Америка подарила Токареву славу, а Россия -жену

Вилли Токарев благодарен Америке за свою карьеру в жанре шансона, но личное счастье он обрел в России. Как признался певец «Правде.Ру», секрет его молодости – жена, которая младше него на 42 года. Поначалу она даже стеснялась называть его на «ты». А еще Токарев в свой день рождения рассказал, как начал петь, какие трудности пережил в Нью-Йорке, и за что ему приставляли пистолет к виску.

- Вилен Иванович! Глядя на вас, никак не скажешь, что вам стукнуло 72 года.

- Ну, у меня же прочные, здоровые кубанские корни – я родился в потомственной казацкой семье, на хуторе Чернышов Краснодарского края. Порода у нас, Токаревых такая. Но, может еще важнее – это моя молодая жена, Джулия, которую я люблю безумно, которая подарила мне за десять лет нашей совместной жизни двух прекрасных детей…

- А сколько им лет?

- Семь лет и три с половиной. Могу сказать, что дети очень омолаживают. У меня есть еще два сына от других браков. Алекс, в США, он сейчас учится в колледже. А другой сын, Антон – живет в Петербурге, работает на радио.

- Как вы начали петь?

- Петь я начал еще в раннем детстве. Это как потребность дышать. Пел в школе, пел в армии, когда ходил на судах торгового флота. Окончил музыкальное училище при Ленинградской консерватории им. Римского-Корсакова по классу контрабаса. По окончании заведения лабал в лучших джаз-оркестрах города. Вплоть до знаменитого оркестра Анатолия Кролла и ансамбля «Дружба» под управлением Броневицкого. Начал сам писать песни. Мне всегда нравилось то, что сейчас называется «русский шансон», но тогда песни такого направления, сами знаете, не приветствовались. Поэтому их можно было петь только в кабаках – о выпуске пластинки невозможно было и помыслить.

- И поэтому вы приняли решение уехать из СССР?

- Да. Я уехал потому что хотел обрести свободу творчества. И сразу же вернулся – как только это стало возможным в России, в 1989 году. Тогда я первый раз приехал с концертным турне, впервые после отъезда в 1974 году. Потом приехал еще раз, потом еще, потом еще и еще… и остался в Москве – теперь уже навсегда.

- А как складывалась ваша судьба в Америке?

- Честно скажу – я благодарен этой стране за многое. Я – русский человек и патриот России, но именно в Америке я состоялся как личность, как певец, как автор песен. Приехал с пятью долларами в кармане. Пришлось погорбатиться и курьером, и медбратом, и таксистом... Когда шоферил в Нью-Йорке, меня  несколько раз грабили, приставив пистолет к виску – спасло только природное казацкое чувство юмора. Несколько лет работал, копил сорок тысяч долларов.

- Почему именно столько?

- Такая сумма нужна была для записи своего альбома, я ведь мечтал об этом всю жизнь – выпустить свой альбом.

- Тот самый, знаменитый - «В шумном балагане»?

- Да. С этого момента началась моя известность и в Америке и в СССР, куда контрабандно попадали кассеты с моими песнями. Я даже представить не мог, насколько они стали популярны на родине! Только когда в 1989 году я приехал, понял это. Меня встречали как Растроповича с Вишневской.

- Голова не закружилась от свалившейся на голову славы?

- А она и не свалилась сама. Слава пришла как итог большого и каторжного труда. Я не баловень судьбы, получивший нежданный подарок – всего в своей жизни добивался сам, и поверьте, ничего не доставалось мне даром, все приходилось выстрадать.

- А где вы встретили Джулию?

- В Омске, где я был на гастролях. Ей тогда было 19 лет, мне – 62. Потом мы около года созванивались, переписывались, встречались, она называла меня на «вы». А потом постепенно привыкла к такой разнице в возрасте, согласилась на мое предложение руки и сердца. Это была очень романтическая история, которая продолжается до сих пор…

- А как вам происшедшие изменения в России?

- Главное, что для меня важнее всего – свобода творчества. А теперь Россия стала свободной страной, по – настоящему свободной. Я даже не с СССР сравниваю – я говорю про ельцинский период, когда в стране был хаос и унижение, когда наша власть так пресмыкалась перед Западом, что сердце сжималось от боли. Как я переживал тогда! А сейчас все по-другому. Мы гордимся своей страной – тем, как она воспряла духом и возрождает свое величие. Я объездил полмира, долго прожил за границей – но только дома, только в России я стал счастливым.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Флаг — не главное: сборную России выпустили на Игры-2018
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Мединский не остановит "полет пули" в Россию
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Ищите женщину: почему у мужчин без костей не только язык
Ищите женщину: почему у мужчин без костей не только язык
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Музей Штирлица хотят открыть под Владимиром
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Несколько государств Европы лишились поставок газа. И на Россию не свалишь...
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Нейтральный флаг нам в руки: как Россия заткнет рот Родченкову
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры