Экологи видят новые проблемы в Арктике

Пока правительства создают формальные и беспомощные экологические советы, независимые экологи терпят бедствие, но при этом продолжают биться за Арктику.

Из-за пандемии около 150 тысяч экологических НКО стран Баренцева региона приостановили свою деятельность. В том числе в России почти 10 тысяч природоохранных организаций сегодня не могут работать, так как не получают ни государственной, ни частной поддержки — этот тревожный факт озвучили международные эксперты в рамках пресс-конференции "Экология Арктики после коронавируса: новые вызовы в странах Баренц-региона", которая прошла в пресс-центре "Красный Октябрь".

Открывая конференцию, Директор Центра экологического мониторинга "ПОМОР" Тимофей Суровцев особо отметил, что Баренцев регион сегодня формирует не только экологическую повестку, но и климат нашей планеты.

"Коронавирус с одной стороны помог природе, но с другой нанес серьезный удар по независимому экологическому движению в евро-арктическом регионе, — подчеркнул Суровцев. — Причем, экологические проблемы в странах региона — в Норвегии, России, Финляндии и даже в Швеции — имеют схожий характер: это в первую очередь медные рудники, которые в Норвегии продолжают сбрасывают отходы в море, это ветряная энергетика, которую справедливо пытаются торпедировать малые народы и сельское население. А крайне агрессивная политика перехода на "зеленую энергию" и вовсе запрещает любое промышленное развитие".

Участник пресс-конференции, глава "Зеленых воинов Норвегии" Рубен Оддекалв также сообщил о том, что независимые экологи в его стране также терпят бедствие.

"Мы работаем в условиях серьезного кризиса, и у нас нет уверенности в будущем" — сообщил Рубен Оддекалв.

Он отметил и тревожную ситуацию вокруг германской подводной лодки U-864, затопленной в 1945 году у берегов Норвегии, которая сегодня может стать источником глобального ртутного заражения.

"Власти реагируют на проблему не адекватно, а кризис добавил еще больше неясности. Если ртуть из лодки разольется, то загрязнение быстро достигнет и российских берегов".

Также эксперт сообщил о том, что экологи Норвегии сегодня отчаянно борются со сбросом в моря шлака и тяжелых металлов норвежских рудников.

"Мы подали в международный суд на Правительство Норвегии, так как страна очевидно нарушает директиву ЕС о загрязнении вод. Пока что ответа нет," — отметил Оддекалв.

При этом он признал, что независимым экологам сложно противостоять крупным промышленным компаниям с огромными бюджетами.

По словам эксперта, в Норвегии также растет движение против ветряной энергетики, но государство не дает общественности вмешиваться и безусловно поддерживает тех предпринимателей, которые массово устанавливают ветряки даже на охраняемых территориях, вырубая леса и прокладывая траншеи.

От Швеции в конференции участвовал общественный деятель и политик Торд Бьорк. Он рассказал коллегам о том, что в Швеции экологические проблемы тоже усугубляются: так, общественность крайне беспокоит ситуация с вырубкой лесов, которых в стране почти не осталось.

"Швеция сегодня — это уродливая модель империалистического развития, и лесная индустрия стала заложницей наживы и коммерциализации всего! — Отметил Бьорк. — У вас, в России, еще много диких лесов, у нас их уже почти что нет. Однако Швеция продолжает очень агрессивно относиться к России, обвиняя ее во всех грехах! Вот такой парадокс".

Эксперт особо отметил, что шведские власти традиционно ведут диалог только с "домашними" оппонентами, отказывая при этом в слове действительно независимым экологам.

В части появления на экологической сцене одиозных фигур, таких, как Грета Тунберг, Торд Бьорн достаточно спокоен.

"Если к таким, как Грета, молодежь прислушивается, то и черт бы с ней — пусть работает!" — считает шведский эксперт.

В рамках пресс-конференции выступил также датский эксперт-эколог Асбьорн Валь, который рассказал о том, что экологи Скандинавии пытаются через суд доказать, что власти их стран нарушают конституции, разрешая бурение морского дна. К примеру, Норвегия начала бурение в юго-восточной части Баренцева моря, хотя там развито рыболовство, и загрязнение моря очень опасно.

"Норвегия не использует нефть и газ, которые добывает, — пояснил Валь. — Она использует гидроэнергетику, а нефть и газ продает за границу".

Пандемия испортила работу не только экологам, но и журналистам. Так, корреспондент ведущего норвежского портала iFinnmark Стиан Хансен отметил, что из-за вируса многие экологические вопросы сошли на нет, так как люди перестали реагировать на глобальные проблемы.

"Главное направление нашей экономики — это добыча нефти, и в этой части общество разделилось пополам. Половина населения выступает за добычу, а половина — против. К сбросу отходов в моря люди тоже относятся по-разному — в крупных городах всем на это плевать, бастуют только регионы, в которых расположены такие вредные рудники".

Эксперты пресс-конференции пришли к выводу о том, что в условиях обостряющихся совместных экологических проблем кризис независимого природоохранного движения грозит негативными последствиями, так как европейские промышленные гиганты остались практически вне зоны общественного контроля и продолжают осуществлять свою деятельность, которая часто и во многом вредит экологии планеты.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...