В Рио малолетних наркоманов "собирают"

Растрепанная чумазая девочка явно выбрала не лучшее время, чтобы перебраться через железнодорожные пути, проходящие через фавелы в Рио: социальные работники при поддержке вооруженных полицейских задержали ее в рамках операции по "собирательству" малолетних наркоманов. Несмотря на свой нежный (лет двенадцать, не больше) возраст, девочка уже успела пристраститься к кокаину.

Свое имя маленькая оборванка называть отказалась: "Я не пойду с вами! Я никуда не пойду! Я хочу к маме!" Однако социальные работники уже не реагируют на такие жалобные вопли: девочку погрузили в фургон вместе с остальными бродяжками. Всем им предстоит пройти обязательный трехмесячный курс лечения от наркозависимости.

Читайте также: Наркоманы отменили полицейских

"Собиратели" работают на территории так называемых cracolandias — "кокаиновых земель" Рио. Сracolandias засасывают людей самых разных возрастов, а употребление наркотиков среди них считается таким же естественным, как дыхание. С мая социальным работникам удалось вытащить из "кокаиновых земель" более тысячи человек, в том числе, несколько сотен детей, которых отправили на принудительное лечение: добровольно избавляться от своей зависимости никто не хочет.

За этой экспериментальной программой сейчас следит вся страна — если проект докажет свою эффективность, модель борьбы с детской беспризорностью и наркоманией будет принята на вооружение всеми остальными районами.

До недавнего времени принудительное лечение было незаконным. Собственно, таковым оно остается и сейчас — везде, кроме Рио. Тамошние законодатели нашли "рычаг", на который нужно нажать. Чтобы продавить закон, они заявили: умственные способности несовершеннолетних граждан, пристрастившихся к кокаину, не столь высоки, чтобы дети и подростки могли самостоятельно оценить, нужно им лечение или нет.

Читайте также: Пирожки с кокаином "не дотянули" до курительной смеси

"То, что делалось раньше, не работало, — припечатывает действовавшие до настоящего момента в стране программы Родриго Бетлем, куратор проекта и секретарь по социальным программам в Рио-де-Жанейро. — Я верю в законность и важность нашей программы. В такие моменты я думаю — что бы я хотел сделать, если бы это был мой ребенок. Мы не можем думать о нашей работе по-другому".

Несмотря на то, что Бразилия и Рио, в частности, переживают сейчас экономический бум, а миллионы людей смогли наконец-то выбраться из нищеты, бразильское общество остается неоднородным: практически в каждом городе можно найти нелегальные поселения бездомных — те самые cracolandias. В них процветает торговля и кокаином, и более дешевым наркотиком, окси, который готовят из смеси кокаина с бензином. В Сан-Паулу, например, cracolandias располагаются всего в нескольких кварталах от одной из крупнейших в мире фондовой биржи.

Отношение бразильского общества к программе реабилитации малолетних наркоманов неоднозначное. С одной стороны, сracolandias надо "разгружать" — в желании жителей без опаски ходить по городу, не страшась нападения, нет ничего противоестественного. С другой стороны, каждый должен иметь право добровольно отказаться от лечения.

Читайте также: Кокаиновый наркопродюсер заговорил

Член Ордена бразильских адвокатов, судья Сиро Дарлан, разделяет последнюю точку зрения: "Дети и подростки — это граждане, имеющие свои права, и к ним нужно относиться, как к гражданам, а не собирать их, как человеческие отбросы. Конечно, никто не хочет, чтобы дети употребляли наркотики, но это настоящее преступление — отрывать их от семьи и школы только потому, что государство не может относиться к ним с должным уважением".

Обитатели сracolandias "собирателей" не жалуют. Именно поэтому те работают только в связке с полицией. Перед началом каждой операции стражи порядка оцепляют "кокаиновые земли" по периметру, и лишь после этого добровольцы, опять же в сопровождении полицейских, отправляются на операцию.

"Эти общины опасны, а отношение их обитателей к нам враждебное, — говорит Ана Паула Домингес, координатор социальной службы города. — Иногда дети нападают на социальных работников, угрозы — обычное дело. Однажды кто-то кинул в нас две гранаты. Никто не пострадал, но операции стало проводить сложнее".

"Мы ненавидим этих людей, — говорит 24-летний Тьягу, подтверждая слова Домингес о нелюбви местных к "собирателям". — Они приходят сюда с полицией и постоянно лезут к нам. Они хотят сделать все чистеньким для гринго (в Латинской Америке так презрительно называют "белых" иностранцев, большей частью американцев и англичан. — Ред.). Грустно, что дети живут в таких условиях, но все они все равно вернутся сюда в кратчайшие сроки".

Социальные работники могут забирать и взрослых, однако те имеют право уйти, прервав лечение, когда им вздумается. Дети же должны остаться в любом случае. В Casa Viva (Доме жизни) на окраине города живут те из них, кто понял: надо что-то менять. Удивительное здравомыслие, если учесть, что обитателям Casa Viva от 8 до 15 лет.

Читайте также: Сестра наркоманки: "Мечтаем о тюрьме"

Двенадцатилетний Сэнди и 14-летний Одрили говорят, что намерены пройти полный курс лечения, чтобы затем чего-то добиться в этой жизни. "Я сбежал из дома несколько лет назад, потому что меня постоянно били, — рассказывает Сэнди. — Когда я вырасту, я хочу стать судьей".

Однако сотрудница Casa Viva Клаудиа де Кастро не питает решительно никаких иллюзий относительно устремлений своих подопечных. "Большинство из них сразу же пытаются сбежать, — поясняет она. — Мы вытащили их из привычной среды, которую они изучили вдоль и поперек, забрали их от друзей… Но мы пытаемся предоставить им лучшую альтернативу. Здесь они получают образование, а также все виды медицинской и психологической помощи. Мы не просто говорим о вреде наркомании. Некоторые дети болеют СПИДом или чем-то другим, у многих — деменция (приобретенное слабоумие) и психозы".

Читайте также: Кокаин старше египетских пирамид

Как только руководство приютов сочтет, что детей можно выписывать, городской муниципалитет начинает искать их родственников, на попечение которых можно было бы оставить детей. Зачастую это оказывается непосильной задачей, поэтому детей передают в приемные семьи, которым доплачивают за это по 300-500 реалов в месяц (около 190-320 долларов).

"Нам нелегко ходить по этим поселениям, потому что каждый раз мы встречаем активное сопротивление,- замечает Дафна Брага, социальный работник. — Кроме того, эта программа — сравнительно новая, и мы не знаем, что станет с детьми, которые пройдут ее. Мы просто надеемся, что наша деятельность действительно нужна этим детям".

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...

Комментарии
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Депутат Кузбасского областного совета заработал за год полмиллиарда рублей
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Заключенный в СИЗО экс-глава Серпуховского района перенес остановку сердца
Украинский эксперт: запрет поставок нефтепродуктов из России грозит нам большими проблемами
Украинский эксперт: запрет поставок нефтепродуктов из России грозит нам большими проблемами
Футболист Гулиев, избивший американца, лишен прав на четыре месяца
Глава судов России - на посту пожизненно. Какой спрос с судов?
Дале Грибаускайте посоветовали взять пример с президента Эстонии
Дале Грибаускайте посоветовали взять пример с президента Эстонии
Порошенко и Зеленский встретились на предвыборных дебатах
Уроженцы Дагестана убили мужчину, который отказался танцевать лезгинку
Депутат Кузбасского областного совета заработал за год полмиллиарда рублей
Учительница подралась с ученицей в очереди в школьный туалет
Проект российско-китайского самолета оказался на грани срыва