Виктория и Вадим Цыгановы о приключениях песни "Золотые купола"

Песня "Золотые купола" была написана Вадимом Цыгановым ровно за 15 минут, но потом долго затягивался её выход в люди. Как и почему так произошло? Как Михаил Круг добивался этой песни, а Вика Цыганова не хотела её петь? Зато потом "Золотые купола" очень мощно зазвучали на всю страну и не только. Теперь её знают и поют все.

А кто её использовал незаконно, причём даже "лишив" авторов авторского права? Почему такое происходит в России? Обо всем этом и многом другом ведущему Pravda. Ru Сергею Каргашину рассказали супруги певица и актриса, лауреат многих музыкальных премий Виктория Цыганова и поэт, продюсер, художник и сценарист Вадим Цыганов.

Читайте начало интервью:

Виктория и Вадим Цыгановы: "Приходите в мой дом" — кто звонил, а кто сразу пришёл

Вика Цыганова: спою "Русская водка" и душа радуется!

— Вадим, вы рассказали, что Михаил Круг первым (вместе с композитором) услышал песню "Золотые купола" и сразу заявил, что это должна быть его песня. А вы были очень возбуждены, потому что только что её написали, поэтому резко ему отказали. Почему?

Вадим Цыганов: — Я же ещё в таком кураже был, меня ещё прёт от творчества — от песни этой — во всю. А он обиделся, говорит: Чего?!… И сразу — хлоп дверью! Два с половиной месяца он не звонил и не приходил.

Виктория Цыганова: — Тяжело тогда Вадим это пережил.

Вадим: — А я считал, что это — лучшая песня, что я сделал, покаянная при этом. А он — всё, ушел.

Виктория: — Я думаю, если бы меня — женщины — в этот момент не было, они бы могли друг друга и перемутузить. Потому что всё шло из сердца.

Вадим: — Реальная ситуация. — Вот тебе крест.

Виктория: — Один такого барина дал: Это моя песня! Другой — в том же духе: Не дам…

Вадим: — Потом эту песню я отдал Олегу Алябину. Тогда многие же приходили ко мне, просили написать для них. Первый приехал Шуфутинский, говорит: "Напиши, пожалуйста". Но как-то Бог миловал. Я люблю заниматься тем, чем люблю.

Даю я песню Алябину, и вскоре выходит кассета. Тут же после этого приезжает ко мне Миша Круг с кассетой в руках и говорит: Давай мириться. Я ему говорю: Да я с тобой и не ругался.

Он тогда продолжает: Нет, но песня-то — вон какая! Ну отдай её мне. Я говорю: Да забирай. Так вот просто такую передачу сделал, что она — его. Ты же мог мне сразу сказать культурно.

Виктория: — Культурно попросить.

Вадим: — Да, разве я бы тебе отказал? Я же тебе "Приходите в мой дом" сразу отдал с удовольствием. — Ну и он радостный: Ой, Вадюх, давай наливай, посидим.

Виктория: — Вот Миша так часто и говорил "Вадюх" прямо с такой интонацией.

Вадим: — Ну "давай" — так давай. Дыщь-дыщь, да дыщь. Он про песню продолжает: Так я запишу? Я говорю: Да, конечно. Давай с Викой запишите. Вика, будешь петь? — Не буду петь!

Виктория: — Да, я отказала. "Приходите в мой дом" спела — всё, думала, что хватит.

Вадим: — Я говорю: Да ты что! Какая песня! А там — "золотые купола на груди наколоты". Я всё прошу, говорю: Ну пожалуйста, ну по-жа-луй-ста…

Виктория: — Грудь не дам портить!

Вадим: — И как только я её не уговаривал… Потом Михаил Гулько приехал их Америки и записал эту историю. Я сколько с Викой не бился по поводу этой песни, дело так и не двигалось.

И вот она так лежала, ждала свое время, чтобы дальше набрать по-полной. И ведь как громыхнула! Как зазвучала! А тогда мы уж про эту песню даже и забывать как-то стали.

Но самое удивительное — даже не это, а продолжение или боковое ответвление этой истории. Композитор Игорь Слуцкий мне звонит и говорит: Что-то РАО (Российское авторское общество прим.автора) нам денег не платит.

Это буквально год назад было. Я говорю: Игорь, ты пойди, разберись. Он говорит: А я уже что-то как-то пытался разбираться.

Там даже не написано, что мы — авторы песни "Золотые купола", мы — не авторы. Я говорю: Ты что — дурак что ли? Как не авторы? Поехали. — И я поехал в РАО.

Виктория: — Вообще РАО платит, по-моему, сущие копейки.

Вадим: — Я начал разбираться. Оказывается, некая компания (не буду ее называть, мы с ними потом договорились, я все правильно там сделал) подписала договор с РАО и через них аккумулировала деньги. А мы 18 лет не получали ни копейки. 18 лет! Это — просто разговор о честности в нашей стране.

Виктория: — Очень "позитивная" программа.

Вадим: — Да, деньги принадлежат не нам, потому что Сбербанк — не наш. И вот все эти истории с авторскими правами, да и всеми другими правами и делами — про это надо ещё много обсуждать и решать.

Виктория: — Интеллектуальная собственность, получается, уже не нам принадлежит.

Вадим: — Короче, я разобрался, обзвонил телевидение, и всем сказал, что эта песня — моя со всех сторон, если кто-то будет заниматься этой историей, то смотрите.

Виктория: — "Если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет…"

Вадим: — Да. И даже не трогайте. Все бумаги показал. В общем мы более-менее по-человечески расстались. У нас почти везде и со всем — довольно интересные истории, потому что в жизни наших людей вообще многое происходит не по правам. Мы, русские, все-таки по понятиям больше живем, а не по закону.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.