Российский лес губит на корню отсутствие рачительного хозяина

Лес вызывает у человека главным образом положительные эмоции: его красота и покой наполняют душу гармонией и чувством единения с природой.

Древесина в законе: Куда увозят "серый" лес

Россиянам в этом плане повезло, ведь леса покрывают более 46 процентов территории нашей страны — примерно 809 миллионов гектаров. На Россию приходится около 20 процентов от всех лесов мира, что больше, чем у любой другой страны.

Вот бы извлекать выгоды от такого богатства и радоваться, так ведь нет — и с лесным хозяйством у нас, увы, не всё слава богу. Возьмём хоть такую напасть, как лесные пожары. Они возникают по разным причинам, но среди граждан бытует мнение, что часто этим грешат виновники незаконной валки леса.

Пожары губят лес

То, что происходило в Сибири летом 2019 года, можно сравнить с бедствием планетарного масштаба. По данным "Авиалесоохраны", тогда сгорело более 8 миллионов гектаров леса, а по данным Greenpeace и того больше — 14,9. В один из августовских дней в пламени полыхали 5,4 миллионов гектаров сибирских лесов! Дым от лесных пожаров добрался до Улан-Батора, достиг территории Аляски и западного побережья Канады.

По мнению научного руководителя Гидрометцентра Романа Вильфанда, аномально масштабные пожары в Сибири в 2019 году ускорили беспрецедентное таяние льдов Арктики. Контакт оседающего пепла со льдом приводит к его интенсивному таянию. Выброшенные в воздух миллионы тонн двуокиси углерода поспособствовали глобальному потеплению.

Говоря о причинах губительных пожаров, можно сослаться на:

  • жаркую погоду;
  • сухие грозы;
  • недоступность для тушения "зон контроля".

Это те зоны, где можно пожары не тушить, так как это экономически нецелесообразно, и ограничиться наблюдением методами космического мониторинга. Учитывая, что к "зонам контроля" отнесены огромные площади — до 49 процентов лесного фонда — можно себе представить риски, заложенные в этом ласкающем слух термине.

Незаконная вырубка лесов

Есть и другие причины, связанные больше с неразумными управленческими решениями и простой человеческой алчностью. Корень проблемы нужно искать в реформе 2006 года, когда с принятием нового Лесного кодекса численность лесников резко упала с 70 тысяч до 12 тысяч человек. Если посчитать, то в среднем на одного лесника приходится примерно 67 тысяч гектаров леса. Как видно из практики, ситуацию с лесными пожарами держать под контролем они не в состоянии. А что насчёт незаконной вырубки лесов? Тут ситуация не менее катастрофична.

Средства массовой информации пестрят громкими заголовками о беззастенчивой активности "чёрных лесорубов" в самых разных частях нашей необъятной родины.

  • "Ущерб от "чёрных лесорубов" в УрФО превысил 850 миллионов".
  • "В Челябинской области преступную группу осудили за вырубку деревьев с ущербом в 34 миллиона".
  • "В Тюменской области банда "чёрных лесорубов" уничтожила лес на 31 миллион".
  • "В Новосибирской области "чёрные лесорубы" спилили деревья на 23 млн рублей".
  • "Брянские "чёрные лесорубы" похозяйничали на землях Минобороны".

Ну просто хроника вестей с линии фронта. Особое возмущение вызывают случаи, когда незаконные рубки производят в природоохранных зонах, причём нередко с одобрения местных властей.

Летом прошлого года так называемые санитарные рубки проводились в Солнечном районе Хабаровского края в окрестностях памятника природы — озера Амут на площади в 110 гектаров. Делалось это вполне "законно" — в рамках государственного задания.

Сплошные вырубки привели к интенсивной эрозии почвы и её смыву в озеро. Местные активисты забили тревогу. В письме губернатору эколог Екатерина Кондратьева указала, что озеро Амут, жемчужина края, "превратилось в сточную яму с мутной водой и плавающими брёвнами". Была создана петиция в защиту озера. Глава регионального исполкома ОНФ в Хабаровском крае Юрий Рошка также озаботился данным вопиющим случаем.

"Первоочередная задача — разобраться с этими санитарными рубками, — заметил он. — Нередки случаи, что под таковые отдают лес, просто чтобы заработать. Озеро Амут — это уникальное место, которое нам подарила сама природа, и нужно приложить все усилия, чтобы сохранить его".

Не осталось в стороне и краевое отделение Всероссийского общества охраны природы. Его председатель Владимир Сидоров заявил:

"Мы, со своей стороны, будем организовывать круглый стол по данной теме, с привлечением всех тех, кому небезразлична судьба Амута. Подключим наших экспертов для того, чтобы разобраться во всех аспектах этой истории — на каких основаниях назначены рубки, кто определяет, что они необходимы, существует ли возможность обсуждения проектов вырубок, которые затрагивают подобные рекреационные зоны, активно посещаемые туристами".

Природоохранные территории подвергаются безжалостному разорению

А вот что обнаружили на территории государственного природного заказника "Хехцирский" при проведении совместного рейда госинспекторы отдела охраны окружающей среды заповедника "Большехехцирский" и сотрудники ГУ ПВ ФСБ: место незаконной рубки ценных пород деревьев, ясеня маньчжурского и дуба, плюс два взрывных устройства, предположительно противотанковые мины, находившиеся неподалёку.

Бессовестные дровосеки не постеснялись забраться и в святая святых — природный комплекс "Золотые горы Алтая", который признан памятником всемирного наследия ЮНЕСКО. Местом преступных акций на этот раз стал Турочакский район и окрестности Телецкого озера. По словам местных жителей, этот лес не трогали даже во время Великой Отечественной войны. Многочисленные жалобы в администрацию и органы прокуратуры не возымели действия, тогда на защиту векового бора встали местные жители. Сгорели пилорама и вагончики "чёрных лесорубов", те ответили поджогами домов защитников леса.

Банды "чёрных лесорубов" чувствуют себя в Сибири вольготно, рубят где вздумается и продают древесину скупщикам-китайцам. Официально ущерб от их деятельности составляет около 15 миллиардов рублей в год.

Но есть и другие цифры, намного более безрадостные. Эксперты ОНФ в прошлом году провели свои исследования и подсчитали, что ущерб из-за незаконных вырубок составляет 100 миллиардов рублей. По оценкам Всемирного фонда дикой природы России и Всемирного банка, 20 процентов древесины или каждое пятое дерево в России имеет сомнительное происхождение, а это около 50 миллионов кубов. Что касается ценных пород деревьев, то на Дальнем Востоке две трети их объема заготавливаются незаконно.

Всем заправляет теневой бизнес вырубки лесных угодий

Вот еще несколько цифр от экспертов ОНФ:

  • неэффективное управление лесной отраслью — теневой экспорт леса и нелегальное производство пиломатериалов — 100 миллиардов рублей;
  • отсутствие восстановления лесов арендаторами — 70 миллиардов рублей;
  • необоснованные санитарные рубки — 40 миллиардов;
  • заниженная арендная плата — 10 миллиардов.

С учётом ущерба от пожаров набегает в год более 1 триллиона рублей недополученной прибыли в лесной отрасли. Каков же вклад лесного сектора в ВВП России? По оценкам специализированного агентства Whatwood, это скромные полтора процента. К примеру, в относительно небольшой стране, Финляндии, это 5 процентов. Причём она экспортирует лесобумажную продукцию с высокой добавленной стоимостью на 10 миллиардов долларов США, что в три раза превышает соответствующие российские показатели. Таким образом, теневой рынок леса порождает сразу два порока и наносит вред как природе, так и российской казне.

Теневой стороной лесной отрасли России озаботились и в Совете Федерации. Его спикер Валентина Матвиенко заявила на одном из совещаний:

"Мы потеряли хозяина в лесу, в разы уменьшилось количество лесников, мы потеряли финансирование, потом всё это передали регионам, не обеспечивая их деньгами… там появились коррупционные схемы".

Есть и такое радикальное предложение: приостановить полностью вывоз за границу леса-кругляка, пока не будет наведён порядок в этой сфере. Правда, такая мера не вызывает воодушевления у многих экспертов, так как вероятнее всего приведёт к ещё большей криминализации отрасли.

Власти борются с "чёрными лесорубами"

Утешает тот факт, что политики и эксперты не оставляют без внимания проблемы российских лесов. Вот что отметил депутат Госдумы, координатор Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Николай Будуев:

"Необходимо перевести процессы лесопользования в электронный вид, а также автоматизировать контроль за лесозаготовками, экспортом древесины, лесовосстановлением и выделением квот на вырубку. Затем считаем нужным внедрить использование блокчейн-механизмов для верификации сделок с древесиной, тем самым предотвращая экологические и экономические правонарушения".

Есть и обнадёживающие инициативы. Так, в Пермском крае внедряют систему "Умный лес", которая включает в себя

  • управленческий учёт природных ресурсов;
  • мониторинг вырубки леса, в том числе выявление незаконных рубок на основе данных из космоса;
  • а также мониторинг перемещения древесины от заготовки до переработки.

Систему характеризует прозрачность, так как информацию смогут отслеживать Министерство природных ресурсов, лесничества, правоохранительные органы и лесозаготовители.

Если здоровые ростки, подобные системе "Умный лес", увидят свет во всех регионах России, глядишь, и появится у нас такая лесная отрасль, которой можно будет по праву гордиться.