Автор bratkov

Вторая жизнь аромата Одри Хепберн

21 апреля в нью-йоркском отделении аукционного дома Sotheby`s пройдет благотворительная выставка "Audrey Hepburn: The Beauty of Compassion" ("Одри Хэпберн: красота сострадания"), приуроченная к повторному запуску именного аромата актрисы L`Interdit.

Это первый аромат Юбера де Живанши. Одри Хепберн была музой Живанши на протяжении всей своей жизни и даже после смерти, и в этот аромат он вложил своей представление о ней. Первое ощущение пряного аромата сгущается присутствием альдегидов. Букет ароматов розы, жасмина и фиалки переходит в основной аромат густого ириса и лесных запахов

Невероятно женственный аромат раскрывает ноты розы, фиалки, жасмина, тонких пряностей, древесных оттенков, зелёные ноты трав, сандала и амбры.

L'Interdit — воплощает молодость, элегантность, соблазнительность, чувственность. L`Interdit и сегодня возглавляют топы парфюмерных магазинов.

Аромат самой хрупкой женщины в мире, которая на самом деле была необыкновенно сильна. Хрупкая Одри казалась воплощением женственности, нежности, слабости. Но это была лишь иллюзия, имидж, выбранный сильной женщиной.

Выставка призвана рассказать о жизни и пристрастиях легендарной актрисы. Посетители увидят рисунки, письма, фотографии и фильмы с участием Хэпберн. Среди экспонатов — бальное платье, созданное Убером де Живанши (Hubert de Givenchy) для фильма "Сабрина" ("Sabrina"), косметичка от Louis Vuitton с именем Одри, ее студийный фотопортрет в костюме из фильма "Моя прекрасная леди" ("My Fair Lady") работы Сесила Битона (Cecil Beaton), рисунки Балтуса (Balthus), подаренные актрисе самим художником. Личные вещи актрисы демонстрируются в США впервые.

Все сборы от выставки поступят в фонд кампании "All Children in School", запущенной ЮНИСЕФ в 2002 году и призванной помочь детям в странах третьего мира получить образование. Один из спонсоров программы — Детский Фонд Одри Хэпберн (Audrey Hepburn Children`s Fund), созданный детьми актрисы Шоном Феррером (Sean Ferrer) и Лука Дотти (Luca Dotti) на благо обездоленных детей.

Эдда Кэтлин ван Хеемстра Хепберн-Растон родилась 4 мая 1929 года в Брюсселе в семье скорее обеспеченной, нежели бедствующей, скорее благородной, чем простой. Ее мать — Элла ван Хеемстра — была баронессой и всегда об этом помнила, а ее отец Джозеф Виктор Растон — банковским служащим туманного англо-ирландского происхождения. Сначала Одри пыталась взвалить на себя ответственность за неудачный брак родителей — ей казалось, что если она принесет в жертву свои желания, то родители будут меньше ссориться. Но девочка выбивалась из сил, а родители все равно ссорились. Баронесса часто срывала на ней зло и не разрешала есть шоколад, когда его было много — настоящая леди не может весить больше 46 килограммов. И Одри усвоила этот урок. Никогда в жизни она не весила больше и отучила себя есть — сначала шоколад, а потом и вообще. Когда началась война, и еды не хватало, Одри умела убедить всех, что ей не хочется...

К началу войны родители разошлись и Одри почувствовала себя ответственной за мать. Она нашла необычный выход поддержать ее.

Девочка интуитивно поняла: для того чтобы мама снова стала сильной, ей, Одри, нужно стать еще более слабой. Нужно напомнить маме, что у нее есть дочь и о ней нужно заботиться... Прием удался, и потом Одри будет пользоваться им неоднократно, давая понять своим мужьям и друзьям, что без них она не сможет, не проживет, не выстоит. Вслед за мужьями и друзьями в это уверует весь мир. А она делала так потому, что боялась чужой слабости, зная, что на слабость не у каждого хватит сил.

Однажды нацисты схватили ее на улице: в тот день всех женщин Анрема отправляли на работы в Германию. Одри чудом убежала, спряталась в заброшенном подвале, кишевшем крысами. Она приказала себе их не бояться. В каком-то полузабытьи она вспоминала походы с матерью в театр, уроки музыки и танцев и английский язык, который начала учить в Лондоне, живя у отца. Представляла, как звучит скрипка, а как — виолончель. Спрягала английские глаголы. И целый месяц ела шесть яблок и полбуханки хлеба — все, что было у нее в сумке.

Девочка выползла из подвала, когда услышала канонаду и подумала, что пришли американцы (это был уже 1945-й год). Баронесса, увидев дочь у ворот дома ("Конечно, я была похожа на призрак"), лишилась дара речи.

В то страшное время и после окончания войны она раз и навсегда привыкла держать горе в себе: "Я никогда не плакала и не кричала. Я знала, что если закричу, то сразу заплачу. А если заплачу, то уже не остановлюсь".

Потом Одри заболела — желтухой, затем астмой. Обмен веществ не нормализовался у нее до конца жизни.

Но тут судьба подарила девочке, прожившей месяц с крысами, шанс стать принцессой. И она не упустила его. Не вцепилась жадно и беспардонно, а взяла нежными пальчиками, как настоящая леди, каковой и была.

После войны семейству ван Хеемстра пришлось начинать новую жизнь. Баронесса работала кухаркой, экономкой и горничной, а Одри продолжила совершенствоваться в танцах. Она стала посещать класс Сони Гаскелл, где совершенно случайно познакомилась с режиссером Чарльзом ван дер Линдтом, который подарил Одри первую роль, а всему миру — Одри.

- Здравствуйте, мисс Хепберн. Я режиссер. Не хотели бы вы сыграть роль в моем фильме?

- Кто, я? — изумилась Одри. Она с детства считала себя никому не интересной...
В фильме "Голландский язык за семь уроков" Одри произнесла ту же коронную фразу "Кто, я?" и поняла, что с помощью кино можно зарабатывать на жизнь.

Она никогда не стала звездой внутри, не переболела звездной болезнью — ей все время казалось, что публика вот-вот поймет, какая она никудышная актриса и полоса везения закончится, начнутся трудные будни, которые и должны быть у такой обыкновенной и никому неинтересной девочки, как она.

Когда она могла бы заболеть звездной болезнью, этому помешал муж. Когда Одри познакомили с актером и режиссером Мэлом Феррером, у того за плечами были три брака, четверо детей и уходящая в никуда актерская карьера. В первом же разговоре он выдал нечто вроде: "Вы прекрасны, спору нет, но у меня такой совет..." - и засыпал ее предложениями по самосовершенствованию.

Одри с ходу почувствовала себя виноватой перед этим лысеющим солидным мужчиной.

Так начались их неуравновешенные отношения, продлившиеся целых тринадцать лет и стоившие Одри Хепберн огромного количества несыгранных ролей, пяти выкидышей и разбитой самооценки.

Как не удалось маленькой Одри спасти брак родителей, признавая себя самой плохой и во всем виноватой, так не удалось спасти и свой собственный. Склеивать разбитые семьи было даже ей не под силу.

Неудачным стал и второй брак, принесший Одри второго ребенка, но так и не принесший ей женского счастья. И только третий брак с продюсером Робертом Уолдерсом был счастливым.

В этот — единственный! — раз ее мама, старенькая баронесса ван Хеемстра, осталась довольна выбором дочери. Потому что муж Одри — Роберт Уолдерс — оказался вполне приличным человеком. Она вновь стала блистать на светских приемах — невероятно элегантная, в нарядах от своего любимого Живанши, и мир опять заговорил о ее королевских манерах, изяществе и простоте. Одри разводила ландыши в своем саду, работала в Детском фонде ООН. Ездила в Бангладеш, Судан, Эфиопию, Вьетнам, Сальвадор — в те места, которые ничем не напоминали райские кущи, потому что там шли войны и голодали дети. А Одри старалась сделать так, чтобы каждому из этих детей достался хотя бы кусок хлеба — может быть, потому, что сама хорошо помнила вкус луковиц тюльпанов.

Но вот тут, когда у сказки настал счастливый конец, она на самом деле закончилась.

- Вы — моя любимая пациентка, поэтому я не буду ничего скрывать. — Врач нервно откинулся на спинку кресла и сцепил руки. — У вас рак в предпоследней стадии. Лечение бесполезно.
- Сколько мне осталось?
- Не больше трех месяцев.
- Спасибо, что сказали правду, — пациентка спокойно улыбнулась и пошла к выходу.
- А разве вас можно обманывать, мисс Хепберн?
Еще улыбка, и самая утонченная актриса двадцатого века тихо закрыла за собой дверь.

Когда Одри Хепберн умирала, рядом с ней были все мужчины, которые ее любили, — оба сына, Робби Уолдерс, Мел Феррера, Андреа Дотти и Юбер де Живанши. Она сказала им, что счастлива...

Подготовила Елена Киселева

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
Варшава уговаривает европейские страны отказаться от российского газа
Тайна "Прометея": куда направлен ЗРК С-500
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Олег Денисенко: Высокоточное оружие позволяет дать адекватный отпор Украине
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Владельцев СМИ признают неблагонадежными из-за родственников за границей
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Боевая подводная лодка "Сан-Хуан" пропала у берегов Аргентины
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Уфолог разгадал план КНДР — взорвать США через вулкан
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Будапешт жестко потребовал автономии для венгров на Украине
Сестры из США, предсказавшие 11 сентября, дали прогноз на 2018 год
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Как воевать с "Черными дроздами"