Автор Правда.Ру

Моздокчанин Клопен из “Нотр-Дама”

…Триумфальное шествие по планете французского мюзикла “Нотр-Дам де Пари” началось в 1998 году – после премьеры в Париже, сопровождавшейся прямо-таки оглушительным успехом. И сегодня музыкально-драматическая версия бессмертного романа Виктора Гюго – детище франко-итальянского композитора Ричарда Кочанте, поэта Люка Пламондона и режиссера Жиля Майю – уже покорила сердца сотен и сотен тысяч слушателей и зрителей в мире. А в минувшем году “Нотр-Дам” добрался, наконец, и до России. Компания “Меtro Entertainment”, относительно не так давно осуществившая в Москве постановку еще одного популярного западного мюзикла – “Метро”, – выкупила права на его показ в России сроком на 6 лет. И вот уже больше полугода русская версия мюзикла, авторами которой являются известный поэт и бард Юлий Ким, Сусанна Цирюк и Дарья Голубоцкая, с небывалыми аншлагами идет в Московском театре оперетты. Перед соблазном “озвучить” на его сцене партию Квазимодо не устояла даже такая отечественная рок-звезда, как лидер группы “Танцы-минус” Вячеслав Петкун. А жемчужина “Нотр-Дама” – знаменитый хит “ВеIIe” – звучит сегодня в исполнении Вячеслава Петкуна, Александра Маракулина (Фролло) и Антона Макарского (Феб) едва ли не из каждого второго российского окна…

Сергей Ли На взлете сейчас интерес к “Нотр-Даму” и в нашей республике. Особенно – среди молодежи. Но вряд ли многие у нас знают, что в основном составе “русскоязычного” “Нотр-Дама” одну из самых драматически ярких и самых технически сложных партий мюзикла – партию Клопена, предводителя нищих, короля парижского Двора Чудес, поет парень из Северной Осетии, 26-летний моздокчанин Сергей Ли . Хотя совсем недавно его ария “Бродяги” звучала в посвященной “Нотр- Даму” телепередаче, которая прошла по “Первому каналу”.

…Моздок по праву гордится тем, что он – город многонациональный, и на примере судьбы Сергея это подтвердилось вполне. Отец – кореец, в маме, осетинке по паспорту, течет еще и грузинская кровь. Кстати, никто в семье профессионального отношения к искусству никогда не имел: мама работала в торговле, отец – в сельском хозяйстве. Зато все старшие в их роду были очень музыкальными, красиво пели, и это, видимо, как раз и передалось сыну и внуку.

Одноклассники Сергея – а окончил он моздокскую СШ № 1 – сейчас вспоминают: он уже в школе бредил музыкой и сценой. Еще старшеклассником играл в городском народном театре, ставил филатовскую “Сказку про Федота-стрельца” на школьных подмостках, замечательно пел под гитару. А еще – писал стихи. И увлеченность всем этим доходила у него до подлинной одержимости. Но оказалось: чтобы увидеть свою мечту воплощенной в жизнь, Сергею придется сначала пройти длинный и непростой путь в поисках себя…

После школы, в 1993 году, он подал документы в Пятигорский институт иностранных языков. Английский сдал на пятерку (а заниматься им начал, между прочим, только в выпускном классе – до этого учил немецкий), но на сочинении недобрал один балл. И тут кто-то из знакомых посоветовал ехать в Москву, поступать в Международный гуманитарный корейский университет – частный вуз, открывшийся незадолго перед тем в Первопрестольной для представителей корейских диаспор России и стран СНГ. И Сергей решил рискнуть… На филфак его приняли сразу, без экзаменов – суммы баллов, набранной при поступлении в пятигорский иняз, оказалось для этого достаточно. А действовал этот вуз тогда при Российском государственном социальном институте (ныне – Московский государственный социальный университет), куда Сергей Ли через некоторое время и перевелся. Сначала – на журфак, потом, решив сам для себя, что журналистика, все-таки, не его призвание, – на факультет психологии. Учился увлеченно, а диплом Сергея, который был посвящен такой серьезной и актуальной сегодня теме, как влияние на психику и психологию человека ВИЧ-инфекции, даже вошел в число лучших дипломов на курсе.

Казалось бы, будущее уже определено – четкое и стабильное. А душу все равно подспудно точило мучительное ощущение: не в этом твое предназначение “по жизни”, не здесь ты способен ярче всего самореализоваться и выплеснуться. Тем более что увлечения музыкой и вокалом Сергей не забросил и в вузе.

И вот тут судьба сделала Сергею Ли подарок – свела его в одной из московских студий, где он записывал свои песни, с бывшей однокурсницей, к тому времени работавшей менеджером труппы в уже гремевшем мюзикле “Метро”. Так парень из Моздока попал туда на прослушивание – и его приняли. Как признается он сам, это было настоящее счастье… А потом музыкальный мир столицы взбудоражила новость: началась подготовка к постановке мюзикла “Норд-Ост” по “Двум капитанам” В. Каверина – того самого, получившего после недавних трагических событий, связанных с захватом заложников в ДК на Дубровке, где он шел, такую печальную известность... Сергей и здесь прошел пробы успешно – и получил роль. Небольшую, но колоритную: играл обитателя московской коммуналки, дворника по имени Марат. Его тепло приняли зрители, заметила критика. А в труппе он стал любимцем… И потому трагедию “Норд-Оста” Сергей пережил очень тяжело. Этому мюзиклу он отдал полгода своей жизни. Среди погибших там – люди, которых он близко знал…

А теперь очередной этап творческой биографии Сергея Ли – это “Нотр-Дам”. И вот тут, наверное, лучше предоставить, наконец, слово самому нашему молодому земляку, – которого корреспондент “СО” разыскал по телефону в его московской квартире. Даже по голосу чувствовалось, – неожиданныйзвонок из Владикавказа, из редакции республиканской газеты “звезду” “Нотр-Дама” удивил, тронул и обрадовал. И Сергей охотно согласился на интервью, искренне поблагодарив газету за проявленные к нему интерес и внимание.

– Сергей, мюзикл “Нотр- Дам де Пари” сейчас гремит на всю страну. На роли в нем – в том числе и на роль Клопена – пробовались сотни талантливых певцов. И наша республика может только гордиться тем, что именно ее представитель по итогам такого серьезного конкурса был признан лучшим и теперь поет в основном составе этого знаменитого мюзикла…

– Честно говоря, я даже и не мечтал в свое время там, дома, в Моздоке, что когда-нибудь попаду в Москву. Но, видимо, есть какая-то сила, которая нас ведет по жизни. Может быть, иногда она ставит палки в колеса. Но не для того, чтобы мы сломились и перестали идти к своей цели, – она проверяет, насколько мы привержены тому, чего действительно хотим.

Сначала я вообще не хотел идти пробоваться на “Нотр- Дам”, потому что мне казалось: это значило бы предать “Норд-Ост”, с которым у меня столько связано, где ко мне так замечательно отнеслись. Но в “Нотр-Даме” для меня нашлась очень хорошая роль – большая и вдобавок близкая мне самому по темпераменту и мировоззрению. Необыкновенно интересно было себя в этом попробовать.

И, конечно, для меня очень и очень лестно, что я испытание выдержал. Ведь мюзикл этот – очень серьезный: и по своей драматической основе, и по требованиям к вокальной технике.

– Ты с самого начала хотел играть именно Клопена, или это был выбор режиссера? И не страшно ли вообще было браться за эту роль после блистательного Люка Мервиля?

– Я пробовался и на Клопена, и на Квазимодо – режиссер после первого прослушивания дал мне учить обе эти партии. Но потом я увидел, что там есть люди, которые поют Квазимодо куда лучше меня, – тот же Слава Петкун, что это “их” роль – и честно сделал самоотвод. А вот Клопен… Я чувствовал, что это мое. И слава Богу, что мне удалось хорошо поработать над ролью, понять своего героя, слиться с ним.

Да, на самом деле, я сначала считал, что моя задача именно в том, чтобы максимально приблизиться к Мервилю – голосом, манерами… А это оказалось очень трудно. И был такой момент, когда я уже был готов разорвать контракт. Вокально это ведь очень тяжелая роль – я срывал голос, срывал связки, у меня лопались капилляры, а добиться того, чего хочу, не удавалось. В итоге режиссер сказал: “Прекрати, не надо ничего копировать – у тебя будет свой Клопен, своя трактовка героя”. И тогда я, что называется, выдохнул.

– Если сравнивать с романом, то у Гюго Клопен – куда прозаичнее, приземленнее. А в мюзикле этот образ романтизирован, в него привнесены этакие бунтарские, робингудовские черточки… Как ты сам осмысливаешь свою роль? Какой он – твой Клопен?

– Мюзикл, конечно, сделан по мотивам романа – и тут это тоже сказалось. Но на самом деле у этой сюжетной линии “Нотр- Дама” ведь очень актуальная для нашей страны сегодня социальная подоплека. Клопен и его “отверженные” – такие же, в сущности, “лишние люди” по отношению к французскому обществу ХV века, каких немало и в современной России, и в современной Москве. Тех же, скажем, так называемых “лиц кавказской национальности” здесь можно привести в пример… И каждый раз, когда я выхожу на сцену, я думаю об этом. Может быть, мне именно потому и удалось глубже прочувствовать этот образ, что меня самого в Москве до сих пор останавливают на улице из-за моей, скажем так, неславянской внешности, проверяют документы…

– После таких вот болезненных моментов, да и вообще в круговерти столичной жизни с ее бешеным темпом, не возникает ли порой ностальгия по родине, по Моздоку?

– Самое интересное, что когда я этим летом приехал в Моздок проведать друзей и родственников, которые там у меня остались (отец, мама и два моих младших брата сейчас живут в Москве), у меня на улице тоже требовали документы, чуть ли не обыскивали на предмет провоза наркотиков – и оказалось, что подозрение у милиции вызвала, наоборот, уже моя московская прописка вкупе с длинными волосами и потертыми джинсами… Очень было неприятно и горько.

и все-таки, Моздок – это моя родина, которую я люблю. Туда возвращаешься ради того, чтобы воскресить в душе все, что было тебе когда-то дорого – чувства, воспоминания, ощущения, – увидеть близких тебе людей…

– Сергей, сейчас очередной эпизод твоей творческой карьеры – это “Нотр-Дам” и Клопен. Что же потом – или так далеко ты пока не загадываешь? И последний, традиционный вопрос “под занавес”: твои пожелания многочисленным поклонникам “Нотр-Дама” из Северной Осетии?

– Наши продюсеры планируют готовить постановку нового мюзикла, по Шекспиру – “Ромео и Джульетта”. Может быть, для меня там что-нибудь найдется – Меркуцио или Тибальд… А что бы я пожелал поклонникам “Нотр-Дама” из своей родной республики? Верить в мечту и стремиться к ней. Верить, что если ты чего-то очень сильно хочешь, – это придет. А всей республике, в свете последних непростых событий в Москве и в стране, – обязательно мира. Мира, счастья и благополучия. Ведь и мой Моздок, и вся Осетия всегда славились тем, что люди разных национальностей там живут в добрососедстве и взаимопонимании – и это обязательно нужно сохранить… Жертва, которой пал мой герой Клопен, принесена во имя того, чтобы люди перестали воевать друг с другом. И трагедия “Норд-Оста”, которая и меня непосредственно коснулась, – это, я уверен, тоже знак свыше всем нам.

Видимо, жизненная миссия этих людей, ушедших так страшно в другой мир, была в том, чтобы своей смертью достучаться до наших сердец и что-то изменить и в них, и в мире. Чтобы сам мир вокруг стал иным…

Елена КОВАЛЕНКО,
"Северная Осетия".

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дизельные и газовые автомобили перестанут продавать в Германии
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Убедительность ФАС: на отмену роуминга согласились все сотовые операторы
Ростислав ИЩЕНКО: согласовывать позиции США и России — это задача не для Волкера
Украина просит помощи Германии в расследовании дела о посещении Крыма группой Scooter
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Кадровый резерв Владимира Путина
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
ООН: перехвачены два секретных груза из КНДР в Сирию
Активы ряда китайских фирм заморозили в США
Практичнее некуда: самые-самые в 2017 году
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Сурков рассказал о встрече в Минске со спецпредставителем США по Украине
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Ющенко: Донбасс всегда был "ватным"
Снова Путин виноват? США заговорили о хакерах, столкнувших эсминец с танкером
Польша хочет получить с России триллионы злотых за "преступления СССР"
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать