Автор Правда.Ру

АВГУСТ – САМЫЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ И ТРАГИЧЕСКИЙ МЕСЯЦ ДЛЯ НАШЕГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА

АВГУСТ – САМЫЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ И ТРАГИЧЕСКИЙ МЕСЯЦ ДЛЯ НАШЕГО ПОДВОД

Сегодня "ПРАВДА.Ру" первой из отечественных СМИ публикует подробности аварии на советской АПЛ, произошедшей 22 года назад

 Увы, август для российских подводников-атомщиков - месяц и героический, и трагический одновременно. Ровно 45 лет назад в Северодвинске была построена первая советская атомная подводная лодка «К-3», сегодняшний день неофициально как бы и считается у нас Днем рождения отечественного атомного флота. Через несколько дней – вторая годовщина гибели АПЛ «Курск». По признанию известного ветерана-подводника, Героя Советского Союза контр-адмирала Вадима Березовского, 12 августа можно считать Днем гибели нашего атомного флота – в нынешних экономических условиях ждать его возрождения нереально. Во всяком случае, пока… Но есть еще одна скорбное событие августа, о котором «ПРАВДА.Ру» решила подробно рассказать первой из отечественных СМИ. Ровно 22 года назад случилась авария на АПЛ, которую на долгие годы засекретили почище аварии на «Курске». Как знать, может быть, и о «Курске» «ПРАВДА.Ру» даст самые главные подробности. А пока… Дело «Курска» закрыто. И мы открываем сегодня другую трагическую страницу истории советского-российского атомного подводного флота.

 Итак, ровно 22 года назад, в августе 1980 года, с английского газовоза «Гарри», находящегося в Филиппинском море, в эфир ушло радио от «Урагана». «Ураганом» условно именовали терпящий бедствие атомоход, так было принято в советском ВМФ.

 А в это время вся страна была в эйфории от успешного выступления наших спортсменов на Московской Олимпиаде. Ордена и медали сыпались, как песок из дырявого мешка. Никого не обидели: ни спортсменов, ни партийных и хозяйственных работников. Естественно, что об аварии на советской атомной подводной лодке, унесшей жизни четырнадцати подводников, решили не распространяться. К тому же к этому времени был накоплен немалый опыт замалчивания аварий и происшествий, происходивших на советском атомном флоте. В публикации известного санкт-петербургского журналиста Владислава Самборского (военно-морские эксперты признают его материалы наиболее «документальными» и правдивыми) подробно описана суть той аварии. Обратимся к его публикации и мы. Итак, атомная подводная лодка К-122 (проект 659 Т) вошла в состав ВМФ в июле 1962 года и находилась в оперативном подчинении 26-й дивизии 4-й флотилии подводных лодок Тихоокеанского флота. После возвращения с очередной боевой службы ее поставили на завод для производства ремонтных работ, экипаж находился в отпуске, кто-то готовился к поступлению в академию, кто-то ждал назначения на новую должность,как вдруг поступил приказ: срочно готовить корабль к выходу в море. В спешке собирали экипаж, в спешке производили загрузку на лодку всего необходимого для автономки. Спешка не могла не аукнуться впоследствии.

 В июле 1980 года К-122 была спроважена на боевую службу с новым командованием корабля. Командиром был назначен капитан 2 ранга Г. Сизов, старпомом - капитан 3 ранга Г. Гарусов. Планировалась замена и механика (командира БЧ-5), но кадровики не успели отработать необходимые документы. Старшим на борту назначили начальника штаба дивизии капитана 1 ранга Г. Заварухина, в помощь ему были приданы еще три офицера штаба дивизии.

 После форсирования Корейского пролива в заданном районе произошла смена вахты: однотипная АПЛ К-151 возвращалась в родную базу, а ее место заняла К-122. Она направилась к месту патрулирования в районе острова Окинава. Потянулись серые будни боевой службы.

 Возгорание гидроакустической станции 19 августа прозвучало увертюрой к трагедии. Центральные отсеки были задымлены, для защиты органов дыхания личного состава туда были перенесены индивидуальные средства защиты из кормовых отсеков, да так там и остались. Правда, ситуацию с огнем сразу же взяли под контроль, возгорание быстро ликвидировали и, чтобы не выдавать своего места, решили не всплывать на поверхность, а вентилировать лодку с помощью компрессора, под водой.

 Трагедия началась 21 августа. В этот день на боевых постах проводились тренировки по борьбе за живучесть, которые заканчивались с неизменной оценкой «неуд», которую ставили представители штаба дивизии. После ужина тренировки решили продолжить. При отработке режима перевода нагрузки с турбогенератора одного борта на другой в 7-м отсеке раздался хлопок и повалил дым. При вскрытии щита турбогенератора правого борта из него вырвалась струя пламени длиной около пяти метров и в поперечнике около метра. Старшина команды электриков немедленно доложил о случившемся в центральный пост и приступил к ликвидации пожара с помощью воздушно-пенного устройства. Отсек начал наполняться дымом. К аварийному отсеку примыкал пульт управления главной энергетической установкой, где находились одиннадцать человек. Нужно было срочно принимать экстренные меры и подавать фреон в горящий отсек, но главный командный пункт медлил. Тем временем от угарного газа погиб матрос. Наконец центральный пост разрешил эвакуацию личного состава из отсека и пульта управления ГЭУ в смежный отсек. На принятие этого решения ушло целых восемь минут. За это время огонь добрался до патронов регенерации и перекинулся на солярку аварийного дизель-генератора. Отсек был обречен! Фреон не смог справиться с пожаром. Как известно, беда одна не ходит. В пылающий отсек из систем воздуха высокого давления началось активное стравливание. Кроме того, через стационарную корабельную дозиметрическую установку, находящуюся в этом же отсеке, началось задымление помещений в 4, 5, 6 и 8-м отсеках. В 6-м отсеке турбинисты под командованием старшего лейтенанта И. Якушева как могли обеспечивали движение лодки, но вскоре ход был потерян. Сработала аварийная защита реакторов. Из-за потери электропитания компенсирующая решетка осталась в промежуточном положении, возникла угроза радиоактивной опасности. «Чернобыль» мог наступить на шесть лет раньше!

 Командир принял решение всплывать. Когда всплыли, была предпринята попытка эвакуировать личный состав 8-го отсека через верхний люк на надстройку, но безуспешно. Избыточное давление в отсеке не позволило этого сделать. Самый физически крепкий матрос с помощью кувалды пытался отдраить кремальеру, но, надышавшись угарного газа, упал замертво.

 Аналогичные попытки предпринимались и в 9-м отсеке, где борьбу за живучесть возглавил мичман В. Белевцев. В отсеке находилось сорок девять человек. Для выхода из создавшегося положения мичман доложил центральному посту свое предложение: отдифферентовать лодку на нос с тем, чтобы крышки кормовых торпедных аппаратов вышли из воды. Предложение было принято. Загазованность по всей лодке в связи с усилением пожара в аварийном отсеке нарастала, а в кормовом отсеке не хватало на всех индивидуальных средств защиты органов дыхания - еще 19 августа они были перенесены в центральные отсеки. В кромешной тьме мичман Белевцев при температуре в помещении около семидесяти градусов и при нарастающей загазованности, без индивидуальных средств защиты, сумел-таки открыть передние крышки торпедных аппаратов, давление выровняли, но самого Виктора Белевцева это спасти уже не могло - угарный газ сделал свое дело. После этого вышедшая из надстройки аварийная партия вскрыла люк 8-го отсека и начала эвакуацию личного состава кормовых отсеков. На палубе оказались сорок восемь человек, из них два - в бессознательном состоянии, и тела девяти погибших подводников. Пятерых предстояло еще найти.

 С каждой минутой положение аварийной лодки продолжало ухудшаться: загазованными оказались все отсеки, кроме носового, практически все патроны средств индивидуальной защиты были выработаны, не было освещения, а тут еще из-за высокой температуры возникло возгорание гопкалитового патрона в 3-м отсеке. О случившемся необходимо было доложить командованию, но сделать это из-за отсутствия электропитания было невозможно. Старшина команды радиотелеграфистов мичман Ляшенко срочно спустился на нижнюю палубу 3-го отсека, чтобы извлечь переносную радиостанцию, но, надышавшись угарного газа, потерял сознание. Присутствующий при этом секретарь партийной организации лодки мичман Захаров, обезумев от страха, бросил своего товарища на произвол судьбы. Командир БЧ-3 старший лейтенант Калиниченко и мичман Иванов пошли на разведку с целью обследовать помещения 3-го отсека перед тем как подать в них фреон. Они-то и обнаружили у гирокомпаса мичмана Ляшенко в бессознательном состоянии. С огромным трудом они перетащили тело своего товарища в 1-й отсек, подняли на верхнюю палубу. Корабельному доктору майору медицинской службы Королькову ценой невероятных усилий удалось спасти жизнь мичмана, да и не только его. Маломощные переносные радиостанции проблему связи решить не могли, пришлось воспользоваться сигнальными ракетами.

 Вскоре к терпящей бедствие подводной лодке подошел английский газовоз «Гарри». С него была спущена шлюпка. К борту терпящей бедствие лодки доставили емкости с питьевой водой, продукты питания и медикаменты. На той же шлюпке убыла на борт английского судна группа из трех офицеров, которую возглавил помощник командира капитан- лейтенант В. Савенков. Начальник радиостанции В. Смертин с помощью лейтенанта Гусева, владевшего английским языком, отправил в адрес советского посольства в Японии доклад о происшедшем. Оттуда сообщение было переслано в Москву и Владивосток. Посчитав свою миссию выполненной, англичане удалились, не забыв при этом сообщить координаты советской подводной лодки американцам и японцам. Пожар на лодке продолжался, и перед личным составом стояли две главные задачи: обеспечение непотопляемости корабля и приведение в безопасное состояние ядерных установок. Капитан 2 ранга Ю. Шлыков предложил единственно правильное на тот момент решение: спуститься в реакторный отсек с надстройки через специальный съемный лист и заглушить реактор вручную. Чтобы это сделать, необходимо было отдать двенадцать мощных гаек и поднять крышку весом в сотни килограммов.

 Личный состав первого дивизиона, хотя с трудом, но с поставленной задачей успешно справился. Компенсирующие решетки вручную были опущены на нижние концевики. «Тихоокеанский Чернобыль» не состоялся.К сожалению, этот опыт не стал предметом изучения на флотах…

 С рассветом в небе появились японские вертолеты и самолеты, на горизонте замаячил силуэт американского десантного вертолетоносца, в тридцати милях по траверзу «гарцевал» японский эсминец. Возникла угроза захвата лодки! Старший на борту капитан 1 ранга Г. Заварухин отдал приказание вооружить команду табельным оружием, а также приготовить торпеды к ликвидации. Через девять часов после передачи радиосообщения к месту аварии подошло учебное судно «Меридиан», на котором проходили практику курсанты Владивостокского мореходного училища. На его борт были переданы тела девяти погибших подводников, а также перешла большая часть экипажа. На борту К-122 остались только те, кто был крайне нужен для борьбы за живучесть аварийной лодки. Оставшиеся моряки организовали две поисково-спасательные партии, которые возглавили старпом и помощник командира. Задачей их был поиск недостающих членов экипажа, локализация и, по возможности, ликвидация пожара, который продолжался в 7-м отсеке, контроль за состоянием смежных отсеков, подготовка лодки к буксировке.

 Командир БЧ-3 Калиниченко и мичман Соломин, обследуя 8-й и 9-й отсеки, обнаружили тело матроса. Он лежал между торпедными стеллажами, в руках у него был запасной регенеративный патрон к изолирующему противогазу. Как оказалось, патрон не подходил к противогазу, так как в спешке при подготовке лодки к выходу в море

 на нее были загружены запасные патроны не той модификации. В каюте правого борта Калиниченко и Соломин обнаружили тела еще троих матросов - им не хватило индивидуальных средств защиты.

 Сверили списки - не хватало еще одного матроса - Путинцева. И опять в 9-й отсек на поиски были отправлены старший лейтенант Калиниченко и мичман Соломин. После долгих поисков тело нашли в трюме. Путинцев погиб на боевом посту. Угарный газ унес жизнь мужественного подводника...

 Корпус подводной лодки в районе 7-го отсека от высокой температуры раскалился до малинового оттенка, поэтому, из опасения его деформации и образования трещин, решили дифферентовкой лодки на корму охлаждать поверхность аварийного отсека. Это дало эффект. К тому же, уничтожив все что было можно, огонь в отсеке пошел на убыль. На третьи сутки подошла плавбаза «Бородино». Члены экипажа лодки с «Меридиана» перешли на нее, а на аварийную лодку перешел командующий 4-й флотилией атомных лодок Тихоокеанского флота вице-адмирал В.Г. Белашев. К слову, будучи капитаном 3 ранга, Белашев являлся первым командиром головной лодки данного проекта. Вместе с вице-адмиралом прибыли члены резервного экипажа и специалисты судоремонтного завода. Лодку обеспечили воздухом высокого давления, заводчане помогли запустить дизель-генератор, подать электропитание на вентиляторы и задействовать аварийное освещение носовых отсеков. Сюда переместили личный состав аварийных партий. Потом завели буксирный конец, и буксир потащил лодку в базу.

 Вся эта операция происходила под пристальным вниманием неприятеля, однако при появлении отряда кораблей под флагом первого заместителя главкома ВМФ Н. Смирнова японцы убрались восвояси, а плавбаза, передав свои полномочия флагманскому БПК «Грозящий», полным ходом направилась в бухту Павловского.

 Через семь суток туда же на буксире была доставлена и К-122. Ее встречал командир 26-й дивизии контр-адмирал Шуманин. Начался «разбор полетов». В итоге вину взвалили на экипаж. Были сняты со своих должностей начальник 26-й дивизии капитан 1 ранга Г. Заварухин, командир лодки капитан 2 ранга Г. Сизов, помощник командира капитан-лейтенант В. Савенков, командир БЧ-5 капитан 2 ранга Ю. Шлыков... И только семье мичмана Виктора Белевцева в скромной обстановке вручили орден Красной Звезды. Впрочем, это не освободило вдову от года мытарств. В кабинетах чинуш она просила сменить формулировку «умер от удушья» на «погиб при исполнении служебных обязанностей».

 Надо сказать, что при аналогичных обстоятельствах погибли три атомные лодки Северного флота: К-8 в 1970 году, К-219 в 1986-м, К-278 в 1989 м. К экипажам этих атомоходов отнеслись намного гуманнее, чем к экипажу К-122, который, к слову, не потерял корабль. После похорон погибших моряков особист В. Окольников, бывший на лодке в том злополучном походе, собирался с женой в отпуск. Утром у него не выдержало сердце. Это была пятнадцатая утрата. Новый командир БЧ-5 капитан 3 ранга Валентин Шницер не согласился с выводами комиссии, свалившей вину на экипаж, начал методично докапываться до истины. Он докладывал на всех уровнях свою версию причин происшедшей аварии. Авторитетная комиссия, назначенная повторно, пришла к выводу: причиной пожара явились конструктивные недостатки, присущие всем лодкам данного проекта! Это означало, что целую дивизию надо ставить на прикол. Тогда решили, что проще будет... «слишком умного механика» снять с должности и исключить из рядов КПСС. Так и сделали.

 По мнению «ПРАВДЫ.Ру» пора, хоть и с опозданием, воздать должное. Не должны быть забыты героические действия корабельного доктора майора Королькова, командира БЧ-3 Калиниченко, командира турбинной группы Якушева, мичманов Иванова и Соломина, матроса Путинцева и многих других членов этого многострадального экипажа...

 Да, увы, август для российских подводников – месяц и героический, и трагический одновременно. «ПРАВДА.Ру», публикации которой (без ложной скромности) российские подводники в последние месяцы стали считать одними из самых «непогрешимых против правды», с верного (по нашему мнению) курса уходить не собирается. 12 августа, в день второй годовщины гибели АПЛ «Курск», ждите на нашем сайте очередную «резонансную» публикацию. В ее подготовке как раз в эти минуты участвуют ведущие аналитики Международной академии информатизации и обозреватели активно сотрудничающих с "ПРАВДОЙ.Ру" концептуальных сайтов www.dotu.ru и www.mera.ru. Мы постараемся сказать ПРАВДУ…

 

  Виталий БРАТКОВ,

 »ПРАВДА.Ру»,

 Северодвинск

На снимке: этот снимок нашей аварийной АПЛ сделан с борта иностранного корабля возле острова Окинава

 Ссылки по теме:

  НТФ МЕРА

  Открытый Университет Жизнеречения

  Комсомольская правда:

  В Снежногорске начали разрезать «Курск»

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Алина Кабаева рассекретила свою личную жизнь
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Дорожные войны: народные инспекторы против автомобилистов
Новая эра: что задумал хитрый Си Цзиньпин
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
Почему Земля "не слышит" инопланетные сигналы
Провокация? У Поклонской найдено гражданство Украины
Врачи запрещают уступать старикам место в транспорте
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
Дольф Лундгрен: "Путин наводит чертов порядок!"
"По кочану": калининградский губернатор "объяснил" отсутствие компенсаций за детсад
Жену Джигарханяна выпроводили с поста директора Театра
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Депутата Рады с бриллиантовым "запасом" задержали в киевском аэропорту
Журова: Россия не будет выступать на Олимпиаде под нейтральным флагом
Экс-прокурор Поклонская пришла в Думу с часами за 1/3 млн
Тайная цель Трампа: что стоит за американскими нападками на Россию
Британцы похвалили Путина за широкую эрудицию после видео с Ткачевым
Призраки существуют - доказано учеными
Запад испугался русского оружия на новых физических принципах