"Козел отпущения" за мировой грех?

Роль России в развитии человечества
Россия – великая страна, с огромной территорией, многонациональным населением, с разнообразными природными, социально-экономическими особенностями. Несмотря на многообразие “раскраса” ее территории, это единая страна, народы которой связаны единой судьбой и историческим предназначением. Одновременно Россия – это часть Евразийского материка, волею судьбы выступающая в роли геотранспортного коридора, связывающего Европу и Азию. Россия – это своеобразный мост, обеспечивающий самую короткую и эффективную транспортную, инфраструктурную и информационную связь между главными экономическими и политическими центрами мира.

Но не только в этом историческая роль России в мире. Россия – это основной потенциал глобального экологического равновесия планеты Земля. В расчете на душу населения природно-ресурсный потенциал России в 2 – 2,5 раза превышает ресурсный потенциал США, в 6 раз – Германии, в 18 – 22 раза – Японии. Природные запасы России оцениваются триллионами долларов. Ежегодный поток доходов от используемого природно-ресурсного потенциала превышает 60 – 80 млрд. долл. Другое дело, что сложившаяся за последнее десятилетие экономическая система не позволяет реализовывать стране ее геоэкономическое преимущество.

И, наконец, Россия – страна, сохраняющая высокую долю интеллектуального потенциала планеты – стратегический ресурс ее будущего развития. Несмотря на тяжелый урон, который понесла российская наука и система образования за годы реформ, оценка интеллектуальной компоненты национального богатства страны сопоставима с соответствующей оценкой для ведущих стран мира, в том числе и с США. И опять все дело в том, как мы сами сумеем распорядиться своим интеллектуальным потенциалом. Мы либо сосредоточимся на творческом факторе, для чего пока еще не утеряли возможностей, либо окажемся одним из главных фигурантов мирового подполья, деструктивного геопояса, угрожающего существованию России и всего мира. Мы должны четко осознавать, что это единственная по-настоящему козырная карта, которой мы располагаем. Она либо будем пущена в ход в ближайшие 10 – 15 лет, либо за это время обесценится до нуля.

Итак, в силу тех реальных возможностей, которыми располагает Россия на своем геостратегическом пространстве, ей исторически предопределена роль ведущей державы в мире. Она слишком масштабна в территориальном, экологическом, научно-техническом и оборонном измерениях, чтобы какое-либо другое государство или их коалиция могли оттеснить Россию на периферию мировой политической сцены. Конечно, это утверждение справедливо, если мы сами, своей недальновидной политикой, не будем способствовать разрушению фундаментальных опор для нашего развития.

Сейчас, когда Россия вновь оказалась на историческом перепутье, крайне важно понимание стратегической роли нашей страны в мировом развитии. Но не менее важно понимание и тех глобальных процессов разрушения, которые происходят в мире.

По-видимому, человечество переживает сейчас глобальный кризис мировой постиндустриальной системы. Историческое Провиденье нащупывает новый глобальный баланс, продлевающий существование мира. И в этой ситуации нам не пристало довольствоваться очередной ролью “козла отпущения” за мировой грех нынешней цивилизации, смиренно ожидать очередных испытаний судьбы. Нам следует быть очень осторожными в своем выборе, не усугублять собственными действиями у себя дома и во внешней политике мировой кризис, а добиваться глобального перераспределения рисков, связанных с его опасными проявлениями.

За последние десятилетия облик мировой экономики неузнаваемо изменился. На наших глазах происходит качественная трансформация институциональных основ мирового рынка. Национальные экономики начинают активно интегрироваться в единый планетарный механизм с универсальной системой ценностей, макроэкономического регулирования, взаимодействия финансовых институтов и рынков. По существу, это новый мир, новая экономика, мало похожая на экономику свободной рыночной конкуренции времен Смита и Рикардо.

Наряду с положительными тенденциями экономической и политической интеграции стран жизнь обнаруживает глубокие противоречия в их реализации.

Вот главные из них.

Первое. С одной стороны, современное постиндустриальное общество открывает безграничные возможности для роста производительности труда и эффективности производства, повышения уровня жизни основной массы населения Земли. С другой стороны, мы являемся свидетелями усиливающихся процессов социального неравенства и роста бедного населения. На долю так называемых отсталых стран, где уровень среднедушевого дохода не превышает 350 – 370 долл. в год, приходится сегодня около 60 процентов всего населения Земли. Это геомасштабный пояс абсолютной бедности – основной источник разрушения глобального социально-экономического равновесия. За этим поясом следует пояс относительной бедности, который охватывает страны, где среднедушевой доход не превышает 2300 – 2500 долл. в год – так называемые развивающиеся страны. Это еще более четверти населения Земли. В сумме на эти две группы стран приходится около 85 процентов населения. Над ними, как бы особняком, стоят так называемые страны “золотого миллиарда” (США, страны Западной Европы, Канада, Япония и др.). Среднедушевой доход в этих странах превышает 20 тыс. долл. в год, то есть в 8 раз выше, чем в развивающихся, и в 55 раз выше, чем в отсталых странах мира.

На долю стран “золотого миллиарда” приходится примерно 15 процентов населения Земли, то есть в 7 раз меньше, чем на первые две группы стран вместе взятые.

В обратной пропорции идет распределение мирового ВВП. На долю 15 процентов населения стран “золотого миллиарда” приходится около 80 процентов мирового продукта, в то время как на долю 85 процентов населения других стран мира приходится лишь около 20 процентов мирового ВВП.

Нетрудно понять, что если и далее в процессе глобализации не будет осуществлено хотя бы частичное перераспределение мирового дохода от стран “золотого миллиарда” в пользу отсталых и развивающихся стран, то социальные противоречия в мире будут резко усугубляться, а мир будет ускоренно сдвигаться на грань катастрофы.

Второе. С одной стороны, использование накопленного потенциала знаний, новейших технологий и быстродействующих систем коммуникаций позволяет существенно более рационально, чем это делалось ранее, осуществлять гармонизацию задач социально-экономического развития и сохранения окружающей человека природной среды. С другой стороны, мы являемся свидетелями нарастающего вала техногенных и природных катастроф и резкого увеличения экономических потерь, которыми они сопровождаются. Так, по данным академика В.И. Осипова, отношение экономических потерь от крупных природных катастроф к национальному ВВП составляет для отсталых стран более 20 процентов.

Это в 5 раз превышает аналогичный уровень для стран “золотого миллиарда” и в 2 раза – развивающихся стран. Столь высокие потери для отсталых стран вряд ли следует связывать с результатами хозяйственной деятельности именно этих стран. Главное влияние на разрушение глобального экологического равновесия оказывает индустриальная деятельность стран “золотого миллиарда”. “Поэтому перекладывание основной нагрузки” от природных катастроф на отсталые и развивающиеся страны будет и далее усугублять нарастающие противоречия в мире. За последствия крупнейших природных и техногенных катастроф должны нести солидарную экономическую ответственность все страны мира. Для этого должны быть задействованы соответствующие механизмы перераспределения экономических рисков от отсталых стран к странам “золотого миллиарда”. И если это будет сделано, мир может рассчитывать на продление своего существования.

Третье. Еще в начале нынешнего столетия известным экономистом Паретто было обращено внимание на то, что объемы финансовых соглашений намного опережают число реальных товарных сделок. Сегодня разрыв между финансовыми и товарными рынками настолько усилился, что первые теряют непосредственную связь со вторыми. Каждый из них как бы живет своей жизнью. Что собой представляет современная мировая финансовая система? Это своеобразная перевернутая пирамида. Узкое ее основание – финансы, обслуживающие реальный сектор или поток товарных благ. На их долю сейчас приходится не более 10 – 12 процентов от общего оборота мировых финансовых ресурсов. Весь остальной денежный капитал находится в свободном плавании, не имеет реального материального наполнения. Это рынок, где деньги делают деньги, то есть рынок игроков в рулетку.

Благодаря компьютерным технологиям, обеспечивающим с огромной скоростью передачу огромных массивов финансовой информации из одной точки земного шара в любую другую, локальные финансовые рынки оказались закольцованными в единую глобальную финансовую сеть. Она “наброшена” на все страны мира, что обеспечивает им, по существу, открытый доступ на крупнейшие финансовые рынки Старого и Нового Света и возможность участия международных спекулянтов в миллиардных финансовых сделках в реальном масштабе времени. Финансовый рынок, львиная доля которого является рынком финансовых спекуляций, стал воистину вселенским. Он железным обручем стянул все страны вокруг крупнейших финансовых магнатов стран “золотого миллиарда”. Это позволяет им ставить те или иные страны на грань финансового краха. Для этого им стоит только осуществить через компьютерную систему переброску капиталов с одного регионального рынка на другой. И нередко получается так, что кризис возникает как раз в тех странах, экономика которых перед этим шла на подъем. Теряется органическая связь между реальной экономикой и ее финансами.

Мировая финансовая система превратилась, по существу, в глобальный спекулятивный конгломерат, функционирующий не в интересах развития национальных экономик, роста промышленного производства и уровня жизни людей, а в интересах укрепления позиций стран “золотого миллиарда”. Это раковая опухоль на живой ткани мировой экономики. Масштабы ее постоянно разрастаются. Метастазы пронизывают финансовые системы все большего числа стран. Опасность разрастания этой финансовой чумы ХХ века становится все более очевидной. Если ее не остановить, то, как предсказывают прогрессивные мыслители современности, она может разразиться в глобальный мировой кризис XXI века.

Четвертое. Мир свободной конкуренции и торговли во все большей мере замещается миром транснациональных корпораций (ТНК), поделивших между собой более трети рынка труда, более половины рынка капитала, более 2/3 общего объема продаж наукоемкой продукции и основную массу финансового капитала. Поскольку мир ТНК представляет собой страны “золотого миллиарда”, последние получают возможность аккумулировать у себя через соответствующие финансовые механизмы и институты подавляющую часть добавленной стоимости так называемых отсталых и развивающихся стран. В обратном направлении идут потоки капитала на создание экологически грязных производств и переработку накопленных отходов стран “золотого миллиарда”. Такая ситуация, как отмечал академик Н. Моисеев, порождает положительную обратную связь, которая разводит народы все дальше и дальше друг от друга по шкале национального благополучия. Эту систему, которая возвышает возвысившихся и содействует дальнейшей деградации деградирующих, часто называют новым мировым разделением труда. Если еще десять – двадцать лет тому назад у развивающихся стран была хоть отдаленная надежда приблизиться по уровню благополучия к странам “золотого миллиарда”, то в условиях нового миропорядка, они обречены быть отсталыми, но теперь уже навсегда.

Такая перспектива не может вдохновлять народы мира. Она неизбежно будет усиливать их противостояние странам “золотого миллиарда”.

Пятое. С одной стороны, мы являемся свидетелями интенсивных процессов интеграции стран, формирования глобальных экономических союзов национальных экономик, выстраивания наднациональных институтов управления международными рынками. С другой стороны, не менее отчетливо мы можем наблюдать и обратные процессы: рост национального самосознания, возрождение, казалось бы, ушедших в прошлое устремлений к укреплению государственности в пределах национальных границ. Интернационализация мирового экономического пространства сопровождается взрывной волной национализма, локальных конфликтов и войн. Удерживать мировую капиталистическую систему в равновесии странам “золотого миллиарда” становится все сложнее. Для этого им приходится все более часто прибегать к методам прямого диктата и даже непосредственного военного вмешательства, как это было в недавней войне в Югославии или то, что сейчас происходит в Афганистане.

Вот как выглядит современная мировая экономика во всем многообразии ее проблем и противоречий. И не случайно, что сегодня, на пороге XXI века, человечество продолжает искать секрет построения нового общества, свободного от пороков нынешней модели глобализации.


Одной из определяющих компонент устойчивого развития является нравственная составляющая, непосредственно связанная с человеком, его культурой, историческими преданиями и верованиями, особенностями национального уклада жизни и т.п. Либеральная доктрина, являющаяся основой современного миропорядка, с самого начала ничего общего с человеком не имела.

Внутренний мир человека остается вне рамок этой доктрины. Соображения нравственности, солидарной заботы о будущем, создание равных стартовых условий для всех, необходимости обеспечения полной занятости населения, ликвидация бедности просто отбрасываются в сторону как проявления “совкового мышления”. Для либеральных доктринеров до сих пор остается непонятым фундаментальный тезис: в ходе реформ приходится перестраивать не только саму реальность – экономику, но и отношение людей к этой реальности, то есть трансформировать образ социального мира, который превалирует в сознании сограждан той или иной страны. И этот образ отнюдь не является стандартным, удовлетворяющим понятиям и критериям, устоявшимся в сознании народов отдельных стран. Сейчас неуместно говорить, лучше они или хуже, например, у европейских стран или стран азиатского региона, у Америки или России.

Важно другое: что народы, населяющие мир, – разные, неодинаково воспринимающие глобальные процессы, происходящие в мире, по-разному оценивающие многие явления общественной жизни. И в этом многообразии и есть одна из определяющих компонент устойчивости современного мира. Заменить это многообразие стандартным единообразием, по существу, означает разрушить мир, перевести его в состояние хаоса и катаклизмов. Человечество давно осознало опасность депопуляции отдельных видов растений и животного мира. Исчезающие особи бережно заносятся в Красную книгу. Но в самом человеческом сообществе эта опасность до сих пор остается недостаточно осознанной. За последние столетия исчезли многие племена и народности. Так называемые малые народы продолжают стремительно вымирать. Их давно уже впору заносить в Красную книгу исчезающих видов человечества.

С неослабевающей силой через мировую информационную сеть Интернет идет навязывание всем странам мира западной культуры, буржуазной морали и системы ценностей общества потребления. Система массовой информации разворачивает сознание людей против идеалов социальной справедливости, естественного чувства человека к взаимной солидарности и выручке, духовного обогащения в процессе общения людей. Происходит замыкание на своем и личном. Человек ограждается от общества своим домом, своим благополучием.

Система пытается превратить человека в отчужденную производительную силу, мумию его культуры, социальную машину, низводящую богатство человеческого общения к механическим взаимодействиям по схеме: “стимул – реакция”. Идея свободы личности для творчества и созидания, для духовного возвышения себя и других низводится системой до идеи индивидуального обогащения, а то и прямо стяжательства.

Тем самым идет процесс интенсивного вырождения нравственной компоненты жизни людей. Человек как бы уходит внутрь себя. Сначала с безразличием и апатией, а затем с усиливающейся агрессивностью начинает относиться к происходящим переменам.

И это можно рассматривать как ответную реакцию на попытки разрушения извне исторически сложившегося уклада жизни, устоявшихся представлений о добре и справедливости, исторических преданий и ценностей. Многими народами мира современная глобализация именно так и воспринимается. Отсюда логически напрашивается вывод, что национальное и особенное никак не могут быть разменены на стандартизацию экономической жизни для всех. Сохранение национального многообразия должно быть поставлено выше экономических доктрин.

Экономическая наука, которую сегодня столь упорно подталкивают в односторонность либералистской доктрины, не обладает и никогда не будет обладать иным рецептом построения системы устойчивого развития, чем на началах умственного и нравственного развития общества.

А оно возможно лишь тогда, когда общественное самосознание и опирающаяся на него воля правительства ясно и недвусмысленно обращены в первую очередь на то, чтобы труд и мастерство, воплощенные в них производительные силы нации могли найти полнокровное применение у себя дома, в непосредственном духовно-культурном окружении, – это только и в состоянии предотвратить превращение человека всего лишь в “рабочую силу”, покорно ожидающую обмена на мертвые блага животного существования.

Сегодня модно говорить о том, что неэффективный труд развращает еще больше, чем открытая безработица и вспомоществование ее жертвам со стороны государства или частных доброхотов. И что поэтому всем только лучше, если полная занятость приносится на заклание так называемому принципу “максимизации богатства”, воплощенного в меновой ценности продуктов производства. Так шаг за шагом притупляется восприятие страшной картины хирения целых территорий, вымирания профессий, омертвления национальных производительных сил в колоссальных масштабах.

Может быть, лучшим ответом экономической теории, оправдывающей все это с фанатическим спокойствием жрецов смитовского “Богатства народов”, являются слова выдающегося немецкого экономиста и социального мыслителя ХIХ века Фридриха Листа: “Мир богатства не существует! Только представление о духовном или живом может быть соединено с понятием о мире... Разве возможно говорить, например, о мире минералов? Устраните духовное начало, и все, что называется богатством, превратится лишь в мертвую материю. Что сталось с сокровищами Тира и Карфагена, с богатством венецианских дворцов, когда дух отлетел от этих каменных масс?”


Еще в самом начале нынешнего века В.И. Вернадский говорил о том, что человечеству придется взять на себя ответственность за развитие не только общества, но и биосферы в целом. Добавим от себя – без этого сохранение на Земле вида “человек разумный” становится весьма проблематичным.

Но принять на себя ответственность за состояние и развитие биосферы, не просто окружающей среды, а системы, в которую органически включено человечество, направлять развитие этой системы, оно сможет лишь в том случае, когда ресурсы жизнеобеспечения человечества будут принадлежать всему человечеству, то есть всему планетарному гражданскому сообществу, а не отдельным его представителям или группам стран. Только тогда оно будет способно контролировать и направлять их использование, поддерживать хрупкое равновесие между Обществом и Природой!

Сегодня, в условиях постоянно усиливающихся процессов глобализации, все страны мира, будь то богатые или бедные, не могут не считаться с необходимостью совместного разрешения этой проблемы. Вопрос сегодня правомерно поставить так: либо выживем все вместе, либо не выживет никто! Страны так называемого “золотого миллиарда” должны осознать, что тяжелая судьба отсталых стран теперь неразрывно связана с их судьбой, с их завтрашним миром. В условиях глобализации проблемы развивающихся стран во все большей степени становятся проблемой и для стран “золотого миллиарда”.

Остановить разрушающее воздействие нынешней постиндустриальной, информационной системы общественного жизнеустройства на природу возможно лишь при выработке и поэтапной реализации всеми странами мира новой социально-экономической доктрины.

Ее определяющий принцип – природные ресурсы, водные и воздушные бассейны являются общественным достоянием, а поэтому могут и должны выступать в форме общественной собственности, то есть собственности всего населения Земли. Через этот принцип реализуется неотъемлемое право каждого на равный доступ к природному благу, которое не является делом рук человеческих. По существу, это то, что человечество получило от Бога. С морально-этической и нравственной точек зрения никто не имеет права на присвоение того, что ему никогда не принадлежало и в принципе принадлежать не может. И для нас совершенно не резон, что исторически процесс западной цивилизации пошел в противоположном направлении. Именно благодаря этому ни одна из общественных формаций, включая и капитализм, не сумела устранить глобального противоречия между Обществом и Природой. На первый план прямо или опосредованно каждый раз выступали другие цели: преумножение дохода наиболее “естественным” и легким путем, в том числе и за счет присвоения дохода от эксплуатации ассимиляционного потенциала планеты. И если на первых этапах эволюционного развития, когда разрушающее воздействие хозяйственной деятельности человека на природную среду было еще не столь масштабно-разрушительным, то теперь, в условиях высочайшей энергетической и информационной насыщенности современных технологий, процессы воздействия человека на природу становятся, по существу, катастрофическими.

Эта проблема выходит за национальные рамки, становится общей проблемой не только выживания, но и сохранения рода человеческого. Она куда более масштабна и значима, чем многочисленные другие проблемы, стоящие сегодня перед народами и странами мира: социально-экономическое неравенство, национально-религиозные движения и т.д. Она как бы стоит над ними и предопределяет возможности для решения упомянутых проблем. И чем быстрее человечество осознает это, тем более вероятной становится позитивная перспектива его существования.

Исторически в общественном сознании народов многих стран укоренилось ложное представление об истинных человеческих ценностях, подлинных источниках национального богатства. Главный упор обычно делается на капитал как на определяющую компоненту получения доходов. Ресурсы же, заимствованные человеком у природы, считаются как бы бесплатными. Поэтому если износ капитала закономерно включается в издержки производства, то “износ” природных ресурсов вообще не учитывается. Отсюда заведомо завышенная оценка капитала в добавленной стоимости при почти нулевой оценке природных ресурсов. Благодаря этому подтверждался факт как бы закономерного увеличения добавленной стоимости в странах “золотого миллиарда”, сконцентрировавших у себя большую часть международного капитала. Развивающиеся или отсталые страны, располагающие огромным ресурсно-природным потенциалом и сравнительно небольшим объемом капитала, также якобы закономерно получают существенно меньшую долю мирового дохода. При этом постоянно вуалируется истинное положение вещей – все возрастающая роль антропогенной нагрузки на природный потенциал планеты и, соответственно, крайне заниженная его доля в формировании мировой добавленной стоимости. Это является источником дополнительного усиления противоречий между странами “золотого миллиарда” и всем остальным миром, возникновения новых угроз для безопасности самой планеты.


Правительства западных стран постоянно подчеркивают, что мировая капиталистическая система гарантирует свободу обмена основными факторами производства. Эти гарантии опираются на законы и регулирующие механизмы, действующие на рынке труда и капитала. Но из этих норм и правил существует одно принципиальное исключение – цены труда и капитала не уравновешиваются ценой природных ресурсов. А это нарушает принцип эквивалентного обмена в условиях конкурентного рынка. Отсюда неизбежны различия в стартовых условиях для отдельных субъектов рыночных отношений, что не может не усиливать дифференциацию населения и стран по уровню дохода. Социальный мир, свобода и равенство для всех становятся идеологическим прикрытием постоянно усиливающейся экономической зависимости отсталых стран от стран “золотого миллиарда”. Корневой причиной возникающего в результате этого противоречия является нерешенность проблемы собственности на природные блага в капиталистическом обществе. Ни одно из западных правительств никогда не посягало на святая святых – частную собственность на землю и природные ресурсы. Это “священная корова” капитализма. Поэтому он не способен устранить глобального противоречия между социальным миром человека и неравенством базовых условий его жизнедеятельности.

Но этого противоречия не замечают или делают вид, что не замечают, сторонники современной модели глобализации. Они убеждены, что без частной собственности на землю и природные ресурсы не удастся создать столь необходимое для рыночной экономики “чувство хозяина”. Без этого, дескать, рынок вообще не может нормально функционировать. Мы не хотим и не можем выступать в качестве ниспровергателей освященного историей принципа частной собственности. В данном случае мы ведем речь о другом – о необходимости согласования принципа частной собственности с другим непременным атрибутом рыночной экономики – свободой и равенством в процессе обмена товаров для всех. А этого можно достигнуть лишь при условии, что собственник земли и природных ресурсов будет выплачивать ренту. Он имеет непререкаемое право на доход, являющийся результатом его предпринимательской деятельности, вложения капитала на свой страх и риск. Но также закономерно, что та часть дохода, которая остается сверх этого и не является “делом рук человеческих”, а образно говоря, дается человеку от Бога, должна принадлежать всем.

Вот тогда все расставляется по своим местам: частная собственность согласуется с принципами свободы и эквивалентного обмена, эффективности и социальной справедливости.

В противном случае мы неизбежно будем и далее усугублять глобальное противоречие между Человеком и Природой, между социальным миром и грозящей опасностью его уничтожения.


Для того чтобы отвернуть мир от опасности глобального разрушения, необходимо в рамках Организации Объединенных Наций (ООН) осуществить институциональное закрепление за планетарным сообществом, как своего рода юридическим лицом высшего ранга, права верховного владельца планетарных ресурсов – ассимиляционного потенциала планеты. Эта институциональная новация создала бы надежную операциональную основу для предоставления всем странам мирового содружества права равного доступа к ассимиляционному потенциалу планеты. Одновременно это позволило бы обеспечить равные стартовые условия для всех стран, интегрируемых в мировой рынок, как для бедных, так и для богатых. Тогда различия в социально-экономическом положении той или иной страны целиком и полностью зависели бы от ее конкретного вклада в мировое развитие. Без реализации этого неотъемлемого права для всех трудно добиться социального, экологического и экономического равновесия в мире.

Материальной основой реализации этого права могло бы стать обращение рентного дохода мировых ТНК, а также платежей за сверхнормативное привлечение в национальные экономики планетарных ресурсов окружающей среды (водных, воздушных, энергетических и других) в планетарный доход всего мирового сообщества. Этот доход мог бы быть аккумулирован в виде двух финансовых источников: Фонд развития отсталых и развивающихся стран (ФР) и Фонд национального дивиденда (ФНД). Назначение первого – способствовать научно-техническому развитию национальных экономик, а второго – сглаживать социально-экономическое неравенство богатых и бедных стран. В Фонде национального дивиденда каждая страна имела бы равную подушевую величину части мирового дохода. В результате отсталые страны получали бы из этого фонда большую абсолютную величину, чем современные индустриальные страны.

Распределение ресурсов между указанными фондами и объем платежей должны стать прерогативой ООН. Управление финансовыми активами планетарного фонда мог бы, по поручению ООН, осуществлять Мировой банк.

Итак, проблема обобществления рентного дохода, а через него и всеми странами – членами ООН из чисто экономической превращается в проблему нового эффективного институционального взаимодействия стран мирового содружества.

Разумеется, это лишь принципиальный подход к проблеме. Его конкретизация потребует длительной профессиональной работы экономистов, правоведов, политиков. Надо иметь в виду, что выделение рентного дохода из общей массы мировой добавленной стоимости не сводится к некоторой однозначной процедуре. Но хотел бы при этом обратить внимание на два важных обстоятельства.

Первое – концепция использования ренты далеко выходит за чисто национальные и экономические рамки. В конце концов, будущее человечества во многом зависит от того, сумеет ли планетарное сообщество сделаться реальным собственником планетарных ресурсов и разработать необходимые для этого механизмы. Утверждение такого порядка может оказаться важнейшим шагом в развитии всей земной цивилизации. Оно может остановить процесс развития нового типа тоталитаризма – тоталитаризма “золотого миллиарда” и быть шагом на пути к эпохе ноосферы, когда человечество окажется способным соизмерять свои потребности с возможностями оскудевающей планеты.

Второе – реализация такого порядка чрезвычайно сложна. Она потребует огромных усилий коллективного интеллекта. Но, как говорится, игра стоит свеч!

Вселяет надежду, что мы начинаем не на пустом месте. Накоплен не только научный задел, но и прикладной опыт использования рентных платежей в экономиках ряда стран. Это опыт Норвегии, Арабских Эмиратов, канадской провинции Альберта, американского штата Аляска и др. В этом опыте мы можем почерпнуть много разумного и полезного. Одновременно мы сумеем лучше понять и отдельные негативные моменты в практике использования рентного дохода, что также необходимо. И, наконец, этот опыт важен как источник творческого осмысления наукой того, что выдвигает жизнь, реальная экономическая практика как отражение реакции общества на жгучие проблемы современности.

И еще одно важное обстоятельство. Необходимо, чтобы предложенная модель формирования планетарного дохода не замыкалась на сегодняшнее соотношение факторов производства. Ее универсальный смысл и долгосрочная динамика как раз и состоят в том, чтобы обеспечить последовательный переход от ренты природных ресурсов к интеллектуальной ренте. В этом и состоит ее главный пафос и назначение. Модель должна исходить из неизбежной затухающей доходности от использования обществом невоспроизводимых или частично воспроизводимых природных ресурсов. На смену природной составляющей в новом информационном обществе приходит интеллектуальная составляющая, связанная с развитием науки, образования, современных информационных технологий, увеличением доли наукоемкого сектора экономики. Новое общество – это общество эффективного взаимодействия Человека и Природы, когда совокупный интеллектуальный потенциал общества позволяет совместно решать глобальные противоречия, накопившиеся в мире за долгие годы эволюционного развития современной цивилизации. Оно оказывается в состоянии не только предотвратить разрушающее техногенное воздействие на природу, но и возвысить самого человека до понимания исторической необходимости устранения фундаментальных причин разрушения биологического и социального мира на планете Земля и возможности создания новой нравственной экономики ХХI века.

Анализ результатов теоретических исследований и практического опыта последних десятилетий, накопленных в мире, приводит нас к выводу, что экономическая наука решительно освобождается от многовековых догм и традиций и выходит на магистраль творческого прорыва в будущее. Самой судьбой России отведена в этом процессе авангардная роль.


Именно в нашей великой Родине, униженной и оскорбленной, разоренной недальновидными политиками и мародерами от науки, но сохранившей огромный потенциал к возрождению, виден свой притягательный, хотя во многом и непонятный образ страны, способной в период тяжелейших испытаний судьбы в очередной раз преподнести миру новый ход исторических событий.

И это не случайно. Россия медленно, но неотвратимо встает на путь нравственного возрождения, социального творчества и созидания, на путь освоения богатого исторического наследия.

У магистрали, ведущей Россию в будущее, нет поворотов к социалистической системе. Но она не лежит и на путях поглощения ее капиталистической системой. В планетарном конфликте между политической системой современного глобализма и жизненным миром человека Россия решительно должна встать на сторону последнего.

Россия должна продемонстрировать миру новую модель социально-экономического развития, опирающуюся на планетарную систему национального имущества, национального дивиденда, общественной ренты, на активизацию социальных факторов экономического роста. Эта модель может оказаться притягательной силой для многих народов и стран в глобальном переустройстве мировой экономики на принципах солидарной заботы человечества о будущем, роста благосостояния отсталых и развивающихся стран, ликвидации корневых причин глобального кризиса современного постиндустриального общества.

Академик Дмитрий Львов

Рубрика "Научная среда", "ЛГ"

Данная статья опубликована на основании соглашения между "ПРАВДОЙ.Ру" и и "Литературной газетой".

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Запад: Путину удалось возродить Россию, ее не сломать
Киев растерян: черноморские страны игнорируют мнение Украины по мосту в Крым
Лауреат Нобелевской премии: Причина рака - кислотность. Дышите полной грудью!
Латвийские шпроты вновь появятся на российских прилавках
ЦБ рассказал о действиях, когда США возьмутся за долг России
Евгений Федоров: США раскупили всю Россию и пишут нам законы
США опять попробуют указать место России
Начнет ли Запад массовые аресты российских бизнесменов
Запад: Путину удалось возродить Россию, ее не сломать
Запад: Путину удалось возродить Россию, ее не сломать
Васильеву сняли в торговом центре на распродаже
Начнет ли Запад массовые аресты российских бизнесменов
Улюкаев попросил выслать немного денег
Улюкаев попросил выслать немного денег
Латвийские шпроты вновь появятся на российских прилавках
Третье дыхание Путина: идет эксперимент по передаче власти
США опять попробуют указать место России
Будут посадки: Касьянов и Явлинский поделились плохими предчувствиями
США опять попробуют указать место России
КУРОПАТЫ: ФАЛЬШИВКА НАЦИОНАЛИСТОВ ТРЕЩИТ ПО ШВАМ
КУРОПАТЫ: ФАЛЬШИВКА НАЦИОНАЛИСТОВ ТРЕЩИТ ПО ШВАМ

Русская эскадра - не просто набор слов. Это историческое название последнего соединения кораблей и судов Императорского флота России. Именно она эвакуировала из Крыма армию генерала Врангеля и гражданское население. Беженцев приняла Франция, предоставив эскадре стоянку в Тунисе, в городе Бизерта. Судьбы большинства беженцев поистине трагичны…

Последнее пристанище Русской эскадры