Ужасы Старого Арбата загнаны в подвал

В Москве на Арбате открылся исторический музей телесных наказаний и пыток. Его создатель Валерий Переверзев искренне желает покончить с многовековой практикой пыток и издевательств, показывая всю нелепость и жестокость физических мучений. А иностранным гостям, впрочем, не только, будет вдвойне интересно взглянуть на наказания чисто по-русски.

Накануне католического Рождества на Старом Арбате открылся Музей телесных наказаний и пыток Валерия Переверзева. Около десяти лет этот музей обитал в одном из павильонов на территории бывшей ВДНХ. За год до Апокалипсиса по календарю майя этот музей переместился в выложенный красным кирпичом подвал на улице Арбат, воспетой Булатом Окуджавой. В центре российской столицы со спецификой "чисто русской пытки" отныне смогут ознакомиться как иностранцы, так и гости столицы.

Организатор выставки — Валерий Переверзев — необычный директор музея. Получивший, по его словам, военное образование, он стал не только организатором оригинальной выставки, для которой десятилетиями собирал экспонаты. Валерий в течение нескольких лет кропотливо изучал историю телесных наказаний и пыток. Переверзев сейчас пишет книгу, посвященную истории телесных наказаний в России, и убежден, что у нас не было такого количества сожженных ведьм, как в Европе, поскольку: "У нас другая эстетика — мы забивали насмерть кнутом".

Читайте также: Мельница мифов: Синяя Борода

Валерий - очень добрый человек и не показушный гуманист, который считает, что в музей могут ходить даже дети, поскольку до определенного возраста они не вникают в суть вещей и искренне думают, что все эти ужасные предметы не более, чем железки, разбросанные на верстаке у папы. Валерий не расстается с уникальным предметом, который постоянно возит с собой в машине. В пластиковом чехле он хранит привезенный из Италии жесткий полуметровый прут, сделанный из бычьего пениса. В Древнем Риме таким предметом наносили увечья и наказывали провинившихся людей.

Преступник, таким образом, наказывался дважды: во-первых, боль от ударов по лицу, след от которого резко отличался от ран, наносимых оружием, служил как бы клеймом. Во-вторых, страшный позор, потому что по лицу негодяя били бычьим членом — и потом все это видели. Для свободного римского гражданина это было наказание, сравнимое с тем, как "опускали" в советских тюрьмах.

Плутарх считал: "Нет зверя свирепее человека, совмещающего в себе дурные страсти и власть". Инициатор организации музея пыток, а точнее телесных наказаний, Валерий Переверзев являет собой тип неистребимого поборника отмены смертной казни. Он искренне считает, что пожизненное заключение преступника, который не в состоянии выбирать пищу, которая ему по душе, а удовольствоваться той, что ему предлагают, - достаточное наказание.

К этому нужно прибавить ограничение в пространстве. Дескать, сволота обязана находиться в ограниченном пространстве, допустим, метр на полтора. Видимо, путает современный музейщик римскую каторжную тюрьму для рабов эргастул (ergastulum), в тесном помещении которой находилось до 15 узников, закованных в кандалы или колодки, с нынешней комфортабельной камерой. Переверзев убежден, что и этого достаточно для устрашения кромешника, а вот о душе возможного палача необходимо всем задуматься!

С ним категорически не согласен его многолетний друг, продюсер проектов Horror Show и Freak show, художественный руководитель, сценарист и режиссер-постановщик Театра Абсурда имени Даниила Хармса и Театра Ужасов, продюсер групп E.S.T. и "Монгол Шуудан", креативный директор журнала "Bike Freak. Мотоциклы, дизайн&инновации", координатор проекта издания энциклопедии "Русский рок" и президент "Байкерского Инициативного Творческого Центра" Василий Владимирович Захаров. Друзья демонстрируют пример цивилизованного спора, но категорически не согласны с тезисами своего оппонента.

Читайте также: Студентов сдали в тюрьму... для опытов

Вот так в спорах и прениях протекает быт основателя русского музея телесных наказаний и пыток Валерия Переверзева, которого столичная тусовка знает как "человека в кандалах". Кроме наручников и кандалов из разных уголков мира, в его запасниках немало прочих атрибутов изуверства.

"Железная Девственница", или Eiserne Jungfrau, представленная в экспозиции столичного музея, это не копия "красавицы" из немецкого Нюрнберга, а стилизация под артефакт из запасников музея бывшего иракского лидера Саддама Хусейна. Этот предмет известен из классики жанра: по роману Курта Воннегута "Бойня номер пять" и фильму Тима Бертона "Сонная лощина".

Утыканный железными гвоздями "воровской трон". В старину на Руси "ворами" называли мятежников, например атамана Стеньку Разина. О существовании пыток в древности и средневековье знает каждый. Не зря Валерий Переверзев говорит, что девизом его музея мог бы вполне стать афоризм польского писателя-сатирика Станислава Ежи Леца "У каждого века есть свое средневековье".

Из уроков литературы и истории многим известно, что Лев Толстой называл российского императора Николая Первого "Николаем Палкиным" за широкое распространение в годы его правления шпицрутенов, которыми наказывали провинившихся солдат. На одном рапорте о двух приговоренных к смертной казни Николай Павлович собственноручно начертал: "Виновных прогнать сквозь тысячу человек 12 раз. Слава Богу, смертной казни у нас не бывало, и не мне ее вводить". Получившие 12 тысяч ударов шпицрутенами, конечно же, отдали Богу душу.

Читайте также: Посмертная выставка картин... серийного убийцы

Вот только наш писатель-классик не обмолвился, что воспитатели будущего императора позволяли себе бить его линейками и шомполами. Его наставник Ламздорф не раз хватал наследника российского престола за грудь и ударял об стену. Делалось это не тайком, а записывалось в дневник. Откуда и стало известно историкам, что даже в высших сословиях и в императорской семье бить и наказывать не считалось зазорным. Развращающее влияние оказывало попустительство и всепрощение за содеянный проступок.

Что уж и говорить о крестьянах! Пролетарский писатель Максим Горький, в детстве нещадно битый своим дедом, ненавидел русского мужика за его звериный нрав. Не только крепостных нещадно драли по приказу помещиков, но и сами крестьяне награждали друг дружку тумаками и восхищались сильными ударами. Старик-крестьянин с восторгом вспоминал подвиги одного приказчика: "Как хватит плеткой тетку Дарью через плечо, так титька пополам, — долго в больнице лечилась!" Философ Н. О. Лосский, отмечая положительные и отрицательные стороны характера русского народа в своей одноименой работе, приводит такой пример.

Полицейский увидел как по тонкому льду идет мужик и принялся свистеть. Мужик как ни в чем не бывало идет и в ус не дует. Провалился под лед. Полицейский его вытащил, дал в рыло и спрашивает: "Ты чего, дурень, туда поперся, ты флажки красные видел, ты слышал я тебе свистел?" Мужик утер юшку и говорит: "Вот так бы сразу и дал мне в рыло — а то флажки поразвесили, свистели!" Ну, и как с таким народом бороться, господин Переверзев? Его вашими ужастиками не напугаешь! Как говорится, где сядешь — там и слезешь.

 Хотя Валерий Переверзев приготовил для таких людей со стальными нервами специальный сюрприз. Приходите и все своими глазами увидите!

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Музей пыток: смерть под маятником