Россию спасут "новые русские крестьяне"

Когда 10 лет назад молекулярный биолог и бизнесмен Федор Лазутин решил начать новую жизнь, он первым делом выбрал себе соседей: нашел по интернету еще четыре семьи единомышленников. Вместе они взяли в аренду на 49 лет несколько гектар заброшенной земли в Калужской области. Теперь здесь первый официально зарегистрированный населенный пункт "Ковчег", созданный на принципах родовых поместий. Сегодня на 121 гектаре живут в своих домах 48 семей, в которых 120 человек.

Средний возраст поселенцев — 35 лет, но реальный разброс достаточно велик — "от пионеров до пенсионеров". В "прошлой жизни" они были учеными, музыкантами, военными, учителями, бизнесменами. В этой — научились заниматься органическим земледелием, которое восстанавливает плодородие почвы, разводить пчел, строить теплые и дешевые дома. За эти годы в "Ковчеге" силами его жителей также построен общий дом, где проходят собрания, встречи, семинары, занятия с детьми. Проведены дороги и воздушная линия электропередач.

Выступая на круглом столе по экопоселениям в Общественной палате, Федор Лазутин назвал два основных фактора, влияющих на решение горожанина уехать в деревню. Первый — глобальный: человек отказывается дальше участвовать в том, что ведет планету к экологической катастрофе, то есть бесконечной потребительской гонке. Второй — более личный: житель мегаполиса в какой-то момент осознает, что обречен всю жизнь бегать по замкнутому кругу: дом — работа — дом. И как бы он ни старался, от него мало что зависит: качество городской жизни (вода, воздух, еда) стремительно падает. И ради чего все это?

Читайте также: Вся грязь - от мегаполисов

"Очень много людей уезжают ради детей — это сильнейший фактор. Но главное — все они стремятся создать среду, альтернативную реальности. То есть выбирают не путь борьбы, а путь альтернативы", — объясняет Федор Лазутин. Сегодня в России примерно 262 экопоселения. Столько насчитали в исследовательской группе ЦИРКОН, занявшейся изучением нового явления. Точнее, это для России оно относительно новое — серьезный рост экопоселений начался на рубеже нулевых. А на Западе подобное явление существует уже лет 50.

Но зато у нас есть существенные отличия от западного подхода — в российском случае понятие экологии в применении к поселению трактуется гораздо более широко: не только органическое земледелие и использование альтернативных источников энергии, но и защита от духовного загрязнения больших городов.

"Приступая к исследованию, мы полагали, что это своего рода внутренняя эмиграция. Но пообщавшись со многими поселенцами, поняли, что это — социальный трансфер, то есть переход в иное качество. Это попытка построить иное качество жизни на определенных принципах культуры и нравственности", — считает Игорь Задорин, руководитель исследовательской группы ЦИРКОН. По его мнению, набирающее сегодня популярность в России создание экопоселений — новый цивилизационный тренд.

По стране подобные поселения расположены неравномерно. Больше всего в Центральном округе (40 процентов). В Приволжском — 18 процентов, в Сибирском — 14 процентов, в Уральском — 10 процентов, в Южном Федеральном округе — 9 процентов. Ну, а области-рекордсмены в центральной России — Тульская, Владимирская, Ярославская, Калужская и Смоленская. В Поволжье — Башкортостан и Нижегородская область, Свердловская и Челябинская области — на Урале.

Читайте также: Неоязычество - наше гражданское будущее

Тот факт, что русская деревня умирает — давно уже стал общим местом. За последние десятилетия исчезло около 30 тысяч сельских населенных пунктов. Оставшиеся сельские жители или сами мечтают сбежать в город, или отправляют туда своих детей, которые уже никогда не вернутся на малую родину.

Но получается, что одновременно идет прямо противоположная тенденция возрождения деревни. Правда, "новые крестьяне" — качественно совсем другие люди. Как правило, все с высшим образованием, а то и двумя. А главное — с энергией и желанием создать реально что-то новое.

Иван Гончаров из поселения "Нево-Эковиль" на Северной Ладоге, одного из самых старейших в России (возникло 20 лет назад), уверен, что сохранить свою среду только изнутри невозможно, необходимо менять мир и вокруг себя. Когда местные власти в прошлом году решили застроить брошенные совхозные земли коттеджами, поселенцы из "Нево-Эковиля" предложили свой вариант. Создали программу социального развития сельской территории, сбалансированной с окружающей средой. В администрации прониклись и дали добро. Кстати, по словам Ивана Гончарова, сегодня власти готовы слушать поселенцев: "Есть потребность в новых масштабных социальных проектах".

Слабое место экопоселений — отсутствие финансовой автономии. Пока многие вынуждены тем или иным способом зарабатывать деньги с помощью города, работая удаленно или приезжая вахтовым методом. Но реальная перспектива для независимости есть, и в первую очередь это — органическое земледелие.

"Сегодня у России есть уникальный ресурс — наши земли, которые еще не отравлены химией и не засеяны генномодифицированной продукцией. А значит, есть шанс стать крупнейшим мировым поставщиком экологически чистой продукции", — уверен Федор Лазутин.

Кстати, законопроект об органическом земледелии лежит в Госдуме уже много лет.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Домашнее