Автор Правда.Ру

КАКАЯ ЖЕ ВЕРСИЯ ИСТИННА?

Как и было обещано ранее, "ПРАВДА.Ру" знакомит своих читателей с неофициальной версией гибели атомной подводной лодки "Курск". С фотографиями читатели могут ознакомиться здесь

 

 Конец июля 2002 года. Прошло почти два года после гибели АПЛ “Курск”. За это время произошло много событий, так или иначе связанных с этой катастрофой. Осенью 2000 г. из затонувшей лодки извлечены тела некоторых членов экипажа. Осенью же 2001 г. “Курск” был поднят и поставлен для осмотра в плавучий док в посёлке Росляково. При этом носовая оконечность (точнее: то, что от неё осталось) перед подъемом была отделена от корпуса и оставлена на грунте. В марте 2002 года эксперты Госкомиссии и Генеральной прокуратуры РФ закончили обследование “Курска” в доке, после чего многострадальный корабль был передан на специализированное предприятие “Нерпа” для разделки на металлолом и утилизацию. В поднятой лодке при её осмотре в доке найдены тела подводников. В честь экипажа “Курска” в Санкт-Петер-бурге создано мемориальное захоронение, а рубку (ограждение выдвижных устройств) решено установить в качестве памятника в городе Курске. В мае — июне 2002 г. в районе гибели корабля проведена ещё одна подводно-техническая операция, в ходе которой избирательно по заказу Госкомиссии и Генеральной прокуратуры РФ подняты определённые фрагменты носовой оконечности корабля. Эта операция завершилась разрушением крупных обломков корабля, оставшихся на грунте, методом подрыва, дабы обломки корабля не рвали рыболовные снасти при промысле в этом районе и не были помехой судоходству (прежде всего подводному).

 На протяжении всего этого времени Госкомиссия неоднократно обещала в самое ближайшее время назвать причины гибели корабля, оглашая при этом сначала несколько версий, а потом всё более и более пропагандируя одну-единственную версию:

 

 Утечка концентрированной перекиси водорода из торпеды стала причиной пожара и термического взрыва аварийной торпеды, которую не успели выстрелить, а её взрыв повлёк за собой детонацию боевых частей других торпед. В результате взрыва торпедного боезапаса на борту лодка получила катастрофические повреждения и затонула со всем экипажем, в её отсеках были пожары, которые окончательно погасило море, проникая в разгерметизированные вследствие полученных повреждений отсеки корабля.

 

 Но это — только слова, будь они написаны на бумаге, зафиксированы на компьютерных носителях информации или произнесены изустно. Сами по себе они ничуть не лучше и не хуже других слов, в том числе и тех, что были высказаны в первой редакции нашего аналитического сборника 2000 года:

 

 Атомный подводный крейсер ВМФ России был потоплен залпом боевых торпед, выпущенных с подводной лодки одной из стран НАТО, которая вела разведку в районе учений Северного флота. Залп боевыми торпедами мог быть как результатом ошибки в человеко-машинной системе управления иностранной субмарины, так и результатом исполнения её командиром прямого мафиозно-масонского приказа, полученного помимо приказаний государственного легитимного управления вооруженными силами страны — владельца подводной лодки, потопившей “Курск”.

 

 Могут быть написаны и другие слова, например:

 

 В гибели корабля и экипажа персонально никто не виноват. В районе учений имело место редкое природное явление — «флуктуации физических полей», не объяснимое наукой именно в силу его редкости, не позволившей его досконально изучить. В результате «флуктуации» торпеды, оказавшиеся в зоне её действия, взорвались сами собой без каких-либо причин военно-техни-ческого характера или воздействия человечес-кого фактора.

 

 Если ограничиться словами, — то на словах, в общем-то, всякое объяснение причин гибели корабля обладает некоторой долей реальной или фантастической возможности. Поэтому по-прежнему, как и в 2000 г., стоят вопросы: Каким словам нельзя верить? А каким словам соответствуют факты жизни? Но поскольку за это время была опубликована новая информация, её необходимо осмыслить. Поэтому обратимся к опубликованному за прошедшие два года.

 

 Кадры, сделанные с научно-исследователького судна «Академик Мстислав Келдыш», были показаны в Голландии, на пресс-конференции, посвященной проблеме подъема «Курска». Это первая демонстрация: ранее носовую часть «Курска» не показывали, а все съемки, произведенные с борта «Мстислава Келдыша», оставались под грифом «секретно».

 Кадры Reuters свидетельствуют, что масштабы разрушенийв носовой части «Курска» действительно были катастрофическими и подтверждают заявления российских военных по этому поводу».

 

 Это цитата из интернета. Действительно тогда, — впервые в Голландии (по месту расположения штаб-квартиры одной из фирм, приглашённых к участию в судоподъемных работах), а не в России, — были показаны публике кадры подводной видеосъемки затонувшего “Курска”. После упомянутой в этой цитате пресс-конференции кое-какие кадры подводных съемок затонувшего “Курска” были показаны и российским телезрителям. В связи с рассматриваемым нами вопросом полезно посмотреть и на то, что из этих подводных съемок осело в интернете (Фото 1,2,3).

 

 Действительно, на основании приведённых фотографий можно сказать, что в носовой оконечности “Курска” разрушения катастрофические.

 Но если не знать, что на фотографиях представлены результаты подводных съёмок, произведённых по заказу бюро-проектанта “Рубин” с борта подводных аппаратов “Мир”, носителем которых является научно-исследовательское судно “Академик Мстислав Келдыш”, — то создаётся впечатление, что кто-то отснял ночью сквозь туман при свете фонаря свалку металлолома.

 

 Иными словами в 2000 г., были опубликованы только те фрагменты подводных съёмок, которые ничего не позволяют сказать о причинах, вызвавших повреждения корпуса, конструкций и механизмов корабля, своеобразно характеризующих именно разрушения затонувшего “Курска”.

 Подобные картины: валяющиеся баллоны высокого давления,согнутые и разорванные тяги каких-то корабельных устройств, разбитое остекление в ограждении рубок подводных лодок и т.п., — можно было увидеть и зрелищно отснять хоть днём (в выходные), хоть ночью в двух автобусных остановках от станции метро “Автово” в Ленинграде на кладбище кораблей в Угольной гавани, когда там производилась примитивная (при помощи автогена, зубила и молотка и ненормативного лексикона) и потому неэффективная разделка на металл списанных подводных лодок и других кораблей и судов.

 

 Очень многие россияне посмотрели фильм “Титаник” Дж.Кэмерона. Подводные съемки затонувшего “Титаника” в этом фильме производились с двух подводных аппаратов “Мир”, работу которых при съемках “Титаника” тоже обеспечивал “Мстислав Келдыш”. Воспоминание о подводных съемках на “Титанике” и сопоставление их кадров с кадрами, снятыми на “Курске” и доступными обозрению общественности, также говорит о том, что демонстрацией разрушений “Курска” скрывалась (под видом предоставления информации о происшедшем) информация об истинных причинах катастрофы.

 

 Почти год спустя, 17 октября 2001 г., научно-исследовательское судно “Академик Мстислав Келдыш” вернулось в Калининград из очередной экспедиции. На сей раз целью экспедиции был осмотр и киносъемка на дне германского линкора “Бисмарк”, потопленного в мае 1941 г. в Атлантике флотом Великобритании. Фрагменты этих съёмок были показаны в одном из выпусков новостей по возвращении корабля из экспедиции. Они тоже говорят о том, что технические возможности позволяют снять и показать больше и лучше, чем это представлено на приведённых выше фотографиях фрагментов носовой оконечности “Курска” после происшедшей катастрофы.

 

 Но это общие слова выражения неудовольствия, которые приводят к вопросу:

 

 А что именно надо показать, чтобы это было характерно именно для катастрофы “Курска” и позволило бы судить о её причинах и характере не только экспертам, но и обществу?

 

 Ответ на этот вопрос простой:

 

 Необходимо показать периметр, на котором уцелевшие в катастрофе корпусные конструкции переходят в искорёженный металл и опустошённое пространство. Если взрыв внутренний, то всё будет загнуто наружу; если взрыв только наружный, то всё будет загнуто вовнутрь; если наружный взрыв повлёк за собой более мощный внутренний, то следы наружного сохранятся на фоне разрушений, вызванных внутренним, как фрагменты каких-то конструкций, загнутые вовнутрь.

 

 Так причины гибели линкора “Новороссийск” во многом характеризует именно периметр, на котором уцелевшие конструкции переходят в искорёженный металл и опустошённое пространство. По виду выступающей над водой части периметра зоны разрушений любому человеку, имеющему представление о сопромате (как о механике твердого тела в процессе деформаций под воздействием статической и динамической нагрузки) и о механике жидких и газовых сред (т.е. практически любому инженеру-механику), ясно, что взрыв был наружный и, если не на поверхности корпуса корабля, то в непосредственной близости от неё, поскольку не видно следов разрушений обширным фронтом сформировавшейся ударной волны.

 

 Но из всех представленных фотографий разрушений в носовой оконечности затонувшего “Курска” только одна показывает фрагмент периметра зоны разрушений: район, где прочный корпус и вводы в него каких-то кабелей видны вследствие того, что сорван легкий корпус (уцелевшие фрагменты лёгкого корпуса видны как узкая полоска вдоль левого края фотографии)(Фото 4,5).

 

 То есть весь периметр — граница перехода «уцелевшее — разрушенное» — тайна от общества при всей показной гласности расследования причин и характера развития катастрофы и чуть ли не насильственном предоставлении информации журналистам руководителем Госкомиссии И.Клебановым и руководителем “Рубина” И.Спасским. И соответственно этому те фрагменты подводных видеосъемок носовой оконечности АПЛ “Курск”, на которых был запечатлён периметр зоны разрушений, целенаправленно утаиваются на протяжении двух лет без малого, в то время как И.Клебанов и И.Спасский произносят всякие слова о ходе расследования и высказывают разного рода предположения о первопричине и динамике развития катастрофы.

 

 То же касается и обломков пресловутого торпедного аппарата, в котором находилась и взорвалась якобы роковая торпеда “Курска”: его ни в натуре, ни на фотографиях не видел никто, кроме экспертов и других людей, причастных непосредственно к работам с ним связанным. Похоже, что демонстрация обломков аппарата отложена на завершение расследования, поскольку видимо они избраны сыграть роль неоспоримого козыря в убеждении общественности в истинности слов Госкомиссии: в аппарате взорвалась торпеда, что и повлекло гибель лодки.

 

 Однако это — плохой “козырь”. Ясно, что если на борту “Курска” взорвались торпеды и при этом какие-то торпеды взорвались в торпедных аппаратах, то некоторые торпедные аппараты будут искорежены соответствующим образом: т.е. их внешний вид и вид их обломков будет соответствовать версии катастрофы, избранной Госкомиссией — по каким-то политическим мотивам — для научно-технического обоснования в общественном мнении истинности именно её.

 

 Но чтобы согласиться с тем, что именно взрыв одной из торпед в аппарате послужил технической первопричиной гибели корабля, сначала всё же следует посмотреть на периметр зоны разрушений в том виде, в каком он был на дне Баренцева моря до начала работ по отделению носовой оконечности (включая первый отсек) от остального корпуса “Курска”. Пока же периметр области разрушений утаивается, то все разговоры про взрыв торпеды в аппарате — ничего не говорят о том, что произошло на самом деле, а представляют собой ни к чему, — кроме неверия Госкомиссии всякого умного человека, — не обязывающий безответственный трёп членов этой Госкомиссии.

 

 Из желания не показывать периметр области разрушений проистекало и предложение не поднимать “Курск”, а объявить место его гибели официально «воинским захоронением». Но когда корабль всё же был поднят, то высшие чины ВМФ заявили, что к “Курску” в доке (кроме персонала самого плавучего дока) будут допущены только эксперты Госкомиссии, следователи и эксперты Прокуратуры: дескать, показывать разрушения прочим гражданам России — неэтично по отношению к погибшим морякам и их памяти. Но на самом деле это было ни что иное, как стремление исключить саму возможность общественно-инициативного расследования, лишив общество достоверной информации о техническом состоянии корабля после катастрофы.

 

 Соответственно такому подходу, первое изображение повреждений “Курска” было показано по телевидению после всплытия дока с лодкой в Росляково. На показанном телезрителям кадре высокие должностные чины стоят спинами к зрителям: слева — тогдашний командующий Северным флотом В.Попов; справа — Генеральный прокурор России В.Устинов. Находясь на стапель-палубе дока и глядя вверх на вмятину в борту с дыркой, которая чернеет в углу показанного телезрителям кадра, они обсуждают повреждение. Смысл их беседы (не дословно) сводится к следующему (фото 6):

 

 — А при транспортировке не могли повредить? (В.Устинов)

 — Нет, не могли… (В.Попов)

 

 Потом выяснилось, что это - очередное шоу, цель которого - заболтать ход расследования. Спустя некоторое время, когда внимание прессы сосредоточилось на обсуждении дырки, И.Клебанов поведал, что отверстие прорезали водолазы ещё в 2000 г., когда производилось первое инженерное обследование “Курска” на грунте по завершении спасательной операции: дескать комиссия заинтересовалась вмятиной и захотела получить образец металла из этой области. Это объяснение И.Клебанова для многих звучит как косвенное свидетельство в пользу версии столкновения. Но к проверке версии столкновения это не имеет ни малейшего отношения.

 

 Дело в том, что лёгкий корпус “Курска” облицован так называемой «резиной» — специальным покрытием толщиной несколько сантиметров, назначение которого не пропускать в воду собственные шумы изнутри лодки, а также поглощать и рассеивать сигналы гидролокаторов, ведущих поиск подводных лодок. Пластины покрытия при больших скоростях хода иногда отрываются и потому поддержание его целостности — предмет особой заботы при швартовке и взаимодействии лодки с буксирами. Но, как показывает фотография, «резина» в области вмятины цела.

 

 И всё-таки что-то на поверхности корпуса затонувшего “Курска” вызвало интерес Госкомиссии, вследствие чего кусок «резины» — именно в этом месте — был вырезан вместе с металлическими конструкциями лёгкого корпуса, к которому он был приклеен. Ниже мы ещё вернёмся к вопросу о том, что могло вызвать такой интерес Госкомиссии, а пока лишь отметим, что с этим же связан и ответ на вопрос, почему для первого показа были выбраны именно кадры с обсуждением происхождения вмятины и дырки в её области.

 

 То, что оставалось за кадром в первом показе, было продемонстрировано через некоторое время в последующих репортажах из Росляково (фото 7,8).

 

 На этих фотографиях видно, что вмятина непосредственно граничит с районом, где сорван лёгкий корпус и где может быть видно уцелевшее содержимое междукорпусного пространства. То есть в первом показе, где эта область осталась за кадром, было выражено обсуждавшееся ранее стремление скрыть от общественности внешний вид периметра области разрушений. Оно же выразилось и на следующем кадре, в котором, якобы отсутствующая цензура РТР, поместила надпись «Росляково. Мурманская область». Но поместила именно на один из фрагментов попавшей в кадр части периметра области разрушений. Эти фотографии также говорят о том, что собственно вмятина в лёгком корпусе не представляет собой ничего особо интересного в инженерно-следственном отношении, чтобы именно из неё брать образец металла.

 

 В результате этого показа, В.Устинов и В.Попов, обсуждавшие до этого вопрос о возникновении то ли вмятины, то ли дырки в районе вмятины, потеряли лицо (фото 9).

 

 И это нежелание показывать периметр области разрушений выразилось на следующей фотографии с надписью «Assoсiated Press». На ней хорошо видно, что справа изображение оборвано границей кадра на вмятине и отверстии в её области. Что находится далее по направлению в нос, — пока ещё тайна от общества и известно только тем, кто непосредственно причастен к работам Госкомиссии и Прокуратуры по расследованию катастрофы.

 

 Теперь обратимся к серии фотографий, сделанных на стапель-палубе плавучего дока в посёлке Росляково после 25 октября 2001 г., показывающих виды района отделения носовой оконечности АПЛ “Курск” от корпуса корабля. В этой серии на второй фотографии В.Устинов своей фигурой закрывает район вмятины в правом борту, а рядом с его капюшоном (над его левым плечом) продолжается кадр (о нём шла речь выше), на котором изображение по направлению в нос лодки оборванно цензурой (фото 10,11,12,13).

 

 Серия этих фотографий интересна тем, что все они сняты с разных точек стапель-палубы и на них показан один и тот же район. Вследствие этого одни и те же фрагменты корпуса и его повреждения видны с разных ракурсов, а вся совокупность фотографий даёт объемное (трехмерное) представление о характере каждого из них (объемное тело или лист металла) и об их ориентации в пространстве.

 

 То, что представляет интерес в связи с рассматриваемой темой, на фотографиях обведено нами контрастными по отношению к фону контурами и указано стрелками.

 

 На первой фотографии нами отмечено два объекта.

 Объект № 1 — вертикальная щель в левом борту (“Курск” сфотографирован со стороны отсутствующей носовой оконечности). Щель видна как чёрная полоса, контрастирующая с белым снегом, припорошившим лёгкий корпус в верхней его части. Этот щелевидный разрыв представляет собой видимый снаружи след первой попытки отделить разрушенную взрывами носовую оконечность от более или менее целых конструкций корпуса корабля. Как сообщалось в ходе работ, попытка отделить разрушенную носовую оконечность завершилась заклиниванием цепной пилы в обломках корабля. И поскольку со щелевым разрывом в левом борту связаны другие видимые на фотографиях особенности уцелевших конструкций, о чём речь пойдёт далее, то это совсем не похоже на то, что щелевидный разрыв в левом борту — результат сдвиговых деформаций и разрыва обшивки, а также несущих конструкций набора лёгкого корпуса во время удара о грунт тонущей лодки с разрушенной взрывами носовой оконечностью.

 

 Объект № 2, выделенный нами на первой фотографии, отмечен и на трёх друг других фотографиях.

 

 Об этом объекте можно сказать следующее:

 

 Если соотноситься с поперечным сечением корабля, то объект № 2 расположен в районе, где находятся шпангоуты прочного корпуса. Один из шпангоутов прочного корпуса виден за ним на всех фотографиях (это кольцо Г- либо Т-образного поперечного сечения, охватывающее прочный корпус).

 

 Судя по фотографиям, в поперечном сечении этот объект тоже представляет собой Г- или Т-образный профиль, что тоже соответствует предположению о том, что он — один из шпангоутов прочного корпуса.

 

 Вертикальная ножка этого Г- или Т-образного профиля, как видно из совокупности разных ракурсов снимков, лежит в плоскости, перпендикулярной продольной оси лодки, т.е. в плоскости одного из шпаногоутных сечений.

 

 Этот предположительно шпангоут утратил целостность — шпангоутное кольцо разорвано, и другие его части на фотографиях не видны.

 

 В той его части, что видна на фотографиях, отсутствует примыкание профиля этого предположительно шпангоута к поверхности прочного корпуса — прочный корпус снесён на одну две шпации (расстояние между шпангоутами), хотя обломки шпангоутов в этом районе сохранились на своих местах.

 

 Изгиб этого предположительно шпангоута не совпадает с кривизной поверхности прочного корпуса в этом районе — обломок шпангоута загнут по направлению вовнутрь прочного корпуса.

 

 Вид на район отделения от корпуса корабля носовой оконечности с правого и левого бортов даёт основания полагать, что к моменту начала отделения носовой оконечности повреждения правого и левого бортов были разными по своей тяжести и носили в этом районе достаточно ярко выраженный несимметричный относительно диаметральной плоскости (т.е. относительно продольной вертикальной плоскости симметрии корабля при отсутствии у него крена) характер:

 

 В левом борту имеется вертикальный щелевой разрыв конструкций легкого корпуса (объект № 1, о котором шла речь при обсуждении первой фотографии рассматриваемой серии) и по направлению в нос от него на протяжении примерно 4 метров сохранились несущие конструкции набора и обшивка лёгкого корпуса;

 

 с правого борта вся обшивка лёгкого корпуса сорвана вместе с несущими её конструкциями набора по направлению в корму до переборки, разделяющей в междукорпусном пространстве балластные цистерны (ЦГБ) в районе, где расположен второй ракетный контейнер правого борта.

 

 Но это — тоже слова. Однако на основании этих фотографий можно соотнести разрушения в районе фактического отделения носовой оконечности с продольным разрезом АПЛ “Курск”. Поскольку о характере разрушений носовой оконечности далее в нос от контура её фактического отрыва у нас информации нет, то с учётом этого обстоятельства получится картина, характеризующая только ту часть корпуса “Курска”, что была поставлена в док (фото 14,15).

 

 На получившейся схеме цифрой «1» обозначена плоскость, по которой, видимо, предполагалось отделить носовую оконечность от корпуса АПЛ в соответствии с проектом подъема. Положение плоскости «1» относительно элементов конструкции лодки определено на схеме достаточно точно:

 

 во-первых, по расположению вертикального щелевого разрыва лёгкого корпуса в левом борту (отмечен на первой фотографии как объект № 1) относительно первой (при отсчёте с носа) пары ракетных контейнеров (на продольном разрезе их проекции на диаметральную плоскость показаны наклонными пунктирными прямоугольниками с закруглёнными торцами-крышками) и,

 

 во-вторых, по положению поперечного разреза (его контур, видимый с правого борта, обозначен цифрой 1 на фрагменте фотографии рядом со схемой), обнажившего носовую переборку трюма (либо прочной цистерны), расположенного под первой платформой (самой нижней палубой) в первом отсеке (переборка, явно прочная, подкреплённая набором, обозначена на фотографии цифрой, 2 и она же отмечена на схеме отделения обломков носовой оконечности).

 

 Вертикальный щелевидный разрыв в лёгком корпусе на левом борту и поперечный разрез, не доходящий до днищевых конструкций и киля, видимый с правого борта на фотографии с В.Устиновым (его левое плечо и край капюшона видны на фотографии), являются свидетельством того, что попытка отделить носовую оконечность по плоскости «1» с помощью цепной пилы завершилась неудачей.

 

 Эта “неудача” не позволила полностью скрыть от взоров “непосвященных” в таинства “расследо-вания” периметр зоны разрушений, оставив его на дне вместе с обломками носовой оконечности.

 

 На этой же фотографии цифрой 3 помечен фрагмент периметра сохранившихся конструкций лёгкого корпуса по правому борту. Как видно на этой фотографии, отсутствующие фрагменты конструкций лёгкого корпуса, которые должны закрывать ракетный контейнер, отделены по линиям, совпадающим с направлением элементов набора лёгкого корпуса: вертикальный фрагмент периметра в этом районе совпадает с направлением шпангоутов, а горизонтальный с направлением расположения стрингеров и представляет собой край подъёмного щита, закрывающего первую пару ракетных контейнеров правого борта (на первой фотографии хорошо видно, что все аналогичные щиты на левом борту подняты в вертикальное положение для обеспечения выгрузки ракет из контейнеров). Кромки периметра в этом районе — ровные: без загибов и рваных краёв. Это обстоятельство указывает на то, что конструкции лёгкого корпуса в этом районе вырезаны вместе с соответствующим фрагментом периметра области разрушений. Надо полагать, что это изъятие неких значимых фрагментов периметра области разрушений было произведено водолазами (также как и вырез в области вмятины на правом борту) ещё до подъема “Курска” и постановки его в док.

 На схеме жирным контуром неправильной формы с выносками, обозначенными «ПБ» и «ЛБ», приблизительно показаны фактические границы по лёгкому корпусу (они не совпадают с границами слома прочного корпуса), по которым произошёл отрыв обломков носовой оконечности корабля по правому (ПБ) и левому (ЛБ) бортам, соответственно. Цифрой «2» обозначена возможная плоскость отделения обломков носовой оконечности, альтернативная выполненному проекту подъёма.

 

 Все эти частные факты в совокупности и в соотнесении их друг с другом приводят к ряду вопросов.

 

 Почему было принято решение отделять носовую оконечность по плоскости «1», где надо разрезать корпус подводной лодки по всей его высоте, включая и необходимость разреза по всему периметру прочного корпуса, выполненного из стали с очень высокими механическими характеристиками, в том числе и с высоким сопротивлением резанию?

 

 Почему было нежелательно отделить обломки носовой оконечности по плоскости «2» либо близкой к ней в районе, где после взрывов торпедного боезапаса корабля уцелели только конструкции лёгкого и, возможно, прочного корпусов, прилегающие к днищу, вследствие чего объем работ при отделении обломков носовой оконечности в районе плоскости «2» мог быть явно меньше, чем при их отделении по плоскости «1»?

 

 Только ли опасались взрыва уцелевших в катастрофе торпед при механической резке или их детонации при использовании технологии отделения обломков носовой оконечности методом подрыва специально уложенных шнуровых зарядов, вследствие чего и было принято решение отделять по плоскости «1», а не по плоскости «2»?

 

 Что могло существенно ослабить прочность конструкций корпуса по правому борту настолько, что асимметрия состояния обоих бортов в доке столь явно выражена?

 

 Что из фрагментов конструкций правого борта потребовалась изъять, не дожидаясь подъёма лодки, в результате чего образовались дырка в области вмятины и ровные края периметра сохранившихся конструкций лёгкого корпуса на правом борту?

 

 Ответы на эти и другие вопросы даёт предположение:

 

 В правом борту имелась пробоина, образованная внешним взрывом торпеды.

 

 Этот взрыв разорвал шпангоут прочного корпуса (на который мы обратили внимание), оторвал его от обшивки прочного корпуса и обломок его загнул внутрь прочного корпуса . При этом некоторые фрагменты прочного корпуса в этом районе были сметены взрывом торпеды, а уцелевшие фрагменты сохранили на себе следы этого внешнего взрыва, которые не смог уничтожить внутренний взрыв сдетонировавшего торпедного боезапаса корабля.

 

 Соответственно, плоскость «1» была избрана для отделения носовой оконечности не только потому, что при отделении по ней обломков носовой оконечности гарантии безопасности от возможного взрыва уцелевших торпед были выше, нежели в случае отделения обломков по плоскости «2», но и потому, что она проходила через торпедную пробоину. В чисто инженерном плане это действительно упрощало работы по отделению обломков, но кроме всего это — одно из многих действий по сокрытию от общества истинных причин гибели корабля, которые должны были стать известными ещё по результатам первого подводного осмотра с борта подводных аппаратов спасательного судна “Михаил Рудницкий” в августе 2000 г.(фото 16)

 

 Поэтому ещё раз обратимся к экземпляру первой (из числа рассмотренных ранее) фотографий “Курска” в плавучем доке в Росляково, но обратим внимание на другие запечатлённые на ней особенности. Действительно на правом борту периметр уцелевших конструкций прочного корпуса корабля имеет проём, в который естественным образом вписывается контур возможной торпедной пробоины.

 

 При отделении обломков носовой оконечности по плоскости «1» пробоина как бы исчезла по принципу «бублик сломали — дырки не стало». Осуществлению принципа «переломленного бублика» способствовало и удаление на правом борту конструкций лёгкого корпуса вместе с соответствующими фрагментами периметра области разрушений в том виде, в каком они остались после всех взрывов. Однако поскольку попытка отделить обломки носовой оконечности по плоскости «1» завершилась “неудачей”, то остался странный проём в контуре периметра поднятой части корпуса, в которую на фотографии мы вписали контур, предположительных границ торпедной пробоины. Если бы удалось отпилить носовую оконечность полностью по плоскости «1», то невозможно было бы увидеть нижнюю часть «носовой» половины пробоины. На второй фотографии, снятой с правого борта (той, где запечатлён В.Устинов), этот проём теряется на фоне уцелевших конструкций благодаря иному ракурсу съёмки.

 

 В связи с этим предположением о локализации следов наружного взрыва торпеды следует отметить, что когда внутри прочного корпуса были установлены леса, с которых Генпрокурор В.Устинов давал пояснения о катастрофе в короткометражном фильме, показанном по телевидению 27 ноября 2001 г., то съёмка велась так, что он своим телом закрывал вид изнутри прочного корпуса именно на этот район, в который мы вписали контур предположительного расположения торпедной пробоины.

 

 Эта торпедная пробоина, “исчезнувшая” на фоне катастрофических разрушений корпуса, происшедших в результате детонации торпедного боезапаса корабля и попытки отделить носовую оконечность по плоскости «1» по принципу «перелома бублика», разрушила и ослабила повреждениями конструкции лёгкого корпуса на правом борту настолько, что те из них, что уцелели после детонации торпедного боезапаса корабля и не были срезаны водолазами до подъёма лодки, в процессе подъёма корабля отломились под тяжестью собственного веса и упали на дно моря.

 

 Это же предположение о поражении лодки торпедой объясняет и происхождение вмятины в правом борту. Соответственно тому, что в цистернах главного балласта (ЦГБ) могли быть «воздушные подушки», то вмятина в правом борту лёгкого корпуса — результат прохождения вдоль корпуса ударной волны внешнего (по отношению к поверхности прочного корпуса) взрыва торпеды, поразившей “Курск”; воздушных подушек в ЦГБ просто не могло не быть, если балластные цистерны были уже продуты или продувались при всплытии лодки в перископное положение в момент её поражения торпедой.

 

 В этой связи мы рассмотрим фрагмент приводившейся ранее фотографии “Курска” в доке, на которой корабль снят с правого борта в такое время, что все мелкие неровности поверхности корпуса при освещении солнцем отбрасывают резкие тени. Как видно на этой фотографии, в области вмятины на правом борту (мы обвели её контуром) обшивка легкого корпуса продавлена в пространство между элементами поперечного набора, которые тоже продавлены по направлению вовнутрь относительно линий теоретического чертежа, задающего идеальную форму поверхности корпуса (фото 17).

 

 Такие локализация и внешний вид повреждений корпуса корабля соответствуют именно деформациям набора (более прочного) и обшивки (менее прочной) под воздействием сформировавшегося фронта ударной волны внешнего взрыва. У правого края этого кадра видна дырка в виде чёрного пятна, вырезанная водолазами в области вмятины. Изъятие образца наружной поверхности корпуса именно из этого места до начала судоподъемной операции, возможно, обусловлено тем, что именно здесь были обнаружены застрявшие в «резине» осколки взорвавшейся чужой торпеды.

 

 Похоже, что интерес к “Курску”, лежащему на дне, проявляли и иностранцы, которые возможно пытались изъять доказательства своей причастности к гибели корабля. Так 15 и 16 ноября 2000 г. средства массовой информации сообщили, что норвежские сейсмологи зарегистрировали в районе гибели “Курска” около 40 взрывов. Командование ВМФ России прореагировало на сообщение норвежских сейсмологов заявлением, что в районе было произведено контрольное профилактическое бомбометание. При этом норвежские сейсмологи утверждали, что мощность каждого взрыва составила приблизительно 200 кг в тротиловом эквиваленте, а ВМФ России, опровергая это сообщение, утверждал, что при контрольном «профилактическом бомбометании» были применены гранаты РГ-60, предназначенные для противодиверсионной обороны кораблей, стоящих на рейде. Но вне зависимости от того, кто прав в своих заявлениях, действия ВМФ России вполне соответствовали пресечению несанкционированных подводных работ на месте гибели корабля, осуществляемых нелегально кем-то из иностранцев.

 Соответственно предположению о внешнем взрыве торпеды по правому борту, вмятин на лёгком корпусе по левому борту нет. Их там нет потому, что прочный корпус при прохождении ударной волны взрыва, происшедшего по правому борту, сыграл роль защитного экрана, отразившего ударную волну в других направлениях.

 

 Это ещё один довод в пользу того, что нежелание показывать “Курск” в доке кому бы то ни было, кроме членов Госкомиссии и привлекаемых ею экспертов и персонала дока, тоже проистекает из потребности неких политических сил скрыть от общества следы, оставленные на поднятой части корпуса истинной военно-технической первопричиной гибели лодки — наружным взрывом торпеды (скорее всего не одной), повлёкшим детонацию и взрыв собственного торпедного боезапаса корабля.

 

 Что касается предположения, что наружных взрывов торпед было больше, чем один, то есть ещё одна фотография АПЛ “Курск”, на которой запечатлены не вполне понятные особенности внешнего вида корабля после его постановки в док (фото 18).

 

 Приведённый снимок сделан в плавдоке в посёлке Росляково в последних числах октября 2001 г. Судоподъёмно-транспортная баржа “Giant-4”, принадлежащая голландской фирме “Мамут”, уже выведена из дока; “Курск” уже лежит на кильблоках стапель-палубы, но док ещё не всплыл полностью, и поэтому корпус лодки окружён водой. На палубу поднялись высокие должностные чины. Позади них в палубе виден большой вырез неправильной формы, по краю которого можно судить о толщине резинового покрытия лёгкого корпуса. У левого края кадра на палубе виден перехваченный лентами аварийный буй, который не всплыл, как это предусмотрено аварийной ситуацией, во время катастрофы. Экипаж не смог им воспользоваться для передачи сообщений то ли вследствие конструктивных недостатков и дефектов при изготовлении аварийного буя, то ли вследствие того, что буй и механизмы его отдачи были заклинены в результате деформаций этого района корпуса, полученных при прохождении ударной волны торпедного взрыва, происшедшего вблизи кормовой оконечности лодки.

 

 Но на этой фотографии интересно не только то, о чём было сказано в предыдущем абзаце. На ней в нанесённом нами контуре, примыкающем к нижней границе кадра, видна странная полоса белого цвета: то ли это снежок и наледь на палубе, то ли это блик на мокром корпусе. Если это блик, то он показывает, что легкий корпус в кормовой оконечности деформирован. Об этом же говорят и контуры поперечных стыков резиновой облицовки на поверхности лёгкого корпуса в районе этого объекта — предположительно блика; их направленность не зависит от того, что это: белый снег или блик на мокром корпусе. Не соответствует характер этих деформаций и тем, которые могли быть получены при неумелой швартовке корабля или в ходе судоподъема (в частности не сорвано резиновое покрытие корпуса). Кроме того, их не должно быть в случае, если имел место только взрыв торпедного боезапаса в носовой оконечности корабля. Но они вполне уместны, если вблизи кормовой оконечности произошёл неконтактный взрыв ещё одной торпеды, ударная волна которого деформировала лёгкий корпус, повредила комингс-площадку люка 9-го отсека, заклинила аварийный буй, нарушила герметичность вводов в прочный корпус каких-то трубопроводов и кабельных трасс, что и привело к затоплению 9-го и других кормовых отсеков.

 

 Теперь перейдём к ответу на вопрос о том, как могло произойти применение боевого оружия против АПЛ “Курск”, не санкционированное кем-либо. Вот что сообщило “Независимое военное обозрение” “Независимой газеты” в статье Александра Мозгового от 21.01.2000 г. «МОРСКИЕ ВОЛКИ» И НАДВОДНЫЕ «ХОРЬКИ» с подзаголовком «Пентагон лидирует в создании стратегических подводных ракетоносцев»:

 

 «ПО СУММЕ характеристик лучшей субмариной уходящего века следует признать американскую атомную подводную лодку четвертого поколения “Сивулф” (“Морской волк”), которая вступила в строй в 1998 г. Хотя, если исходить из чисто формального “рекордного” признака, она лишь самая дорогая в мире, поскольку обошлась налогоплательщикам почти в 3 млрд. долл. “Сивулф” присвоили тактический номер SSN-21, что призвано означать, что это лодка XXI в. Не только фактически, но и хронологически это соответствует действительности. Вторая в серии субмарина данного типа — “Коннектикут” — вошла в состав ВМС США в 1999 г., став последней атомной подводной лодкой уходящего века, а третья, получившая название “Джимми Картер”, явится первым кораблем атомного подводного флота XXI столетия после передачи ее американским военно-морским силам в 2001 г.»

 

 Потом в статье расписывается техническое совершенство “Сивулф”, но на фоне всего этого между прочим сообщается:

 

 «Если засечь шумы “Морского волка”, как уже отмечалось, чрезвычайно сложно, то сам он “слышит” очень хорошо благодаря семи акустическим антеннам. Этот комплекс способен обнаруживать, классифицировать и отслеживать до 1800 акустических контактов. Эти сведения обрабатываются автоматической системой боевого управления (АСБУ) AN/BSY-2, в которую интегрированы все электронные системы корабля. АСБУ определяет координаты цели и дает сигнал на применение оружия. AN/BSY-2 — один из самых дорогостоящих элементов “Сивулфа”. Общая стоимость её разработки составила без малого 3 млрд. долл. Первый серийный образец, установленный на “Морском волке”, обошёлся в 280 млн. долл. По признанию офицеров лодки, АСБУ порой выдает такой объем информации, которым они «еще только учатся управлять». Это заявление звучит зловеще, поскольку на борту “Сивулфа” размещаются 52 единицы оружия (торпеды разных типов и крылатые ракеты “Томагавк”), и в случае ошибок в управлении весьма вероятно его случайное применение (выделено нами жирным при цитировании: это ответ на вопрос, как могло произойти применение боевого оружия против АПЛ “Курск”)».

 

 По существу это статья содержит признание самих американцев в том, что они передоверили всё автоматике, вследствие чего применение оружия “Сивулф” в каких-то обстоятельствах может быть несанкционированным.

 

 Спрашивается: Где были лодки этого типа 12.08.2000 г.? Как они отчитались о расходе боезапаса по возвращении?

 

 Кроме того, прошедшие два года показали, что деятельность Госкомиссии, расследующей катастрофу (или делающей вид, что она занята именно этим), особенно предоставление ею информации обществу носит, казалось бы, бессистемный, непоследовательный и противоречащий самому себе характер. Но ощущение этой бессистемности пропадает, если соотноситься с общим течением политических событий в мире.

 

 В конце октября 2000 г. промелькнуло сообщение, что следующее заседание Госкомиссии состоится 9 ноября в ЦКБ морской техники “Рубин”, на котором предполагается огласить причины гибели “Курска”. 8 ноября 2000 г. в США должны были быть оглашены результаты выборов президента, и как ожидалось именно 8 ноября будет ясно, кто станет новым президентом страны: А.Гор либо Дж.Буш младший. Но 8 ноября эта неопределённость не разрешилась, а начались ручной пересчёт голосов и судебные разбирательства на тему, кто победил на выборах и кто станет новым президентом США. Соответственно 9 ноября никаких сообщений о том, что Госкомиссия собиралась и пришла к каким-то выводам о причинах гибели “Курска” не было. Спрашивается: зачем было уведомлять заранее, что что-то будет оглашено 9 ноября 2000 г.?

 

 Прошёл год. В конце лета началась судоподъемная операция. Для её освещения в Мурманске был создан специальный пресс-центр. Но уже в процессе завершения подготовки к подъему “Курска”, 11 сентября 2001 г. произошёл теракт в Нью-Йорке, который привлек к себе внимание людей всего мира, после чего подъем “Курска” и расследование причин его гибели ушли куда-то на задний план. Складывается впечатление, что «мировая закулиса» синхронизировала эти события так, чтобы расследование причин гибели “Курска”, бывшее на протяжении всего предшествующего года объектом внимания №1 в мире новостей, было вытеснено и забылось под воздействием зрелища трагедии в Нью-Йорке. И действительно: пресс-центр в Мурманске во время подъёма и транспортировки лодки пустовал.

 

 На этом фоне событий в мире в ходе судоподъемной операции последовало неизвестно кому персонально адресованное заявление тогдашнего командующего Северным флотом В.Попова о том, что после того, как “Курск” будет поднят и поставлен в док для осмотра, то разрушения на нём увидят только персонал дока, эксперты, следователи Прокуратуры и члены Госкомиссии, а общественности эта информация будет недоступна под предлогом неэтичности по отношению к погибшим морякам и их памяти.

 Но, похоже, что в этот период течения глобальной политики какие-то договорённости в отношении России не соблюдались, и 17 октября 2001 г. через телевидение делается намёк кому-то: проходит сообщение, что научно-исследовательское судно “Академик Мстислав Келдыш” вернулось в Калининград из очередной экспедиции, объектом интереса которой стал потопленный германский линкор “Бисмарк”. Это сообщение сопровождается показом фрагментов технически совершенных видеосъёмок затонувшего линкора и его конструкций. А чтобы намёк был понят, кто-то должен вспомнить, что годом ранее “Келдыш” обеспечивал осмотр и видеосъемки затонувшего “Курска”. При этом даже со ссылкой на то обстоятельство, что придонная илистая муть в месте залегания “Курска” может ухудшить качество изображения по отношению к качеству, достигнутому при съёмках “Бисмарка” в прозрачных океанских глубинах, этот «кто-то» должен понять, что и в условиях Баренцева моря на снимках будет ясно видно, как загнуты края пробоин: вовнутрь — что соответствует следам внешних взрывов, либо наружу — что соответствует следам внутренних взрывов.

 

 Однако намёк воспринят не был. Прошло некоторое время и в телеэфир вышли кадры, на которых В.Попов и В.Устинов, стоя на стапель-палубе дока в Росляково, гадают на тему о происхождении дырки в области вмятины на правом борту “Курска”, хотя прекрасно знают, что эта вмятина граничит с районом, в котором разрушения очень похожи на последствия взрыва торпеды. Как уже отмечалось выше, вид этого района повреждений не попадает в демонстри-руемые в телеэфире кадры.

 Кроме того, подводникам всего мира известно, что лодка покрыта «резиной» и что металл в области вмятины в общем-то такой же, как и на складе завода в Северодвинске, и соответственно остаётся сделать вывод о том, что дырка вырезана не ради извлечения образца металла, а ради извлечения фрагмента «резины». Но и «резина» — такая же, как и на складе завода в Северодвинске. То есть интерес для Госкомиссии она может представлять не сама по себе, а только в совокупности с тем, что в ней предположительно застряло. Тем не менее, некие политические партнёры заказчиков этого показа по-прежнему не воспринимают намёков, идущих из России.

 Наступает воскресенье 27 ноября 2001 г. Внезапно — без каких-либо объявлений заранее — телевидение ломает свою дневную программу и выпускает в эфир 7-минутный фильм, в котором Генеральный прокурор РФ В.Устинов проводит обзорную экскурсию, показывая некоторые из множества разрушений на “Курске” (фото 19, 20, 21).

 

 На приводимой нами фотографии В.Устинов (в капюшоне) стоит спиной к зрителю. Объектив камеры направлен в корму внутрь прочного корпуса. В других кадрах фильма В.Устинов занимает это же место на лесах, но оператор стоит уже на месте адмирала и снимает В.Устинова. Съёмка так срежиссирована, что за спиной дающего пояснения В.Устинова оказывается район правого борта, который мы выявили и определили предположительно как район локализации разрушений, вызванных внешним взрывом торпеды. Но в этом 7-минутном ролике этот район показан не был: зрителям были показаны другие повреждения, о которых В.Устинов и рассказывал.

 

 Показывая завалы искорежённых труб и следы сорванных переборок, В.Устинов стоял на лесах на том самом месте, где на фотографии мы видим его вместе с адмиралом, и закрывал своей фигурой при съемках вид изнутри на тот район правого борта, на фоне которого он был снят снаружи в этом фильме. Однако при съемках снаружи в этом же фильме, этот район был виден, но оставлен без каких-либо детальных комментариев, а В.Устинов закрывал своей фигурой от взоров телезрителей вмятину и дырку на правом борту. На приводимой нами далее фотографии, тот, кто её поместил в интернет, насколько смог заботливо исправил этот недостаток съёмки и сам прорисовал на фоне В.Устинова контуры вмятины в правом борту и дырки в её области.

 Этот ролик был показан по всем каналам в выпусках новостей в России и его ретранслировали многие зарубежные телеканалы. Фрагменты из него в обилии осели в интернете. После этого показа, похоже, до анонимных политических партнёров дошло, что в Росляково можно отснять еще один фильм, в котором направлять камеру и комментировать то, что окажется в её поле зрения, будет уже не юрист, а кораблестроители, специалисты по взрывчатке и взрывам, минно-торпедному делу, металловеды и т.п. (причём для этой цели могут пригласить и специалистов, не подвластных диктату правящих в ВМФ и кораблестроении мафий). А, кроме того, в телевизионном эфире могут «всплыть» и материалы подводных съёмок “Курска”, лежащего на грунте, проводившихся с борта подводных аппаратов и водолазами в разное время.

 

 На фильм, в котором Генеральный прокурор РФ комментировал видеоряд, судя по всему, последовала реакция анонимных политических партнёров, в результате чего СМИ России стали редко вспоминать “Курск” и Госкомиссию, расследующую катастрофу; а сама Госкомиссия снова начала обещать, что когда-нибудь она соберётся и огласит свои выводы о том, как в одном из торпедных аппаратов “Курска” взорвалась неисправная торпеда.

 

 Если это не так, то зачем было заранее объявлять, что “Курск” в доке будет показан только экспертам, а затем вопреки вовсе не обязательному в жизни обещанию, нарушить его и показать всему миру кадры, изображение на которых не укладывается в подсказанную из США версию: гибель лодки в результате внутреннего взрыва?

 

 Соответственно всему опубликованному за прошедшие два года, схема поражения “Курска” торпедным залпом предстаёт в следующем виде (фото 22):

 

 По направлению с носа в корму на продольном разрезе лодки отмечены:

 взрыв в районе размещения торпедных аппаратов, вызвавший первичное разрушение аппаратов и вторичный взрыв по крайней мере одной из размещённых в них торпед;

 взрыв в районе первого отсека по правому борту, разрушивший лёгкий корпус на большой площади и образовавший пробоину в прочном корпусе;

 неконтактный взрыв в районе кормовой оконечности, повредивший комингс-площадку спасательного люка 9-го отсека и приведший к затоплению кормовых отсеков вследствие разгерметизации разнородных конструктивных отверстий прочного корпуса (вводов кабелей, трубопроводов) под воздействием ударной волны взрыва.

 Кроме того, на схеме отмечена поперечная плоскость, проходящая через кормовой край торпедной пробоины в правом борту, по которой была предпринята попытка отделить носовую оконечность перед подъемом лодки.

  Детонацию торпедного боезапаса в стеллажах первого отсека могли вызвать, как первый, так и второй взрывы в районе носовой оконечности. Но возможность взрыва торпед в аппаратах вследствие взрыва торпеды у правого борта в районе первого отсека и внутренних взрывов в отсеке, исключена конструктивно почти полностью: как показывает опыт войн, торпеды в аппаратах взрывались большей частью в результате того, что их непосредственно поражали взрывы авиабомб или артиллерийских снарядов, попадавших в корабли.

 

 * * *

 Кому-то может показаться, что всё изложенное — манипулирование не только словами, но и видеорядом с целью обоснования наперёд заказанных выводов. Так думать — его право, но для того, чтобы доказать, что всё изложенное — мистификация и “мультфильм” на заданную тему, необходимо рассекретить и показать материалы подводных видеосъемок затонувшего “Курска” в том виде, как он выглядел на дне Баренцева моря на месте своей гибели до начала прорезания в его корпусе разного рода технологических отверстий (для извлечения тел погибших и секретной документации и аппаратуры) и снятия фрагментов корабельных конструкций, затребованных экспертами Госкомиссии и Генеральной прокуратуры.

 

 Если этого не сделать, то остаётся выдвинуть ещё одно предположение: Госкомиссия и Генеральная прокуратура системой подачи кадров внешнего вида “Курска” в доке сами способствовали тому, чтобы на основе репортажей из Росляково и других сообщений СМИ о ходе расследования кто-то обязательно обосновал бы версию о потоплении лодки торпедным залпом одной из натовских подводных лодок, ведших разведку в районе учений Северного флота.

 

  Внутренний Предиктор СССР

 20 июля — 7 августа 2002 г.

Ссылки по теме:

  ПРАВДА.Ру:

  "Курск" потопила чужая субмарина

  АПЛ "Курск": причины гибели огласке не подлежат

  АПЛ "Курск": вопросов больше, чем ответов

  Катастрофа АПЛ "Курск". Вице-адмирал Михаил Моцак: Как это было

  Клебанов: Прямых доказательств столкновения АПЛ "Курск" с другим подводным объектом нет

  Утро.Ру:

  ДЕНЬ ПОМИНОВЕНИЯ МОРЯКОВ "КУРСКА"

  Известия:

  ПОДВОДНИКАМ "КУРСКА" ПОСТАВИЛИ ТРИ ПАМЯТНИКА

  Независимая газета:

  "Курск" убила своя торпеда. И точка

  Комсомольская правда:

  "Курск" убила гравитационная аномалия?

  Но они возвращаются сквозь непогоду...

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

В Киргизии президент Сооронбай Жээнбеков подписал принятый ранее парламентом закон о списании долга республики Российской Федерации в размере 240 миллионов долларов.

Киргизия подписала закон о списании долга перед Россией
Комментарии
Говядина с цезием: как распознать облученные продукты
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
В Варшаве объяснили, что означает жизнь без Украины
Названа главная причина развития слабоумия
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
В Варшаве объяснили, что означает жизнь без Украины
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Порошенко: наши "киборги" превзошли 300 спартанцев
"Ни фига не зарабатывают. Нормально?": помощник Путина обрушился на Роскосмос
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Порошенко: наши "киборги" превзошли 300 спартанцев
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
В Варшаве объяснили, что означает жизнь без Украины
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Сильнейшая армия Европы недосчиталась 70% призывников
Порошенко: наши "киборги" превзошли 300 спартанцев

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры