Академик Гусаков: "О науке, драниках и…"

Белоруссия имеет свой четко обозначенный путь развития. Оценивать его - удел политиков и экономистов. Но нельзя не признать, что к науке в стране отношение особое — уважительное и бережное. В Белоруссии 85-летний юбилей своей Академии наук отмечается всенародно, как большой праздник. И это понятно: за годы своего существования Академия доказала свою эффективность, а главное — нужность народу. Академик, руководитель АН Белоруссии Владимир Григорьевич Гусаков рассказал, что "президент заставил науку интегрировать в экономику". Об этом беседа писателя Владимира Степановича Губарева с академиком Гусаковым.

…В Белоруссии драники были всегда. Они не только вкусны, сытны и красивы, но и обязательны при каждом застолье. Особенно в те дни, когда отмечаются какие-то праздники или семейные торжества. Они — традиционны, а потому любимы. И жителями Республики, и гостями, что приезжают нынче в Белоруссию.

Впрочем, гостем в Белоруссии я себя не чувствую. Родился здесь, провел детство, а потом наезжал регулярно и по делам, и просто для души.

В последние годы в Белоруссию тянет особенно. Одна из причин: нынешнее отношение здесь к науке. Уважительное и бережное, что весьма не характерно для "постсоветского пространства" (так определяется то, что образовалось на территории СССР). А потому в Киеве, где проходило заседание Международной Ассоциации академий наук, я обрадовался, встретив нового руководителя Академии наук Белоруссии (предыдущий стал премьером). Хотелось узнать, что нового в науке Белоруссии. Об этом и шла беседа с академиком Владимиром Григорьевичем Гусаковым.

Сначала я поинтересовался о драниках, мол, вкус не потеряли?

— Конечно, нет, — улыбнулся ученый. — Приезжайте, и сами убедитесь…

Столь веселое начало беседы расположило к откровенности.

— Мне кажется, что наука в Белоруссии находится в особом положении. Так ли это?

— Очевидно, вы имеете в виду те съезды ученых, которые у нас проходят?

— И их тоже!

— Но это скорее политические мероприятия. Они нужны для того, чтобы привлечь к науке внимание молодежи, поднять ее престиж. Да, такая работа в Республике идет, и ее плоды уже видны. Профессия ученого в почете, ее уважают, к ней стремятся. Это очень важно в нынешних условиях. Общество всегда ждет результатов от научных исследований, к которым повышенное внимание. Подчас даже завышенное.

Читайте также: Кирилл Леви: "Чудовища живут под Байкалом!"

— Почему?

— Так уж сложилось: если что-то не получается, то всегда винят в том науку. От ученых ждут все новых и новых открытий. Если же их нет, то их начинают критиковать, мол, не оправдывают ожиданий… Поэтому проведение съездов ученых — это своеобразная демонстрация того, что науке по-прежнему уделяется особое внимание в жизни общества.

— Мне кажется, что в Белоруссии таких доказательств не требуется, так как успехи науки очевидны и видны?

— Многое, чем мы сегодня по праву гордимся, появилось еще во времена Советского Союза. Я имею в виду крупные сельскохозяйственные комплексы. Тогда же была проведена и мелиорация… Конечно, в основе всего этого лежит наука. Кстати, в мире вообще ничего не делается без науки. Любое, что ни возьми, сделано наукой или с помощью науки. Не имеет значения какой — национальной или мировой… К сожалению, зачастую нет понимания этого, просто люди привыкли, что у них все есть, а об истоках не задумываются. Вот, если чего-то не хватает, то сразу же вспоминают об ученых и науке, начинают их винить. Так что взаимоотношения науки и общества не так просты, как может представляться иногда. Но главное — востребовательность науки, и в нашей стране она есть. И даже, возможно, больше, чем надо.

— Странно такое слышать от руководителя Академии наук?!

— Иногда от нас требует больше, чем мы можем дать! А иллюзии, как известно, опасны. Нельзя не оправдывать надежд!

— Я вспоминаю вечер у академика Вечера. Он случился давно, в середине 70-х. Ученый-химик вдруг показывает мне свою последнюю работу: получение разных вин из яблок. Тогда были большие урожаи, яблок было много, и химиков попросили создать новые технологии получения вин. И один из самых известных в то время ученых Белоруссии сразу же откликнулся на просьбу правительства: новые вина были созданы, и они оказались лучшими!

— Кстати, он сделал и вина из крыжовника. Некоторые специалисты утверждали, что они получились лучше, чем из винограда. Так что необычные и непривычные эксперименты можно проводить даже в традиционных областях, где, казалось бы, все хорошо известно.

— Вы — экономист, специализируетесь по сельскому хозяйству. Чем сегодня республика и ее наука могут гордиться в этой области?

— Сельское хозяйство неоднородное, очень разнообразное. Это и растениеводство, и животноводство, и механизация, и много других отраслей. В каждой области есть свои достижения. То, что сделано в последнее время, можно смело назвать "прорывом".

— И в чем выражается "прорыв"?

— Несколько лет после распада Советского Союза средств в развитие сельского хозяйства почти не вкладывали, и пришли практически к его развалу. Власти уже готовы были раздать землю, кое-где трактора отдали в частное пользование, надежды стали связывать лишь с индивидуальными хозяйствами. В общем, шел распад на селе… С приходом нашего Президента в 1995 году ситуация начал изменяться. Поначалу было неясно, к чему все приведет — было много скептиков, пессимистов. Но потом стало ясно, что путь выбран правильно. В сельском хозяйстве появилось крупное товарное производство, что позволило применять новейшие технологии. Малые хозяйства не способны на это, так как ограничены в средствах. Иное дело — крупные хозяйства. Они могут накапливать средства за счет массовых продаж. Благодаря этому в Республике построены крупные комплексы, перерабатывающие предприятия, разные структуры, которые реализуют полученную продукцию. Появилась новейшая техника, создана система машин, которые производятся на национальных предприятиях.

Читайте также: Наука и власть: кто побеждает?

— А у соседей? На той же Украине?

— Там появилось множество индивидуальных хозяйств. Крупных предприятий очень мало, а потому и происходит снижение производства сельскохозяйственной продукции, и она уже не может конкурировать с западной. Вот и приходится там объединяться мелким хозяйствам, пытаться общими усилиями пробиться на рынке, то есть начинать заново многое, что уже было решено в прошлом. Нам же этого не требуется. 85 процентов земли у нас в государственной собственности. Предприятия арендуют ее, и в этом определенная гарантия того, что они будут использовать землю эффективно. Платят за землю они, конечно, символично, но тем не менее это подразумевает, что она не бесхозная. Так что самое большое достижение у нас — это создание крупного товарного производства в сельском хозяйстве. Оно крупнее, чем было в СССР. Есть предприятия, у которых восемь, десять и даже пятнадцать тысяч гектаров земли.

— Все-таки это рыночная экономика или нет?

— Отвечаю вам как экономист. Если есть система "купли-продажи", то это уже и есть рыночная экономика. Рынок бывает разный: есть в нем госрегулирование, есть рынок либеральный, есть, наконец, стихийный. Ну и так далее. Чисто "свободного" в мире нигде нет. Есть более или менее регулируемый. В США и Англии, например, менее регулируемый. В Советском Союзе был довольно жестко регулируемый. Мы в Белоруссии придерживаемся принципа жестко регулируемого рынка.

— Но в Европе сельскохозяйственное производство не "в свободном плавании"?

— Конечно. Дотации, квоты, различные ограничения, — все это элементы регуляции рынка. Действует и система штрафов. В общем, это довольно сложная экономическая система, которая разработана сравнительно недавно и которая работает довольно точно. Она создана учеными, современной наукой, хотя этого зачастую не замечают. Впрочем, так и бывает: если все хорошо, то наука незаметна. Если же плохо, то наука заметна, и ее отчаянно ругают.

— Вы учились в Белоруссии?

— Да, в нашей Академии, которую основала еще Екатерина Вторая. Сначала это был институт, куда ссылали профессоров из столиц. Тех, кто как-то провинился перед властью. Да и после революции много ученых из Москвы и Петербурга переехали в Минск. Так что у нас появилось множество первоклассных научных школ, которые существуют и сегодня. А потому, образно говоря, наше сельское хозяйство "пронизано" наукой… Впрочем, надо сказать точнее: речь шла обо всем комплексе естественных наук, а не только тех, что связаны с селом.

Читайте также: "Ядерное оружие - катализатор развития"

— Вы знаете нашу Сельскохозяйственную Академию?

— Конечно.

— И как оцениваете ее работу?

— Я очень высоко ценю и эту Академию и РАН. Выдающиеся ученые, прекрасные научные школы, огромные достижения и свершения. Единственное, пожалуй, что могу заметить, обе Академии оторваны от экономики, от народного хозяйства. Они, как говорится, "варятся в своем соку".

— И что же делать?

— Наш Президент буквально заставил науку интегрировать в экономику. Он убеждал, что наука должна идти на производство, на предприятия, в отрасли, в министерства, заниматься научным обеспечением отраслей, и одновременно давать рекомендации правительству, как развиваться экономике дальше. Причем речь шла не только о прикладной науке, но и фундаментальной.

— Правительство прислушивается к вашим рекомендациям?

— По-разному это бывает, по-разному… Но в основном слушает… Руководитель Академии — член правительства, а потому ученые постоянно в центре событий. Они не отстранены от государства, принимают активное участие в выработке практически всех решений правительства. Наука не существует ради науки, она активно участвует в повседневной жизни.

— Раньше во времена Советского Союза постоянно речь шла о селекционерах, о новых сортах, которые появлялись на станциях, а следовательно, и в регионах, о повышении урожайности и так далее. Почему сейчас об этом молчат?

— Могу лишь сказать: к сожалению! На Кубани, к примеру, были прекрасные селекционные станции. Создавались сильные сорта пшениц, новые сорта проса. Они и сейчас есть, но внимания к ним явно недостаточно. Сейчас в России появляются крупные компании, но плохо, что они используют в основном западные технологии. У нас же в Белоруссии применяются собственные технологии и машины, и таким образом, зависимость от Запада невелика, а подчас и нулевая. В этом, на мой взгляд, гарантия успешного развития. В погоне за инновациями закупается у вас все за рубежом. В том числе и новые сорта, и скот. В частности, в Голландии. Мы уже "обожглись" на этом. Их скот нежный, требует особой кормовой базы, не приспособлен к нашим условиям. Продуктивность резко снижается, если даже чуть-чуть отходишь от технологии. А белорусские и российские породы более приспособлены к нашим хозяйствам, нашим суровым условиям, и не столь привередливы…

Мы встречаемся с учеными России регулярно, обмениваемся опытом, ведем совместные исследования. Так что информированы друг о друге неплохо. В общем, ваши ученые работают по-прежнему, выводят новые сорта растений, пород животных, но их труд не востребован. Работают вхолостую… И в этом главная беда науки России.

Читайте также: Чаепития в Академии: наука - удел богатых

— Чем сегодня может гордиться наука Белоруссии?

— Наивно было бы говорить, мол, своими результатами. Мы гордимся историей своей Академии, научными школами, которые были созданы в ней и развиваются нынче. Я постоянно говорю, что наша аграрная наука развивается непрерывно, постоянно обновляется, потенциал ее накапливается. Упоминаю в первую очередь об аграрной науке потому, что знаю ее лучше. Но эти слова можно отнести к науке Белоруссии в целом. Она не разрушена, сохраняются школы, преемственность поколений ученых. Это очень важно в современных условиях.

— И библиотеки замечательные строите!

— Прямого отношения к Академии она не имеет, но новая Национальная библиотека стала определенным символом развития Белоруссии.

— Что сегодня самое главное для Академии наук?

— Главное — выиграть в той конкуренции, которая пришла в Республику. К нам сейчас рвутся фирмы многих стран, желая завоевать наш рынок. Это и поляки со своими исследованиями, и немцы со своими машинами, и другие страны…

— Россия?

— К сожалению, россияне в меньше мере, чем представители Запада. И именно с ними у нас жесткая конкуренция. Пора уже перестать говорить, что "наши разработки не уступают западным", надо уже добиваться, чтобы они их превосходили! Это главное… Не уступать — этого уже мало, надо идти впереди. Такие возможности и у нас, и у науки России, бесспорно, есть.

…В Белоруссии юбилей собственной Академии наук отмечается всенародно. Как большой праздник. Так это и есть: за годы своего существования Академия доказала свою эффективность, а главное — нужность народу. В Минск приехали ученые из разных стран мира, в том числе, конечно, и из братских республик, с которыми ученые Белоруссии, несмотря на распад Советского Союза, поддерживают тесные связи.

Читайте все публикации в серии "Чаепития в Академии"

Что нового произошло на главной Pravda.Ru? Посмотри…

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

До сих пор ученые не могут разгадать и половины загадок, которые таит в себе пирамида Хеопса. Однако египтолог Дэвид Мид уверен, что ему ближе всех удалось продвинуться в разгадке страшной тайны, которую скрывает эта гробница.

И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Комментарии
Татарстан — Турция: почему Эрдоган называет Минниханова "мой брат"?
Трамп решил, что делать с Афганистаном
Украина — бомба замедленного действия для США
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Александр ПРОХАНОВ — о ключевых событиях августовского путча 1991 года
Генерал ГРУ рассекретил кремлевских экстрасенсов
В Россию прилетели комары-менингитчики
Черепаха бежала из зоопарка со скоростью 10 метров в день
Украина — бомба замедленного действия для США
Украина — бомба замедленного действия для США
Кофе вызывает галлюцинации
Украина — бомба замедленного действия для США
Генерал ГРУ рассекретил кремлевских экстрасенсов
Украина — бомба замедленного действия для США
Пьющие россияне перешли на иностранные вина
Украина — бомба замедленного действия для США
"Кому ваша гривна нужна": валюту Украины больше не принимают на валютном рынке
Власти рассказали об идее сделать платным въезд в Москву
Нужен ли в России алиментный фонд — Лилия ГУМЕРОВА
В Россию прилетели комары-менингитчики