Как осуществляется контроль за деятельностью органов внутренних дел

Каким образом возможно осуществление контроля за деятельностью органов внутренних дел? Охотно ли сотрудники полиции идут на контакт с членами Общественного совета? Как проконтролировать работу сыщика? В каких случаях можно и нужно обращаетья за помощью в Общественный совет? На эти и другие вопросы "Правде.Ру" ответил председатель Общественного совета УВД по ВАО ГУ МВД России по городу Москве Антон Петров.

— Общественный совет — это контроль за деятельностью органов внутренних дел. Он предполагает координацию взаимоотношений между обществом и полицией, там есть совершенно разные службы. Но удается ли со всеми находить общий язык?

— Общественный совет осуществляет контроль за деятельностью ФНС России, занимается организацией взаимодействия между населением и полицией, чтобы население больше знало о работе тех, кто оберегает их покой и сон. Это также и взаимодействие непосредственно с полицейскими патрульно-постовой службы, с оперативными сотрудниками, с сотрудниками следственных подразделений, с отдельными батальонами ППС и ДПС.

Активная работа ведется абсолютно по всем направлениям. В составе совета у нас есть совершенно разные люди: бывшие сотрудники, ветераны органов, журналисты, которые работают над этой тематикой. Поэтому нам достаточно просто найти общий язык со всеми, кто носит погоны.

— А какие права есть у вас? Есть ли какой-то приказ по МВД, устав Общественного совета?

— Конечно! Есть брошюры с положениями об Общественном совете, в которых достаточно четко прописаны те права, которыми мы наделены. Их приходится довольно часто раздавать, потому что, к сожалению, пока еще не все сотрудники МВД знают о существовании общественных советов.

— Как складывается работа с полицейскими? Они вас боятся — или понимают, что с вами надо сотрудничать?

— В основном идет исключительно культурное сотрудничество. На страхе ничего не построишь. Нужно стремиться к взаимодействию, а не к возникновению чувства страха или боязни. Мы работаем преимущественно с руководителями подразделений, доносим до них просьбы и волю народа, пожелания, какими бы люди хотели видеть сотрудников полиции.

Конечно, у всех есть своя специфика работы, и каждый должен быть профессионалом в своей области. Есть какие-то общие функции, азы службы, которые они обязаны выполнять. Но работа сотрудника ГИБДД, например, совершенно другая, нежели у того же сыщика.

Так, сотрудники ГАИ не смогут, как сыщики, вести поиски пропавшего ребенка. Зато они очень хорошие психологи, у них глаз наметанный, поэтому они издалека видят на дорогах нетрезвых водителей, умело вылавливают из потока машин потенциальных нарушителей. Их работа требует именно таких навыков.

— Ваши наблюдения и выводы учитываются в работе и при кадровых назначениях руководства Управлением внутренних дел?

— Конечно. Мы принимаем регулярное участие в аттестационных комиссиях сотрудников, к нашему мнению прислушиваются. Мы сами общаемся, прислушиваемся к мнению людей, работаем с ними практически наравне с кадровиками в момент аттестации.

— Аттестация — это формальность или нет?

— Конечно, нет. Хотя, безусловно, формализм в вопросах тоже есть. Всегда нужно изучить биографию нового человека. Он проходит специальные проверки перед тем, как прийти на комиссию; в процессе аттестации, когда задаешь вопросы с глазу на глаз, ты понимаешь, обманывает тебя человек или говорит правду. Но обычно все бывает в порядке.

Нам сложно досконально проконтролировать всю работу, потому что мы сами не являемся такими профессионалами. Мы можем подсказать, если человек некорректно ведет себя по отношению к задержанным людям. Сейчас это большая редкость, но иногда такие случаи случаются.

Мы регулярно приходим на отчетные собрания. Так, недавно были на полугодовом отчетном собрании в одном из наших районных МВД. Мы вносим свои предложения, делаем комментарии, высказываем пожелания и прочее. На этих собраниях присутствуют представители абсолютно всех служб. Конечно, больше всего внимания уделяется работе, которая проводится с населением. Это мы спокойно можем проконтролировать.

В любой деятельности нужен контроль, тем более когда речь идет о работе силового ведомства, напрямую контактирующего с людьми. Если контроля не будет, то какие-то ошибки могут остаться незамеченными.

— То есть сами по себе органы внутренних дел не в состоянии с этим справиться?

— В основном они справляются. Со стороны общественности нужен даже не контроль, а наблюдение с возможностью внесения необходимых корректив, потому что здесь глаз должен быть, как говорится, незамыленным.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Нужен ли контроль за деятельностью органов внутренних дел?
Комментарии
В вараньей шкуре: малоизвестные факты о Конституции РФ
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
ЦБ рассказал о действиях, когда США возьмутся за долг России
Как сохранить прическу под шапкой? Советы стилиста по зимней укладке
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Это наилучший выход: Мыскина развелась и удалила инстаграм
"Джон умирает?": в США госпитализирован онкобольной сенатор Маккейн
Что могут МиГи-31 на Камчатке
Посольство США обиделось на Сергея Лаврова
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Конец "меркелизма": Spiegel объяснил, почему Ангела скоро уйдет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Арестованы убийцы 93-летней блокадницы из Мариинки
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Анатолий Вассерман: с плохими президентами нам пока везет
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
Слов не выкинешь: Собчак спела о своей груди

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры