Заповедники против браконьеров

Борьба с браконьерами — одна из составляющих работы сотрудников заповедников. Конечно, у тех, кто работает на природоохранных территориях много и других дел: это и санитарные мероприятия, и научные исследования, и эколого-просветительская деятельность, однако, как это не печально, заниматься подобной деятельностью все-таки приходится. Особенно в настоящее время, когда браконьерство в России приобрело характер национального бедствия.

Однако, как же обстоят дела с браконьерами в российских заповедниках? Меньше их стало за последние годы или все-таки больше? И как именно сотрудники борются с этим негативным явлением? Об этом корреспонденту "Правды.Ру" рассказали директора заповедников, собравшиеся на пресс-конференцию, что прошла 6 мая в штаб-квартире Русского географического общества. Присутствовали руководители" Хакасского (республика Хакассия), Саяно-Шушенского (Красноярский край), Кроноцкого (Камчатский край), Командорского (Командорские острова, Камчатский край) заповедников, а также национальных парков "Русская Арктика (часть острова Северный, а также архипелаг Новая Земля с прилегающими островам, Архангельская область) и "Таганай" (Челябинская область).

Директор Кроноцкого заповедника Тихон Шпиленок отметил, что: "…случаев браконьерства на территориях заповедников в целом меньше, чем в тех местах, где нет особого режима охраны природных ресурсов. Но десять лет назад ситуация была более серьезной. В последние годы из-за того, что государство стало уделять борьбе с браконьерством больше внимания (да и СМИ нам помогают — хотя бы тем, что постоянно пишут об этом), ситуация существенно улучшилась. Если говорить о нашем заповеднике, то наблюдается положительная динамика — случаев браконьерства стало существенно меньше. И дело даже не в усилении контроля с нашей стороны, а в том, что люди, живущие рядом с заповедником, стали сознательнее. Хотя полностью это явление, конечно же, искоренить не удается — ведь в заповедниках собраны самые лакомые кусочки для тех, кто хочет быстро обогатиться".

Директор Хакасского заповедника Виктор Непомнящий назвал и другую причину положительной динамики: "…в последнее время материально-техническое обеспечение заповедников стало значительно лучше. Сами понимаете, если на "Буране" ловить браконьера, который удирает от инспектора на "Ямахе" — то шансов поймать его не так-то и много. Но сейчас нам выделяют современную технику, а также инспекторам увеличивают заработную плату, что дает возможность приглашать на работу профессионалов. Поэтому-то и увеличилось количество случаев поимки нарушителей".

Читайте также: Первый шаг в борьбе с браконьерством сделан

Впрочем, как заметил Тихон Шпиленок, универсального рецепта, как обезопасить заповедные территории от вторжения любителей незаконно присвоить природные богатства, не существует. Вообще, каждый случай браконьерства уникальный, и поэтому подход к нарушителям всегда персональный. Ведь браконьерство бывает разное — бытовое и промышленное. К первым случаям, сказал Тихон Игоревич, следует отнести бабушку, которая набрала в заповеднике девять литров клюквы. Тут можно просто внушением ограничиться. Хотя и с бытовыми браконьерами иногда бывает множество проблем.

Так, по словам директора Командорского заповедника Анастасии Кузнецовой, из-за подобного случая бытового браконьерства в заповеднике разгорелась целая "война". "У нас на островах специфическая ситуация. Имеется маленький поселок, в котором живут алеуты. Работы у них практически нет. У тому же они — малочисленный народ Севера со всеми вытекающими отсюда льготами. Из-за этого нам приходится действовать деликатно — разрешать им в определенных количествах охотиться, рыбачить и собирать птичьи яйца. Согласитесь, для заповедника, который имеетстатус биосферного (то есть на его территории запрещается любое природопользование — Прим. Ред.) это весьма мягкий режим.

Так вот, для некоторых местных жителей и этого мало. Опишу последнюю ситуацию — один из жителей собрал 81 яйцо серокрылой чайки (Larus glaucescens) — вида, занесенного в Красную Книгу. Причем сделал это демонстративно — сначала он попросил дирекцию заповедника разрешить ему этот сбор, но когда мы отказали, сразу же сел в лодку и направился к колонии чаек. Само собой, мы его поймали, однако после этого остров словно на две части разделился.

Половина жителей считает, что заповедник прав. А другая — что прав нарушитель, а заповедник нарушил его право (как представителя коренного населения Севера) заниматься традиционным промыслом. И для тех, кто его поддерживает, этот браконьер выглядит чуть ли не национальным героем. А сам он, совсем обнаглев, начал нам угрожать — при встрече говорит, что скоро начнут поджигать дома сотрудников и ломать технику заповедника. И хоть на него и написали заявление в полицию, однако эффекта оно пока не возымело.

Но мы вовсе не препятствуем традиционному промыслу — в этом году в связи с неблагоприятной ситуацией, сложившейся в колонии серокрылой чайки и других птиц острова, дирекция заповедника предлагала даже вывести всех, кто желает собирать яйца в другие места Камчатского края, на неохраняемые территории. То есть мы предлагали жителям адекватную замену. Однако никто не согласился, а этот человек даже пошел на открытую конфронтацию. И каков будет итог истории, мы пока не знаем. Хотя старейшины алеутов Командорских островов на словах нас поддерживают и осуждают действия соплеменника, однако на деле они предпочитают не вмешиваться в конфликт.

Мы же, сами понимаете, не можем оставить все так, как есть. Ведь этот нарушитель не оскорбил лично нас — он бросил вызов государству, в котором живет. Мы же убеждены в том, что подобное должно пресекаться в корне. И пощады такие нарушители от нас не дождутся!".

Читайте также: Кто не даёт амурскому тигру жить?

Тихон Шпиленок, выразив полную поддержку позиции своего коллеги, заметил, что "…такие браконьеры, которые просто "бахвалятся" своей независимой позицией по отношению к государству, на самом деле до ужаса близоруки и недальновидны. И у нас такие случаи бывают — приезжают, например, ребята с ружьями зайцев пострелять. Им объясняешь, что это охраняемая территория, а они в ответ "наши деды тут охотились, наши отцы тут охотились и мы будем — это наша земля". И ведь того не понимают, что при таком подходе к делу уже их детям охотиться будет негде — времена-то изменились, и животных уже куда меньше, чем было прежде".

Огромный ущерб приносят заповедникам и промышленные браконьеры — те, для кого незаконное использование природных ресурсов давно уже стало доходным бизнесом. По словам Тихона Шпиленка, с ними намного сложнее бороться. Эти люди имеют самое современное оборудование, команды этих браконьеров хорошо организованы. Однако оставлять без наказания их деятельность нельзя, поскольку они наносят заповедникам куда более серьезный урон, чем бытовые браконьеры.

Самое печальное состоит в том, что их деятельность наносит урон не только тем живым существам, которых они убивают или отлавливают, но и всем вокруг. По словам директора Саяно-Шушенского заповедника Геннадия Киселева: "хоть наш заповедник находится далеко от крупных поселков, какие-то населенные пункты рядом все-таки есть. И в них царит полная разруха, никто из жителей нигде не работает. Все они, что называется, живут тайгой, а к заповедной территории относятся по принципу "все вокруг колхозное, все вокруг мое".

Что касается нашего заповедника, то здесь браконьеры в основном ловят кабаргу (Moschus moschiferus). Вокруг своих деревень они уже давно все выловили, вот и лезут к нам. Браконьеры развешивают петли в отдаленных от кордонов местах и потом периодически проверяют свои ловушки. И ведь им не нужно мясо этого оленя — для них значении имеет только струя кабарги (секрет брюшной железы, вырабатывающей мускус — Прим. Ред.), одна железа на черном рынке стоит 15-20 тыс рублей! Как видите, тут речь идет не столько о выживании, сколько о доходном бизнесе, браконьер два месяца поработает таким образом, а потом весь год может вообще ничего не делать.

Но самое страшное состоит в том, что петли они за собой не снимают — те так и висят и в них попадаются и другие животные. Например, снежные барсы (Uncia uncia) — ведь они ходят по тем же тропам, что и кабарга, поскольку на него охотятся. Сейчас у нас в заповеднике три барса ходят с такими петлями на шеях. И тут мы ничего не можем поделать — ведь снять петлю с шеи этого хищника практически невозможно. Остается надеяться, что барсы сами смогут избавиться от них".

Как видите, борьба с браконьерством — это нелегкое дело. Впрочем, несмотря на то, что браконьеры часто бывают хитры и острожны, у сотрудников заповедника есть преимущество. Дело в том, что они постоянно совершенствуют методы обнаружения и отлова нарушителей, используя при этом передовые научные технологии. В частности, привлекаются данные спутникового мониторинга, используются фоторегистраторы, работающие в автономном режиме.

Интересную и поучительную историю о необходимости внедрения в дело охраны природы передовых технологий рассказал директор национального парка "Таганай" Алексей Яковлев:

"В отличие от многих заповедников "Таганай" находится в достаточно густонаселенной местности. Поэтому браконьеры к нам заходят часто. Однако не всегда мы можем доказать, что имело место именно нарушение. Если, например, мы поймали человека в лесу с ружьем и патронами — то тут все просто. Но вот более сложная ситуация: в лесу найден труп убитого животного. А позже в доме местного жителя было обнаружено мясо такого же животного. Если есть возможность доказать, что оно принадлежит именно убитому в лесу животному, тогда все ясно — налицо браконьерство. Однако, как это сделать?

Логичнее всего воспользоваться методикой анализа ДНК. Но вот ведь незадача — этот метод идентификации хорошо обкатан на людях, а на животных подобные технологии практически не отрабатывались. Поэтому сейчас мы ведем переговоры с московским Институтом проблем экологии и эволюции им. Северцова — просим их помочь разработать для нас метод ДНК-идентификации, который работал бы и на животных. И как только это будет сделано, выявлять браконьеров станет намного легче".

Читайте также: Охота на архаров — удар по экосистеме

В то же время, как выяснилось в ходе пресс-конференции, в нашей стране есть территории, где проблема браконьерства совершенно неактуальна. Так, по словам директора национального парка "Русская Арктика" Романа Ершова: "…у нас вообще нет браконьеров, поскольку географическая удаленность национального парка "Русская Арктика" от населенных мест велика. Попасть к нам можно только на крупных судах, а все подобные заходы мы контролируем. Так что в нацпарк просто невозможно пробраться так, чтобы мы этого не заметили".

Что же, сотрудникам национального парка "Русская Арктика" можно только позавидовать. В остальных заповедниках дела обстоят не так радужно. Но сотрудники не падают духом и продолжают борьбу с браконьерами, из которой в конечном итоге все равно выходят победителями. Пожелаем же им удачи в этом нелегком, но в тоже время необходимом для нашей страны деле!

Читайте самое интересное в рубрике "Наука и техника"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Школьница попала в больницу после 500 приседаний в наказание
СМИ: Германия устала платить за санкции против России
Школьница попала в больницу после 500 приседаний в наказание
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Су-30СМ: Фантастический трюк русских летчиков
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
"Перережем, если будет нужно!": почему страх НАТО оправдан
Какие капли от насморка действительно помогут
Какие капли от насморка действительно помогут
Какие капли от насморка действительно помогут
России и Японии предрекли скорую ссору
Принц Уильям недоволен: в мире стало слишком много людей
Вице-премьер Голландии поверила в суперспособности русских
Россиянам запретят превращать охоту в истязание
"Надо что-то придумать": в США встревожены возможностями российской снайперской винтовки
На родине Христа отменили Рождество из-за Трампа
Фото искалеченного взрывом в Донбассе ребенка шокировало Германию
Медленно, но верно: арабских женщин выпускают из Средневековья
Молодушки заводят старичков

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры