"Центр рождения новой жизни": Академик Геннадий Сухих о таинствах появления детей

Какие бы страсти — политические, экономические, социальные — ни бушевали в стране и мире, этот Центр уверенно шагает в будущее, потому что он хоть и зависим от внешней среды, всегда остается самым необходимым для людей. Он подобно утесу на берегу бушующего океана, утесу, который символизирует победу над вечностью.

Я говорю о Центре матери и ребенка. Полное название: "Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова".

Что же привело меня сюда?

  • Во-первых, воспоминания о страстях, что бушевали вокруг Центра.
  • Во-вторых, попытка понять, удастся ли нам выбраться из той "демографической ямы" (термин не мной придуман, но с ним нельзя не согласиться!), в которой оказалась Россия.
  • В-третьих, личность директора Центра, который, на мой взгляд, в полной мере отражает суть современного крупного ученого, знающего не только существующую проблему, но и умеющего найти выход даже из самой сложной ситуации.

Академик Геннадий Тихонович Сухих оправдал мои надежды.

"Клетка — это Галактика!"

Нашу беседу я начал так:

— Популярность вашего Центра очевидна: о нем знают все женщины и некоторое число мужчин. Ведь речь идет о самом главном — детях. К сожалению, в последние десятилетия их рождается меньше, чем нам хотелось бы. И надежды на улучшение ситуации в первую очередь люди связывают с вашим Центром. Наивно, конечно, но это так…

— Мы делаем все, что можем. А это немало.

— Не сомневаюсь! Вы вышли в лидеры среди разных отраслей науки, не только медицинских. Что же случилось? Как это произошло?

— Сейчас популярен термин "природоподобные технологии". Его предложил президент Курчатовского центра М. В. Ковальчук. Можно соглашаться с таким определением или нет, но суть его глубока. Мы "подсматриваем" за природой, следим за эволюцией, пытаемся выведать ее тонкости, потому что существует множество "загадок" в появлении на свет нас с вами, и ученые пытаются их разгадать и понять. Я — один из них.

— Это стало главным сейчас?

— Конечно. ХХ век — век прогресса! Это две мировые войны, это великие достижения в атомной энергии и в космосе, в самых различных областях нашей жизни, но все это отходит на второй план по сравнению с проблемами живого. Да, перед нами распахнулась Вселенная, со своими миллиардами звезд и галактик, и мы, человечество, проникли в нее достаточно глубоко… Однако если мы обратим свой взор в тот мир, что скрыт в каждом из нас, из которого мы состоим…

— Вы имеете в виду клетку?

— Конечно. Ведь клетка — это целая галактика. В ней есть свои "заводы" по производству белка, с автоматизированными линиями, есть и "атомные электростанции", и гигантские "предприятия по сжиганию мусора", и так далее. Невольно подумаешь, как это мощно, автономно, прекрасно устроено. И ведь это и есть жизнь! И кто ты в ней? Невольно об этом задумываешься… Ты — это 246 различных типов клеток. Это грандиозный клеточный ансамбль!

— И надо, чтобы он слаженно играл, не фальшивил, не давал сбоев, не так ли?

— Безусловно.

— Насколько я знаю, этому вы посвятили свою жизнь?

— Да. Сначала институт, а потом увлечение хирургией. Однако иммунология, генетика и клеточные технологии настолько стремительно развивались, что быть в стороне от этой области науки я не мог.

Только факты: "Выбор профессии определил случай. Трагический случай. Родители собрали для меня последние деньги, и мы с другом поехали в тогда ещё Ленинград поступать в институт. Думали-решали куда сдавать документы… В свободный вечер отправились кататься с приятелями на мотоцикле. Мотоцикл оказался неисправен и я на очередном повороте не вписавшись в него, потерял управление… До сих пор помню ту аварию… Перед глазами, как в замедленной съемке, картинка: бьюсь об столб, меня разворачивает, вылетаю на тротуар…Пришел в сознание уже в клинике: подозрение на перелом основания черепа… Тогда я был на волосок от смерти. Спустя пятьдесят лет мне впервые сделали МРТ, и выяснилось, что в тот трагический вечер, у меня произошел вколоченный перелом пятого-шестого шейных позвонков. Ещё лежачего, на носилках меня перевозили в Оренбург. Больше двух недель приходил в себя от тяжелых травм. Но нужно было жить дальше, учиться…. Не восстановившись до конца, я поступил в медицинский институт. Стоит отметить, что в середине шестидесятых годов, профессия врача ассоциировалась только с хирургией. К счастью, в то время самый мощной в моем институте была кафедра оперативной хирургии. Я пошёл туда, стал активным кружковцем, занимался сосудистой хирургией и увлекался теоретическими дисциплинами. Позже, на 4 курсе стал комсоргом курса, председателем студенческого научного общества, а уже на шестом курсе — ленинским стипендиатом, и получал сумасшедшие для того времени и для студента деньги: вместо 35 рублей — 95. В 1971 году окончил институт с отличием. Конечно, я хотел быть хирургом, может быть даже детским хирургом. Но судьба распорядилась иначе. На кафедре оперативной хирургии через три года аспирантуры, защитил диссертацию по хирургической анатомии спинного мозга. Проработал еще три с лишним года ассистентом. Работал много и амбициозно — с утра до ночи. Именно в те годы, я, юный, жизненно-пытливый, вчерашний аспирант приобретал навык профессионального общения с пациентами и коллегами. Учился быть строгим, справедливым и требовательным к себе"

— Извините, но хочу продолжить ваше сравнение со Вселенной и галактикой… Выход в космос расширил наши представления о Вселенной в миллион раз. Ученые смотрят сегодня в те уголки ее, о существовании которых они не догадывались еще полвека назад. Это рывок науки! Но ведь подобное происходило и в познании клетки. Разве не так?

— Вы правы. Удивительно, что наши знания о мирах, далеких от нас, глубже, филигранней и шире, чем о тех, что внутри и вокруг нас. Да, мы знаем многое о клетке, исследовали ее функции, сигнальные пути, взаимодействие молекул и так далее, но по-прежнему не можем ответить на вопрос: "что же такое жизнь?" Разве мы приблизились хотя бы на шаг к этому великому ответу? Да, мы аплодируем великим ученым, которые многое познали в биологии, генетике, медицине, но они и мы еще в самом начале пути. Наверное, мир, заключенный в нас, намного сложнее, интересней и загадочней, чем мир галактик!

— Ваш предшественник на посту директора Центра академик Кулаков однажды в беседе сказал: "Мы чуть ближе к Богу, чем космонавты". Как вы считаете, он имел в виду науку в целом или только ту ее ветвь, которая связана с появлением новой жизни?

— Владимир Иванович был не только крепким клиницистом и исследователем, но и популяризатором нашей отрасли. Так что он, вероятнее всего, имел в виду наш Центр матери и ребенка…

Шутка шуткой, но доля правды в словах академика В. И. Кулакова есть!

"Дети из пробирки" растут быстро…

Тридцать лет назад аббревиатура "ЭКО" моментально вызывала бурную дискуссию. В медицинских кругах метод экстракорпорального оплодотворения довольно быстро завоевал звонкую популярность. Однако в обществе термин "девочка из пробирки" был настолько неприятен, что вызывал отторжение. Главный тезис противников ЭКО — это утверждение, что будут рождаться дети со всевозможными дефектами, мол, природа "не "допустит вмешательства пинцета и дрожащей руки".

Они ошибались.

Первопроходцами были англичане. Там, на англосаксонской стороне, 25 июля 1978 года появилась Луиза Браун — первая "девочка из пробирки". Она ничем не отличалась от своих сверстниц, кроме, пожалуй, только слишком пристальным вниманием не только прессы, но и медиков всего мира. Ничего экстраординарного не происходило: девочка была "обыкновенной", потом родила "обыкновенную" дочку, зачатую уже "обычным" способом.

Новый метод рождения детей начал тиражироваться практически во всех странах — у миллионов людей, не способных к продолжению рода, появился шанс победить бесплодие. И, конечно же, люди этим воспользовались, восхваляя и чествуя медиков.

Это был прогресс медицины, и в конце концов он перешагнул и границы Советского Союза.

В разных клиниках врачи пытались осуществить ЭКО, однако впервые это удалось в Центре матери и ребенка, который незадолго до этого возглавил В. И. Кулаков. Именно он 7 февраля 1986 года держал в руках малышку Алену — первую "девочку из пробирки".

Сегодня таких детей в мире более шести миллионов!

Алена Донцова (не путать с писательницей!) бывает в Центре, где появилась на свет, вместе со своим сыном, чтобы встретиться с теми, кто подарил ей жизнь. Впрочем, как и другие дети, рожденные по методу ЭКО. И всегда это праздник для врачей.

— Уже по этому поводу дискуссий нет? — спрашиваю у академика Сухих.

— Все очевидно — спорить уже не о чем… У нас появилось уже более 25 тысяч детей "из пробирки". Кстати, замечательного сына Леночки Донцовой мы принимали девять лет назад. Она приехала рожать к нам… Во время становления программ ЭКО мы и познакомились с Владимиром Ивановичем в Комитете по науке и технике. Там, академики Рэм Викторович Петров и Гурий Иванович Марчук организовали семинар, на который я каким-то чудом — мальчишка совсем! — попал. Речь на семинарах шла об иммунологии, о клеточных технологиях, о новой медицине, связанной с тайнами жизни.

— Значит, имеет смысл говорить о начале тотальной войны с бесплодием с того семинара?

— В определенной степени, безусловно. Сейчас, мы выполняем в год по пять тысяч гиперстимуляций, а так же мы непосредственно причастны к лечению тяжелейших форм бесплодия. Как у женщин, так и у мужчин.

— Мужчин?

— Да, эволюция о нас с вами плохо заботилась.

— Почему?

— Яйцеклетка, в чьей внешней оболочке лазер делает отверстие, туда, при помощи микропипетки внедряется всего один сперматозоид. Начинается объединение двух геномов, и происходит зарождение новой жизни — разве это не фантастика!? Мне кажется, что это такое же событие, как рождение Вселенной, когда из одной точки рождается сразу миллиарды галактик, солнечных систем и планет. При оплодотворении происходит безумное количество ярчайших биологических событий, которые не могут не поражать даже самое богатое воображение. Причем события происходят тончайшие, сложнейшие и позже никогда неповторимые. И только в первые дни зарождения жизни, а потом их уже не будет в таком количестве и с таким гениальным творчеством. Как это описать? Как представить!?

— Красиво и убедительно! Но наука все-таки проникает и в эту область, в частности, я имею в виду геном человека?

— Когда шла расшифровка генома человека, то я, возможно, как и многие другие ожидал, что медицина станет совсем другая. Но потом пришло разочарование. Геном — это том с тысячами страниц (некоторые исследователи утверждают, что сто томов!), и ты читаешь эту книгу живого, перелистываешь ее страницы, и текст не понимаешь, не понимаешь, где находятся те абзацы, которые должны рассказывать о каких-то нарушениях. Сейчас весь научный мир пытается познать язык этой великой книги, научиться читать ее, заполняя смыслом отдельные параграфы. Более того, если геном "правильный" (название условное), если нет в нем явных ошибок, которые бросаются в глаза и о которых мы знаем, то может "считывается" он природой неправильно, то это и есть проявление эпигенетики.

— Проще говоря, влияние окружающей среды и прочих факторов на геном?

— Да, это так. Однако если на одну сторону весов положить их, а на другую наши эмоции — стрессы, потери близких, психологические напряжения, неудачи и так далее, то явно перевесит вторая часть.

— То есть масштабы исследований постоянно расширяются?

— Это можно проследить и на примере нашего Центра.

— Его размеры просто поразительны: ничего подобного я не встречал еще!

— Два года назад мы открыли шесть новых институтов, стали Национальным центром. 14 лет назад, когда я стал директором, штат центра был равен тысячи человек, а сегодня нас стало уже три тысячи. К тому же организовано двадцать новых высокотехнологичных лабораторий. Или, например, раньше было две тысячи родов в год, а сейчас девять тысяч…

— Это наглядный пример того, как в России идет борьба за детей?

— Конечно.

Только факты (из интервью журналу DNAHEALTH): "По данным мировой статистики до своего первого дня рождения не доживает 4,5 млн малышей… Большое число смертей случается в ранний период новорожденности, а именно на первой неделе после рождения, поэтому качество оказания медицинской помощи играет огромную роль в предотвращении этих потерь. Развитие медицинской науки на сегодняшний день позволяет нам с успехом выхаживать детей массой тела при рождении 500-1000 г.

В России снижение показателя младенческой смертности приобрело устойчивый тренд. В 2016 году был достигнут исторический минимум — 6 на 1000 родившихся живыми. Многие российские регионы уже сегодня имеют уровень сопоставимый с экономически развитыми европейскими странами".

"Школа, Учитель, Преемник…"

— … это великие понятия. У меня не было великих учителей, с которыми я общался бы каждодневно. Но влияние великих ученых я всегда ощущал. Казалось бы, встречи с Рэмом Викторовичем Петровым были решительными, но достаточно мимолетными. Но казались мне чем-то особенным; оставляющим яркий след на моем научном мировоззрении. И его непрямое влияние огромно. Я слушал его лекции на семинаре, следил за его комментариями в адрес других, и уже отчетливо начинал понимать, каким путем мне следует идти в науке. Потом были конференции, его поддержка после моих выступлений…

— Школа в науке, Учитель в науке — это ведь широкие понятия!

— Конечно. Когда отмечался мой юбилей — 70-летие — я показал несколько фотографий людей, которым я обязан своей судьбой. И академик Рэм Петров был среди них, хотя, безусловно, он не считал меня своим учеником. "Учитель в науке" — это тот человек, идеи которого ты разделяешь и идешь тем путем, который он открыл. Знаете как говорят, восхищенное уважение — это не когда вы смотрите на друг друга, а когда вы смотрите в одну сторону. Вот это именно такой случай.

— А какие портреты вы еще представили тогда?

— Это был профессор И. И. Коган, у которого в Оренбурге я защитил первую свою диссертацию. Я тогда становился хирургом. Второй профессор — Б. Б. Фукса, у которого я учился иммунологии. И конечно, профессор Р. В. Меерсон — оригинальный предсказатель будущего с некоторыми элементами авантюризма, как тогда казалось. Многих надо перечислить! Если бы я не провел четыре с половиной года в этой кампании замечательных людей, то, наверное, из меня не получилось бы настоящего исследователя… Нередко, в свободную минуту ты обязательно вспоминаешь обо всех, с кем жизнь подарила яркие встречи и тех, кто оказал влияние на тебя. И затем уже никогда не следует забывать их. Преемственность — она в аутентичности. Это как лестница из прошлого в будущее…

Из письма академика В. И. Кулакова Президенту РФ В. В. Путину: "Главной демографической характеристикой развития России сегодня является депопуляция, то есть естественная убыль населения, которая происходит из-за превышения смертности над рождаемостью…Состояние репродуктивного здоровья населения затрагивает интересы наиболее активной ее части — лиц трудоспособного возраста, поскольку границы фертильного возраста (15-49 лет) и трудоспособного возраста (16- 55/59 лет) очень близки…

Принципиально важным в лечении бесплодия является дальнейшее внедрение в клиническую практику методов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ)…

Создание Федерального Центра позволит не только организовать процесс обучения, но и проводить сертификацию специалистов для организации и работы в региональных центрах ВРТ…

Создание Федерального Центра … позволит повысить рождаемость на основе комплексного решения проблем улучшения и восстановления репродуктивного здоровья населения Российской Федерации".

— Это был своеобразный наказ Владимира Ивановича всем нам, кто работает в Центре.

Ошибка или предвидение?

В жизни настоящего ученого кроме праздников обязательно должны быть "черные дни". Кажется, Альберт Эйнштейн однажды заметил, что не будь у него ошибок, не случились бы и достижения. А наш незабвенный Лев Арцимович, академик и шутник, сказал, что настоящую науку делают только те, кто умеет нестандартно ошибаться.

Испытания — это проверка на прочность ученого.

Не избежал их и академик Сухих. Правда, в то время он только начинал свой путь к вершинам науки.

— Все было хорошо с 86-го по 97-й годы. Мне было 50 лет, Владимиру Ивановичу Кулакову — 60. Моя лаборатория уже выросла в целый институт. Единомышленников было много, но страха новизны оказалось больше.

"Центр рождения новой жизни": Академик Геннадий Сухих о таинствах появления детей. Стволовые клетки исследования

— Это требует расшифровки.

— В марте 1994 года мы начали впервые применять стволовые клетки для лечения детей с болезнью Дауна. Они были успешными. К нам приехала одна американская телекомпания. Якобы для того, чтобы рассказать о наших работах. А на самом деле нас обвинили в том, что мы проводили эксперименты над людьми. К такому-же умозаключению присоединилось и отечественное телевидение. Начались массовые проверки. Здесь побывали прокуратуры разных уровней, множество всевозможных комиссий, начались депутатские запросы, проходили специальные коллегии Минздрава. И в это время по инициативе Кулакова — о чем я никогда не забуду! — я стал член-корреспондентом Академии медицинских наук… У нас в вестибюле три бюста: два Героя Социалистического труда — М. С. Малиновский и Л. С. Персианинов — и Владимир Иванович Кулаков. Эти люди основатели и создатели современного Центра акушерства и гинекологии, и я решительно настоял, чтобы каждый посетитель знал это!…

О стволовых клетках написаны уже тома книг и статей. Большинство из них принадлежит не специалистам, а журналистам, писателям, политикам, то есть людям весьма далеким от медицины. Объясняется это просто: речь идет о проблемах, которые волнуют человека многие тысячелетия. Это — онкология и старение организма. А можно ли продлить жизнь? Можно ли обрести бессмертие?

Желание не стареть, сохранить молодость как можно дольше, а при возможности и вернуться в прошлое лет на десять — это заветная мечта каждого, кто в полной мере ощутил приближения старости со своей немощностью и болезнями.

И вдруг Открытие — стволовые клетки возможно смогут приблизить нас к этой мечте!

Только факты: "Стволовы́е кле́тки — недифференцированные (незрелые) клетки, имеющиеся у многих видов многоклеточных организмов. Они способны самообновляться, оставаясь по-прежнему стволовыми, делиться посредством митоза и дифференцироваться в специализированные клетки, то есть превращаться в клетки различных органов и тканей".

Пока ученые — медики и биологи — вели исследования, проверяли, насколько эффективно может быть использование этих необычных клеток, разные деятели предались маркетингу, мол, теперь можно вернуть молодость. В Европе и Америке, да к сожалению и в России появились всевозможные фирмы, которые начали использовать их не только в области косметологии. Так появились первые черты "стволового бизнеса".

Естественно он появился и у нас. Несколько десятков фирм якобы "избавляли" от старения желающих, конечно же, за вполне приличные деньги. Пошли слухи, мол, кремлевские старцы вовсю используют инъекции стволовых клеток… Впрочем, не было заметно, что они не стареют, но реклама, как всегда, эффектно порождала новые мифы.

И уже трудно было разобрать, кто и где занимается научными исследованиями, а где лженаука.

Без сомнения: изучение стволовых клеток — это одна из интереснейшей областей медицины. И мой собеседник академик Г. Т. Сухих стал новооткрывателем в нашей стране в этой области. А именно, в области регенеративной медицины.

В Интернете я нашел такую информацию:

ривели ли инъекции эмбриональных стволовых клеток к заболеванию раком и последующей преждевременной смерти многих известных людей, в основном артистов — Александра Абдулова, Веры Глаголевой, Ильи Олейникова, Любови Полищук, Дмитрия Хворостовского, Жанны Фриске, Михаила Задорнова, Валентины Толкуновой, Клары Лучко, Анны Самохиной, Олега Янковского и других.] Анализы знаменитых пациентов показывали, что в организме актёров происходит обновление, ускорение жизнедеятельности. Однако вскоре появилась страшная статистика: те, кто применял инъекции стволовых клеток, сначала реально молодели, а потом очень быстро "сгорали" от рака, в основном глиобластомами (рака мозга)".

Я поинтересовался у ученого, насколько она правдива?

Он ответил определенно:

— Это миф. Поиски сенсаций там, где нет истины. Помните как у Пастернака "Истину ищут только одиночки и порывают со всеми, кто любит ее недостаточно". Мы, ученые чаще всего руководствуемся именно этой парадигмой. Как бы романтично это не звучало. Лженаука агрессивна, она вводит в заблуждение и почти всегда наносит колоссальный вред людям.

И невозможное возможно!

В кабинет директора входит онколог. Он провел три операции. Рассказал о результатах.

Так здесь принято. Директор должен знать все — до деталей…

Только факты (из интервью): "Наш Центр занимается проблемой ведения беременных пациенток с различными онкологическими заболеваниями. Начиная с 2005 года, в Центре оказывается помощь таким женщинам. Разработаны алгоритмы подготовки к беременности и её ведения у женщин с онкогематолическими заболеваниями раком молочной железы, раком шейки матки и другими. В наших исследованиях совместно с онкологами было показано, что беременность сама по себе не ухудшает прогноз онкологического заболевания, а дети у матерей, получивших химиотерапевтическое лечение во время беременности, здоровы и не отличаются от детей в общей популяции".

— Вы собираете все лучшее, что есть в стране. Это мировой уровень?

— Сначала хочу сказать о принципиальном изменении мировоззрения в стране по отношению к здравоохранению. Во времена СССР секретарь обкома, к примеру, ехал на встречу с Генеральным секретарем. Он докладывал о выплавке стали, о машиностроении, о посевах. А теперь губернатор приезжает к Президенту и обязательно рассказывает о новых перинатальных центрах, о ситуации с детской смертностью, о состоянии больниц и акушерских пунктов. С 2007 года в России создано около ста перинатальных центров, они были построены всего за несколько лет. Региональные власти уделяют огромное значению именно этому вопросу. В последнем Послании Федеральному собранию Президент из 1 час 12 минут четверть времени говорил о демографии, о детской рождаемости, о здравоохранении, о детском капитале, о депопуляции населения. Я слушал его выступление, и у меня создалось впечатление, что нахожусь на коллегии министерства. Разница же в том, что там говорится для узкого круга специалистов, а здесь слова звучали для всей страны! Это происходило 15 января 2020, и в первое время не все понимали, насколько революционным становится этот день в истории России. А ведь это так!

— Был подведен своеобразный итог прошлому и намечено будущее?

— Конечно. Достаточно сказать, что в стране появились уникальные научные Центры, и наш — один из них. Да, в нашей области — единственный. В онкологии их три, в кардиологии, по-моему, два, и так далее.

— Это качественное изменение в здравоохранении?

— Безусловно.

— Проиллюстрируйте?

— Мы стоим на вершине пирамиды, а потому несем ответственность за все, что делается в 85 регионах страны по материнству и рождению детей.

— Контрольные функции?

— Нет, реальная помощь на местах. Мы приезжаем в регион командой из 8 человек — специалистов разных профилей. Вовсе не как офицеры НКВД 1937 года, чтобы наказать виновных, а как товарищи, как коллеги. Они должны понять, что делается не правильно и помочь местным врачам. Мы можем пригласить их в наш Центр на обучение, командировать на какое-то время наших специалистов для поддержки, используя современные технологии для онлайн-консультаций. По моему мнению, новейшие медицинские технологии должны немедленно внедрятся в регионы. Это наша миссия и наше предназначение. Обо всех контактах и наших действиях должны знать и федеральные власти и, главное, региональное руководство. Им же в первую очередь надо решать проблемы, которые существуют на их территориях. Я уже не говорю о конгрессах, о конференциях, обо всех формах онлайн взаимодействия Центра с регионами. Это огромная работа, и еще год назад мы к ней не были в полной мере готовы. Крайне важно иметь и обратную связь.

— В том числе и таким "модным" направлениям как суррогатное материнство?

— Тут много вопросов. К величайшему сожалению, суррогатное материнство нередко становится бизнесом. Какие-то юридические агентства выискивают женщин, хотят получить вознаграждение и используют их. Сами агентства получает в реалии большие деньги, а женщин-участников суррогатного материнства зачастую бессовестно обманывают.

В Китае суррогатное материнство запрещено, а потому оттуда многие семьи приезжают в нашу страну, пытаясь реализовать свою репродуктивную функцию. Вот здесь и создаются некие предпосылки "грязного бизнеса". У нас в Российской Федерации 229 частных клиник, принимающих участие в лечении бесплодного брака, используя вспомогательные репродуктивные технологии. Наверное, будет правильно вспомнить и подчеркнуть то, что Мы — государственная организация, и осуществляем этот метод борьбы с бесплодием на федеративном и официальном уровне. Но это всего 20 процентов такого материнства, а 80 процентов — это частный бизнес.

— Деньги большие?

— Достаточно большие.

— И что делать?

— В стране в течении одного года, выполняется немногим больше тысячи программ такого "суррогатного материнства". Это достаточно небольшая клиническая нагрузка даже для нашего Центра. И очевидно в этом есть логика и смысл. Для того, чтобы в период всевозможных горячих споров у этичности этого процесса, этого направления какое то время их выполнение и контроль поручить нам — Национальному центру, в структуре которого между прочим, есть Институт репродукции. Стоит напомнить, что первый ребёнок в СССР по программе вспомогательных репродуктивных технологий был рождён в 1986 году именно в нашем Центре. Наше учреждение обладает не только комплексом, но также объективно мощной юридической и этической основой по видению пациентов в рамках суррогатного материнства. Пусть они выполняются в нашем Центре, под контролем мощного государственного учреждения, в котором есть Институт репродукции. Я высказал коллегам свою объективную точку зрения и сразу же почувствовал напряжение, и некие обвинительные ноты тревоги.

По-моему, все очевидно до предела. Случай в Одинцове, где обнаружили детей от суррогатных матерей. Оказывается, их отец филиппинец. В этой стране перенаселение, тьма беспризорников, а престарелый мужчина приезжает в Россию за "своими" детьми — и они оказывается выношены несколькими суррогатными материями. Даже без глубокого и системного расследования ясно что здесь возможно действует некая группа по продаже и перепродаже детей.

Мы вновь подтверждаем, что готовы отладить систему такого материнства. И речь идет вовсе не о монополии, а о цивилизованном подходе к сохранению этой программы, по крайней мере в Российской Федерации.

— А может быть, обойтись без суррогатного материнства коль вреда от него больше, чем пользы?

— Это не так. Каждый "такой" ребенок для семьи — великое счастье. Примеров тому множество. Вот почему Нужен объективный и государственный контроль. В ближайшем будущем, для этого достаточно будет иметь в стране 6-8 центров, а мы — готовы курировать их работу.

Мужчина или женщина?

Вначале нашей беседы Геннадий Тихонович вскользь упомянул, что женщина менее виновна, если в семье нет детей. Я вспомнил об одной притче. Сначала Бог создал Адама. А потом, убедившись в его несовершенстве, решил исправить свои ошибки — так появилась Ева.

Неужели эволюция подтверждает эту притчу?

Академик Г. Т. Сухих не раз признавался, что, на его взгляд, женщина — это вершина эволюции. И как он часто с улыбкой заявляет, это лучшая часть человечества.

— Природа оттачивала женскую репродукцию. Взять ту же генетику — у женщины самая крупная Х-хромосома, а у нас же, у мужчин Y-хромосома ее жалкая подобия. Женщина живет дольше. Она может родить уже в 16 лет и закончить этот процесс в 45. У эмбрионов женского пола уже с первых дней совсем иначе формируется кора головного мозга и многие другие физиологические системы. Мы от женщин биологически отличаемся принципиально. Женщина способна длительно и методично выполнять многие виды работ, а мы, мужчины, в большей степени похожи на "кризисных управляющих". Вероятнее всего мы готовы к "героическому труду", но в течении весьма короткого времени. У лучшей части человечества, сквозь призму моего опыта, больше воли и выдержки. Миросозерцание у женщин — другое. Поэтому я и говорю, что "женщина — лучшая часть человечества".

— Еще и потому, что вы с ними повседневно общаетесь, да и они с вами предельно откровенны.

— Да, в нашем возрасте все связано с работой, а меня окружают в основном женщины. И вижу, как они часто нуждаются в нашей профессиональной помощи, в поддержке. Они ведь переживают в своей судьбе то, что недоступно и непостижимо мужчине. Достаточно вспомнить о 9 месяцах потрясающего и неповторимого диалога между матерью и ребенком.

— Мне кажется, женщины сейчас совершают большую ошибку — первенца они рожают под 30-лет, и считают это верным решением. Вы согласны с ними?

— Ни в коем случае! Но мы вынуждены это принимать, так как структура нашей жизни безумно изменилось. Изменилось Время, но не биологическая основа жизни. Самка слона или кита сохраняет репродукционные функции в 65+, а наши замечательные девушки теряют эту надежду в сорок лет. Причём без всяких там плюсов. За это ответственна эволюция. Слоненок родился, встал на ноги, немного пошатался и уже готов идти по саване. А китенок сразу готов плыть рядом с любимой мамой. А это великое явление, рождённая новая жизнь — ещё многие месяцы будет нуждаться в уходе и кормлении. Ряд физиологических систем организма будут совершенствоваться, расширяя свою морфологию и функции. И в этом есть великий, глубокий смысл. Нынешняя мама должна не только вырастить своего ребёнка, но и помочь в становлении своих внуков .

— А если карьерный лифт все-таки вынуждает женщину повременить?

— Есть так называемая программа "отсроченного материнства". Приходите в Национальный Центр, станьте участником программы вспомогательных репродуктивных технологий. И тогда в нашем банке (ценность которого бесконечно выше лучшего швейцарского банка) будут хранится несколько десятков ваших яйцеклеток. Тем самым мы с вами остановим биологическое время старения яичника. И чудо свершится! Делайте карьеру, ищите своего любимого человека. Вам уже сорок, но вы способны иметь своего генетического ребенка, так как в конгломерате с нами — вы успели остановить время…

— Красиво. Но выносить своего ребенка в сорок лет или в двадцать большая разница! Вам не кажется, что раньше успевали и образование получать, и детей рожать…

— Повторяю, изменились времена. А вместе с ним пришла инновационная и персонализированная медицина. Мы, ученые и врачи, стараемся сделать все, чтобы количество маленьких граждан нашей страны не уменьшалось, а постоянно увеличивалось. Поэтому мы и добились столь масштабированных и высокотехнологичных результатов в акушерстве, гинекологии, репродуктологии и неонатологии.

И послесловие…

Однажды в молодости, ступив на порог писательства, я сказал в кругу друзей: "Хорошо бы написать книгу, которой еще не было… К примеру, трехтомник "Женщина как зло". Первый том — Подруга, второй том — Жена, третий том — Возлюбленная. Такой трехтомник наверняка пользовался бы популярностью…"

Прошло полвека. И однажды школьный друг — последний из оставшихся на этом свете, спросил:

— А где же твой трехтомник?

Я смог только так ответить:

— За эти годы я смог написать лишь эпиграф к нему.

— И как же он звучит?

— "Но это зло прекрасно!"

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...