Привычка - худший враг сочувствия

"Сытый голодного не разумеет", — говорили наши предки. Научное обоснование этой народной мудрости наконец-то найдено. Специалисты из Университета Дьюка в США обнаружили, что привыкание к чему-либо снижает человеческую эмпатию, то есть способность понимать других. Причем поговорку можно переиначить так: голодный и другим голодным не сочувствует.

Давно было известно, что привыкание к определенному стимулу, будь он физическим или психологическим, снижает порог чувствительности к нему. Люди, работающие на заводе или в машинном цехе, постепенно перестают замечать сильный шум. Но если привести в такое место непривычного человека, он будет страдать от оглушительного грохота.

Девушки, долгое время пользующиеся одними и теми же духами, знают, что в какой-то момент запах собственного парфюма перестает ощущаться (и потому есть риск переборщить с его количеством). То же мы наблюдаем и с психологическими стимулами: например, с "бородатым" анекдотом, который больше не кажется смешным.

Читайте также: Подавление жалости превращает в чудовище

Любопытно другое: оказывается, наш разум совершенно упускает из вида, что у других этого привыкания еще не произошло. Так что щедро политые духами девушки вовсе не желают окружающим смерти от удушья — они просто забыли, что другие люди не имеют привычки к резкому обонятельному стимулу. А ворчуны, требующие прекратить рассказывать избитые анекдоты, искренне считают остроты несмешными для всех и каждого, а не только для себя. Этот факт простым и изящным способом доказали американские психологи из Университета Дьюка.

Исследователи проверили, как мы реагируем на привыкание к различным стимулам. В первой серии экспериментов в качестве стимула использовался вышеупомянутый анекдот. Сначала одной группе добровольцев дали вволю посмеяться над свежей шуткой, а затем при них рассказали эту же остроту участникам из второй группы. Добровольцы из первой группы при этом получили задание: предсказать, понравится ли шутка членам второй группы.

Удивительно, но участники первой группы начисто забыли, каким смешным казался анекдот, когда он был новым для них! Они всерьез полагали, что "избитая" острота уже никому не смешна — притом не принимали во внимание, что вторая группа добровольцев слышит ее впервые.

Ученые так заинтересовались этим явлением, что решили проверить, работает ли закономерность для физических стимулов. Вторая серия экспериментов была посвящена громким звукам. В качестве стимула ученые использовали оглушительный звук, резкий настолько, что он вызывал боль. Добровольцы слушали неприятный сигнал в течение разного времени — от пяти до 40 секунд. Те, чьи уши страдали 40 секунд, по законам физиологии восприятия привыкали к громкости сигнала, и потому последние пять секунд казались им не такими болезненными.

И здесь обнаружились куда более серьезные последствия привыкания к стимулу: те, кто слушал противный сигнал дольше всех, забывали, как они страдали от его громкости первое время. Потому, когда их просили определить, насколько болезненным будет для непривыкших слушателей пятисекундный сигнал, те предполагали, что ничего особенно неприятного новые добровольцы не испытают. Понятно, что это суждение было ошибочным: "свежие" участники с непривычки испытывали весьма чувствительные болевые ощущения.

Еще одна интересная деталь: и в первом, и во втором случае добровольцы вроде бы понимали, что еще не привыкшие к стимулу участники отреагируют на него по-другому. Но это знание оставалось для них чисто теоретическим — они не могли заставить себя проявить эмпатию. Ученые предположили, что человек крайне трудно признает произошедшие с ним изменения (привык, притерпелся, стал менее чувствителен), а приписывает их внешнему стимулу (шутка "превратилась" в несмешную, резкий звук поутих).

Следовательно, привычка подавляет эмпатию. Если экстраполировать этот вывод на обыденную жизнь, последствия оказываются довольно серьезными. К примеру, человек, столкнувшийся с суровыми жизненными обстоятельствами, имеет большой риск "зачерстветь" и относиться к чужим проблемам пренебрежительно. Это происходит не от того, что у него испортился характер, а именно из-за изменившегося отношения к превратностям судьбы: они больше не кажутся такими болезненными.

Читайте также:Жалость и симпатию можно "выключить"

Насколько точен этот вывод, психологи намереваются проверить в ближайшем будущем. Эти исследования могут многое рассказать о характере людей, столкнувшихся с потерей близких или другим несчастьем, побывавших в горячих точках и страдающих посттравматическим синдромом.

Читайте самое интересное в рубрике "Наука и техника"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Путин о Родченкове: знаю, кто его назначил, но что уж теперь говорить...
Ищите женщину: почему у мужчин без костей не только язык
Большинству российских спортсменов не нужен флаг страны
Почему КНДР дает Штатам отпор, а у России "кишка тонка"
Канада отказалась ехать в Россию на Кубок мира по биатлону
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Почему Казахстан отключил все российские телеканалы
Кривое зеркало: что сказал бы Фрейд о русофобии США
Украинский генерал: наши танки - хлам, пользуемся советскими
Без фанфар, но навсегда: Крымский мост соединил два берега
Кравчук: Советский Союз развалили украинцы
Украинский историк объяснил России, как США выиграли две мировые войны
Кравчук: Советский Союз развалили украинцы
Схватывайте на лету: что замечают пилоты, но не знают пассажиры
Страна контрастов: россияне обнищали и обогатились одновременно
Украинский генерал: наши танки - хлам, пользуемся советскими
Порошенко просит помощи Европы и США в уничтожении "Северного потока-2"

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры