Автор Правда.Ру

Чапай над гнездом кукушки

"В Москве некоторые сейчас считают, что Пелевин — это уже вчерашний день, но для драматургии его произведения — область творческого эксперимента", — так еще два года назад заявил киноактер Евгений Сидихин, решивший сделать, что называется, финт ушами. Он едва ли не самостоятельно замахнулся на инсценировку изначально "нетеатрального" романа "Чапаев и Пустота" одного из самых известных российских постмодернистов Виктора Пелевина.

Предварительно Сидихин создал для этого некий "Театр Пелевина". Позвал себе в помощники режиссера Павла Урсула, далеко не безвестных российских киноактеров Сергея Никоненко и Гошу Куценко на роли Чапаева и Котовского соответственно, а себе оставил главную роль — Петра Пустоты. Плюс Сидихин выдал мощную даже по московским меркам рекламную "раскрутку" будущей антрепризе "Чапаев и Пустота".

Однако в итоге более чем двухчасовой спектакль, обещавший стать "главным театральным событием 2000 года", обернулся очередным пшиком. Московские зрители незамедлительно окрестили его "рядовым", предательским по отношению к литературному первоисточнику и непонятным для потенциального зрителя такой постановки. А известный театральный критик Роман Должанский и вовсе оценил спектакль как "образцово-банальную антрепризу".

Действие "Чапаева и Пустоты" Пелевина разворачивается в трех временных измерениях: в 1919 году, когда в дивизии Чапаева служит комиссаром поэт Петр Пустота, в наши дни в образцовой психиатрической больнице N 17 и в неком виртуальном пространстве, где с главным героем встречаются Шварценеггер или Просто Мария. Но наряду с "начинкой" из советских мифов и мелких литературных приколов все подчинено здесь некой игре, в которую Пелевин виртуозно включает своего читателя. И именно постоянной недосказанностью писатель запросто удерживает его внимание до сюжетной и смысловой развязки.

Однако в спектакле этого всего благополучно не происходит. Авторы постановки раскрыли все пелевинские карты сразу, решив обойтись без лишнего подтекста. И оформили сцену так, как и изображают обычно в театре дурдом: персонажи — в белых больничных пижамах, вместо задника — сетка, посреди сцены — железная кровать, превращающаяся в броневик. Читай: спектакль про Чапая над гнездом кукушки. Из-за этой простоты и откровенной понятности теряется и весь смак искусственности пелевинских диалогов, превращающихся здесь в плоские шутки и как будто вырванные из контекста соцартовские анекдоты. В итоге современная публика хихикает лишь над эпизодами нынешних реалий: например, когда герой Гоши Куценко Котовский нюхает кокаин через дуло своего пистолета.

Кстати, на какого зрителя рассчитана постановка — вопрос открытый. Если для так называемой чисто театральной публики, то вряд ли для нее фигура писателя Пелевина — такая уж культовая, а авторско-режиссерский дебют киноактера — столь привлекателен. Если постановка подразумевала молодых клубно-концертных посетителей, слышавших где-то, что писатель Пелевин — модный, то премьерный показ в Москве дал вполне внятный ответ: такие зрители в лучшем случае уснут на первом же действии. Да и пелевинский текст едва ли соберутся когда прочесть.

Собственно, сегодня столицу, пресыщенную разного рода и уровня культурными событиями, не вполне удавшийся театральный опыт, похоже, волнует меньше всего. Равно как и ответы на вопросы, была ли это личная инициатива самого литературного мистификатора, пытавшегося через такое вторжение в театральное пространство возродить былую свою славу? Или — только сильное актерское желание сделать себе имя на другом модном имени?

Антреприза "Чапаев и Пустота" стала первой, не слишком убедительной, поэтому, видимо, на сегодняшний день и единственной постановкой "Театра Пелевина". И ему теперь ничего не остается делать, как показывать свой спектакль в российской провинции. Авось здесь зрители не столь критичны. Да и принцип "долгожданности" наверняка должен сработать. По крайне мере в Челябинске, куда спектакль за эти два года собирались привезти уже не единожды, но всякий раз гастроли отменяли:

Инга МЕЛЬНИКОВА, "Челябинский рабочий"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов