и как с ней бороться

При лукавых подсчетах бедных почти нет

Как в России можно победить бедность

Бедность победят запретами на вывоз нефти, металла и леса