Корона давит: каково артисту переживать пандемию

Прославленный продюсер Бари Алибасов — о том, как живет артистический коллектив и его руководство во время коронавирусной инфекции.

Самоизоляция и пустая Москва

— Здравствуйте, уважаемый Бари Каримович! Как дела у вас, как настроение?

— Прекрасно, настроение хорошее. Прямо какой-то праздник устроил на улице этот коронавирус, абсолютно чистые и пустые улицы. Такое ощущение, что жить стало веселее. Пусто — но все чистенько, изящно. Я сегодня в клинику ходил, смотрел, чем живет Москва. Вроде все, как обычно, кроме такого странного отсутствия людей на улице.

— Говорите, чистенько. Но, по-моему, когда людей нет, должно быть как-то не по себе. Или вы действительно считаете, что Москва без людей красивее?

— Просто не всегда приходится видеть Москву, здания, интерьеры. Когда людей много и стоит суета, этого не замечаешь. А ведь Москва — такой яркий город, она очень открыта своими яркими красками!

— Бари Каримович, а вы вообще серьезно относитесь к пандемии и самоизоляции? Или, может, в этом больше истерики такой?

— Нет. Это уже не первый раз такое происходит. Вроде как, это третий эпизод, когда людей заставляли сидеть дома. Был какой-то свиной грипп, лет десять назад, потом птичий грипп.

— Еще атипичная пневмония. Но тогда ведь не было такой повальной изоляции, чтобы на работу не пускали?

— Да так же было. На улицах — вообще ни одного человека не было. Столица наша была абсолютно пустая и при этом чистая.

— Даже не припомню… В свиной грипп я как раз прилетала из-за границы, проверяли самолеты. А вы часто на улице бываете?

— Ну, говорю же, вот сегодня вышел, прошелся пешочком по своим делам. Очень необычно видеть такую Москву.

— Знаете, у меня есть разрешение на проезд, и я периодически приезжаю в город. Много машин, иногда даже они пробки образуют. Я, вот, не скажу, что столица наша пустует! А вы встречаетесь с коллегами, друзьями, общаетесь как-то?

Нет, не встречаемся. Я достаточно строго отношусь к подобным рискам.

Раз утверждается, что есть опасность от этого самого коронавируса, надо быть дисциплинированным и вести себя как положено, сохраняя при этом достоинство.

Поэтому в продюсерском центре моем все артисты сидят строго дома — тем более, у них есть дети.

— Только Ваши музыканты или вообще артисты?

— Ну у меня в центре не только музыканты — другие сотрудники, офисные работники. В офисе полная тишина, никого нет.

Профессиональная пауза вне очереди

— И это значит, что не ведется никаких репетиций, никаких творческих планов сейчас нет? Взяли паузу и отдыхаете?

— Каждый отдыхает дома. Я периодически созваниваюсь и контролирую, чтобы никто не выходил и не рисковал ни здоровьем, ни тем более жизнью.

— А вот кое-кто из ваших коллег решил рискнуть. Переболели Лев Левченко, Надежда Бабкина, Татьяна Васильева и не только говорят, что болели этим самым коронавирусом, лечились, были в тяжелом состоянии. Но вот некоторые утверждают, что ничем они не болели, это был просто пиар такой.

— Нет, вряд ли. Ну как пиариться на том, что я болею? Это совсем не то. Никаких же концертов нет. Все театры, площадки — все напрочь закрыто.

— Но ведь рано или поздно они же откроются, что-то такое же начнется. Не все же это время просто сидеть и ничего не делать. Вон у вас какая на фоне гитара красивая. Все равно ведь что-то можно уже сейчас делать?

— Понимаете, у нас очень сложная задача.

Мы не на завод ходим, и когда закончится этот коронавирус, мы еще пару месяцев будем ожидать перезапуска гастрольного цикла.

— А вам пришлось что-то отменять из-за коронавируса? Какие-то концерты?

— Ну конечно, порядка четырех десятков. Отменили все на три месяца вперед.

— Сорок концертов? А в докарантинное время сколько их обычно было?

— Как правило, 15-20 концертов в месяц ежемесячно. А чтоб запустить их в производство опять, нужно еще пару месяцев, чтобы:

  • их анонсировать,
  • повесить афиши,
  • дать объявления.

В итоге месяца четыре, а то и полгода, артистам придется сидеть без работы.

— Еще ведь люди будут бояться ходить на концерты.

— Конечно. И непонятно к тому же, когда такие собрания людей в помещении будут разрешены, насколько это быстро вернется.

— А вот вы же еще и работодатель. У вас свой продюсерский центр, своя компания. Там много людей заняты, не только музыканты. Вы им все это время зарплату платите? А государство оказывает какую-либо помощь?

— Помощи от государства нет, как не плачевно.

Зарплату — обычную ставку, а не доход от гастрольной деятельности — получают все.

— И вы не пытались пользоваться ситуацией, чтобы брать на зарплату беспроцентный кредит? Чтобы потом на его основе выплачивать зарплаты работникам.

— Нет, нет. Весь финансовый поток собирается с активными гастролями. Пока что я держусь, но думаю, что будет тяжело.

— Да, ситуация сложная, и трудитесь вы как раз в той сфере, которая наиболее пострадала наравне со сферой услуг, гостиничным бизнесом. Но все равно это как-то будет восстанавливаться. А репертуар при этом будете менять? Напишите песню про коронавирус? Или вот что пели, так и будут петь ваши ребята?

— Наши программы выстроены и созданы год-полтора назад, и они еще довольно новые, потому что эксплуатируются обычно новые программы года два-три.

Только что мы сделали новую программу, и вот сразу началось с того, что гастрольный график сорван напрочь.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Бари Алибасов: Жизнь после «крота» и под "короной"