Новая наука - генетика менеджмента

Недаром говорят, что XXI век — это эпоха биологии. Специалисты в этой области сейчас влезли, кажется, практически во все науки: психологию, социологию и даже экономику. В поисках новой делянки они обратили внимание на одну из самых молодых наук: менеджмент. Каковы же их достижения в исследовании этой сферы? На самом деле, весьма значительные.

Неподготовленного посетителя удивит картина, которая предстанет его взору в бизнес-школе при Национальном университете Сингапура. По логике вещей, учащиеся и сотрудники этого заведения должны носить строгие костюмы с галстуками — слово "бизнес" в названии обязывает. Ан нет, доктор Майкл Зайфур, например, дефилирует в белом халате. Как биологи отбирают образцы для опытов, так и Зайфур занимается поиском интересного материала. Он ищет биологические маркеры, в частности, гормоны, которые влияют на "деловое" поведение.

Эволюционные психологи Леда Космидес и Джон Туби склонны считать, что поведенческие различия между людьми обуславливаются различиями в культурной и социальной среде, отводя биологии роль второй скрипки. Зайфур с этим категорически не согласен: он хочет в один прекрасный день сделать для менеджмента то же, что в свое время Космидес и Туби сделали для психологии и социологии. Сегодня, когда менеджерами себя называют все, кому не лень, Зайфур тешит надежду придать этому расплывчатому по смыслу слову совершенно четкое значение.

Читайте также: Мозг можно накачать, как мускулы

Зайфура можно сравнить с пауком — он ткет свою паутину из нитей субъективной генетики, молекулярной биологии, эндокринологии и психологии. Если все сложится, как задумано, из этой паутины получится идеальная кольчуга для бизнес-управленца, готового ринуться в пучину административных сражений.

Слова "биология" и "поведение", употребленные в одном предложении, наводят на мысли о генетике и о том, что оказывает большее влияние на человека — воспитание или генетический код. В бизнес-контексте вопросы наследственности и окружающей среды — это епархия Скотта Шейна, профессора менеджмента в Case Western Reserve University.

Шейн специализируется на близнецах. У однояйцевых близнецов, как известно, ДНК практически одинаковые (хотя различия все-таки есть), тогда как у разнояйцевых — ДНК совпадает лишь наполовину. Изучая различия в составе ДНК, профессор выясняет, какие именно гены влияют на выбор работы, удовлетворенность профессией и исполнительность. Кстати, это Шейн установил, что зарплата зависит от состава ДНК. Да и вообще, в 40 процентах случаев разница в доходах определяется генетической "предрасположенностью" к деньгам.

Коллега Шейна, Ричард Арви, изучает взаимодействие генов и окружающей среды — от этого зависят такие характеристики, как предпринимательское рвение и способность вести за собой других. Любитель острых ощущений с большей долей вероятности станет предпринимателем, чем его уравновешенные сверстники. Поиск чего-то нового — кстати, едва ли не главная черта личности экстравертов, людей, интересующихся окружающим миром больше, чем собой. Есть, правда, интересный аспект: генетическое объяснение экстраверсии работает только на примере женщин. Так что бизнесвумен действительно бывают прирожденными, а вот бизнесмены делают себя сами.

Задавшись вопросом, в какой среде рождаются лидеры и в какой среде лидерами становятся, Арви выяснил, что у мальчиков, воспитывавшихся в состоятельных семьях и пользовавшихся поддержкой родителей, лидерский потенциал полностью не раскрывается. А вот те, кто рос "в трущобах городских", гораздо чаще выбиваются в руководители, чеморанжерейные мальчики.

Гены определяют наше поведение не напрямую, а опосредованно. Чаще всего они отвечают за синтез белков, которые, в свою очередь, контролируют выработку нейромедиаторов — химических веществ, которые передают сообщения от одной нервной клетки к другой. Пара самых важных "передатчиков" — это дофамин и серотонин. Оба данных вещества определяют наше восприятие мира, а также тонко регулируют эмоциональное состояние. Известно, например, что повышенное содержание дофамина усиливает страсть ко всему новому и неизведанному, а склонность к депрессии объясняется недостатком серотонина.

В последние годы наблюдается прямо-таки бум исследований в области связи между отдельными нейромедиаторами и поведенческими особенностями. А вот как связаны генетические особенности и склонность к тем или иным профессиям, ученых, похоже, не особо интересует. Доктор Сун Жаоли решил покончить с этой несправедливостью и собрал 123 пары близнецов, чтобы задать им несколько вопросов о работе, а заодно и взять у них образцы ДНК.

Для начала доктор Сун опросил добровольцев на предмет их склонности к депрессиям, чтобы определить некую точку отсчета. Затем ученый попросил участников эксперимента установить на свои мобильники специальную программу, в которой они должны были по четыре раза в день отмечать, когда у них плохое настроение или же когда они испытывают прилив любви к своей работе.

Некоторые формы меланхолии, такие как, например, сезонные аффективные расстройства, связаны с особой версией гена — рецептора серотонина — под названием HTR2A. Когда Сун разбирал ДНК своих добровольцев, он отметил, что участники с одной из версий HTR2A (в отличие от тех, у кого этот ген существовал в двух других вариантах) меньше склонны к моментальным спадам настроения, даже если жизнь у них далеко не сахарная. Кроме того, такие оптимисты испытывают большее удовлетворение от работы, чем носители двух остальных версий гена.

Нейромедиаторы — не единственный путь воплощения генетических "задумок" в жизнь. Продукты желез внутренней секреции — гормоны — также играют значимую роль в карьерном и профессиональном росте. Например, окситоцин, выделяемый гипоталамусом, отвечает за укрепление доверия — а это решающий фактор в бизнесе. Гормон стресса, кортизол, отвечает за критическую оценку потраченных времени и денег. По крайней мере, именно это утверждает исследователь Тайки Такахаси из Университета Хоккайдо.

В начале эксперимента Такахаси взял образцы слюны (читай — ДНК) у добровольцев, а затем спросил их, какая сумма ежемесячных выплат в течение года устроила бы их вместо единоразовой выплаты десяти тысяч йен (около 90 долларов на момент испытания). Участники эксперимента с низким уровнем кортизола соглашались на разовое вознаграждение, даже если сумма ежемесячных поступлений в итоге намного превышала пресловутые 90 долларов.

Еще один герой невидимого фронта — тестостерон, главный из мужских половых гормонов, высокий уровень которого определяет склонность к риску, творческий подход к делу и способность легко и непринужденно создавать различные проекты. У этого гормона есть интересное свойство: он реагирует на роскошь. Мужчина, купивший дорогой автомобиль, будет прямо-таки сочиться тестостероном, а если с финансами беда и пришлось ограничиться покупкой подержанной "Лады", уровень тестостерона снижается.

Все вышеизложенные выводы дают возможность сделать из менеджмента вполне реальную науку, а не мнимую, как считают скептики. Бизнес-решения, основанные на определенных представлениях о человеческой природе, ждет больший успех, чем идеи,взятыеспотолка. Так, если из энного количества кандидатов у нескольких имеется генетическая предрасположенность к получению удовольствия от работы и моментальному усваиванию материала, то имеет смысл принять в рабочий коллектив именно этих граждан, а не тратить время и силы на обучение остальных.

Разумеется, эту точку зрения разделяют не все. Одни говорят, что-де в ходе исследований связи между генами и поведением испытуемые во многом полагались на свой предыдущий опыт, который не всегда был удачным. Другие заявляют, что близнецы — не идеальный выбор для исследователей: мол, в большинстве случаев родители стараются воспитать их одинаково, тогда как в воспитании обычных детей, например, погодков, старшие члены семьи могут отойти от строгих канонов и заниматься с каждым ребенком тем, что ему интересно, а не тем, что выбрали сами взрослые. Так что то, что ученые считали генетическими факторами, может вполне оказаться влиянием среды, в которой росли дети.

В защиту этого мнения скептики приводят простейшее наблюдение: близнецы, росшие вдали друг от друга, хотя и имеют схожие привычки, но все же уже не могут считаться копиями друг друга. В процессе эпигенеза часть генов "засыпает" под воздействием внешних факторов, так что эффективный геном оказывается отличным от фактического, с которым близнецы появились на свет. Эта и другие проблемы пока мешают ученым заявить об эффективности новой науки.

"Камни преткновения" можно разложить на три груды. Первая проблема связана с мнением о том, что генотип определяет личность человека — этакий генетический фатализм. Доктор Шейн сравнивает это с пари: зная, что игрок той или иной команды получил травму, логично ожидать, что эта команда проиграет. Мол, как ни старайся, сопротивляться велениям капризных генов бессмысленно — все равно ты будешь успешен только в тех областях, склонность к которым определена еще при рождении.

Вторая группа сопереживающих опасается, что такие знания могут быть использованы во вред человечеству. С другой стороны, "могут" — не значит "должны". Но объяснять таким людям, что ДНК нельзя изменить, а соответственно, и создать армию радостных рабов тоже, бесполезно. Это как с генномодифицированными продуктами: если человек уверовал в то, что гены помидора однажды возьмут верх над его разумом, даже пять томов аргументов в опровержение этой теории не смогут заставить его изменить свое мнение.

Третья команда скептиков поднимает непростой вопрос о справедливости. Должны ли работодатели проводить ДНК-тест при наборе сотрудников? Скользкая дорожка генетической сегрегации, говорят они, может привести мир к антиутопии, которую так любят описывать фантасты. Впрочем, эта теория уже доказала свою несостоятельность: политика найма по результатам личностных тестов широко распространена в ряде компаний. Другой вопрос, что иногда эту тактику пытаются замаскировать.

Читайте также: Второй мозг находится в животе

Есть и еще одна категория критиков. Они выступают против внедрения биологических принципов в бизнес не потому, что считают их слишком мощным оружием, а потому, что не верят в их эффективность. "Не все сразу, — замечает на это доктор Зайфур. — До применения науки менеджмента на практике должно пройти еще какое-то время. В бизнес-школах мы ведем себя, как техники — я имею в виду то, как и чему мы учим наших студентов. Это и объясняет то, почему наше учебное заведение пока больше похоже на школу торговли, чем на классическую академию".

Читайте самое интересное в рубрике "Наука и техника"

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Завидуй, провинция: московские учителя получают 100-тысячные зарплаты
Звезды-рестораторы и их заведения
ВКС России снова "побрили" флот коалиции у Сирии
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Черноморский флот "показал класс" авианосной группе США у Сирии
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Глава Совета Европы резко потребовал от России уплаты взноса
Пранкер-трупоед Вольнов устроился на работу "Миротворцем"
Генерал ФСБ предположил, кто мог быть заинтересован в смерти Скрипаля
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Лукашенко пригрозил расстреливать воров "как в 90-е"
В последний момент: как Путин и ФСБ спасли "Роснано" от Чубайса
Кто в России получит "уголовку" за исполнение санкций США
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Депутаты Государственной Думы готовятся вызвать Эльвиру Набиуллину на жесткий разговор
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Мнение: Россия получила преимущество после удара США по Сирии
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Украинцы обнаружили "трещины" в опорах Крымского моста