Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 22

Фрагменты истории в воспоминаниях и документах


"Атомная бомба. Сов.секретно". Часть 1

70 лет назад — 29 августа 1949 года — была испытана первая советская атомная бомба. Это событие коренным образом изменило ход развития человеческой цивилизации. В декабре 2019 года триумфальный полет "Авангарда" — принципиально нового ядерного оружия — стал своеобразным финишем "Атомного проекта СССР и России".

Фундаментальный труд нашего автора писателя Владимира Губарева "Ядерное оружие: от Сталина до Путина" рассказывает о нелегком пути, который пролег между этими событиями. Автор встречался с великими учеными страны, бывал в закрытых городах, присутствовал при уникальных экспериментах и испытаниях. Многие страницы "Атомного проекта" открываются впервые. Фрагменты этой уникальной книги "Правда.Ру" предлагает читателю.

Читайте начало цикла:

Лев Рябев: "Панорама атомного века"

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 2

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 3

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 4

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 5

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 6

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 7

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 8

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 9

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 10

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 11

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 12

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 13

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 14

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 15

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 16

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 17

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 18

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 19

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 20

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 21

"Альфа" летит под водой…

История Проекта № 705 драматична, таинственна, необычайно интересная.

Появление лодки "Альфа" в океане сразу же привело в шок американцев и их союзников по НАТО. 22 часа "Альфа" следила за самой мощной лодкой США, "села ей на хвост" так, что могучая субмарина, оснащенная 24 ядерными ракетами, не могла от нее оторваться. И только после получения приказа с базы о прекращении преследования лодки противника, "Альфа" снизила скорость и… исчезла.

Ничего подобного в истории "битвы за господство в Мировом океане" не случалось, а потому все разведчики США и НАТО были брошены на прояснение случившегося. Они смогли выяснить только то, что на стапелях завода в Северодвинске заложены новые экземпляры лодки проекта № 705.

А невероятные события на Северном флоте продолжались. Во время очередных учений выяснилось, что новая лодка развивает столь высокие скорости, что даже торпеды не способны ее догнать! Поначалу западные адмиралы не поверили этой информации (кстати, и некоторые наши командиры тоже!), но потом данные подтвердились.

Много лет спустя соревнование "Альфы" и торпеды по скорости приведет к трагедии "Курска", но это уже иная история, и лишь немногие смогут связать события начала 80-х годов и наше время. Да и все семь "Альф" уже прекратят свое существование, навсегда застыв у причалов. И только знающие люди смогут придти к этому своеобразному памятнику и отдать дань подвигу ученых и моряков, которые сумели создать и научили летать под водой эту удивительную АПЛ.

Что же случилось? Почему "Альфа" осталась лишь яркой вспышкой в истории атомной науки и военно-морского флота?

Одни называют проект № 705 "утерянной жар-птицей", другие — "дорогостоящей ошибкой".

Кто же прав?

К сожалению, материалы об этой лодке до сих пор засекречены. И это естественно, потому что в ней использовано столь много ноу-хау, что пока не имеет смысла все их раскрывать. А потому даже в истории ФЭИ и в монографиях об академике Лейпунском лишь упоминается о создании "Альфы", не более того. Да еще в Книге Гиннесса фиксируется, что самую высокую скорость движения под водой развивала "Альфа".

"Свинец-висмут" в качестве теплоносителя — это было фантастически интересное решение. К сожалению, оно намного опередило время…

Свинец-висмут позволяет создать ядерную установку, работающую при низком давлении. И сразу же проблемы безопасности становится решать легче, чем в том случае, когда мы имеем дело с водой. И второе. Понятно, что во время боевых действий у лодки могут быть повреждения, аварийные ситуации, а потому теплоноситель может вытечь из реактора. В этих случаях не должно быть ни взрывов, ни пожаров, никаких химических реакций. Теплоноситель свинец-висмут этим требованиям отвечал.

Американцы пошли другим путем. Они использовали натрий. Но он не подходит для лодок, иное дело гражданская энергетика. Американцы после ряда аварий с натрием вынуждены были отказаться от него.

При создании лодки было несколько критических ситуаций, при которых пытались закрыть это направление. Александру Ильичу удавалось отстаивать свою точку зрения, в том числе и на "высшем уровне". В конце концов, серия из семи лодок была сделана. Это были уникальные субмарины. Однако базовое обслуживание этих лодок было сложным, слишком мало опыта у моряков, флот не был готов к появлению такого оружия.

Что же это за ученый, который на добрых сто лет опередил свое время?

22 октября 1932 года в газете "Правда" под заголовком "Сообщение директора УФТИ И. В. Обреимова "Разрушено ядро атома лития" писала:

"Исследование атомного ядра является центральной задачей современной физики. Десятки передовых лабораторий всего мира ведут ожесточенную атаку на атомное ядро, соревнуясь в изыскании наиболее мощных действительных методов его исследования…

Украинский физико-технический институт (Харьков) работу по разрушению атомного ядра начал лишь в прошлом году. Однако коллективный метод работы и подлинно ударные темпы исследований позволили в течение этого короткого срока добиться решающего успеха.

10 октября научным сотрудникам УФТИ тт. К. Д. Синельникову, А. И. Лейпунскому, А. К. Вальтеру и Г. Д. Латышеву первым в СССР и вторым в мире удалось осуществить разрушение ядра лития путем бомбардировки ядрами водорода, ускоренной в разрядной трубке.

Достижение института открывает громадные возможности в исследовании строения атомных ядер. УФТИ ведет дальнейшие количественные опыты по исследованиям ядра лития и строит более мощную установку для разрушения ядер других элементов".

Это первое упоминание о Лейпунском. Но далеко не последнее. Вот мнения о нем двух великих физиков ХХ века. 

Я.Б. Зельдович, академик: "Александру Ильичу Лейпунскому по праву принадлежит ряд выдающихся результатов и идей. Его научный стиль характеризуется четкой и ясной постановкой задачи и особенно — непреклонным доведением работы, доведение решения задачи до полной и окончательной ясности или до практического результата. Это достижение ясности особенно важно в переломные годы возникновения новых физических теорий, новых физических технологий".

Ю.Б. Харитон, академик, был краток: "Одни люди выращивают цветы, а он сажал деревья".

Пройдет совсем немного времени и три человека — Зельдович, Харитон и Лейпунский предугадают те события, которые развернутся сначала в Америке, а потом и у нас с невиданным досель размахом. Но впереди еще были годы репрессий и годы войны.

1937-й год резко изменил судьбу ученого. Он исключен из партии — "за потерю бдительности". Вскоре его снимают из директоров института.

Перечень его "ошибок" весьма обширен. Среди них:

"помощь врагам народа",

"защита Л. Д. Ландау и Л. В. Шубникова, которые основное внимание направляли на срыв оборонной тематики",

"невыполнение требований парторганизации об очистке института от враждебных элементов",

"нереагирование на препятствия научному росту коммунистов и комсомольцев"

и так далее.

Этих обвинений было вполне достаточно, чтобы арестовать и самого Лейпунского. Это и происходит 14 июля 1938 года.

И.В. Сталин "простил" Лейпунского и других ученых, которые работали вместе с ним. На свободу вышел и Лев Ландау.

Принято считать, что его спас П. Л. Капица, который обратился непосредственно в Сталину. Наверное, его письмо сыграло главную роль в освобождении великого физика, но все-таки не следует забывать, что первым свой голос о несправедливости ареста Ландау поднял Лейпунский.

Сталин "простил" физиков, но они помнили о своем аресте всегда. Лейпунский, как и Ландау, никому не рассказывали о тех днях, что они провели за тюремной решеткой, но ненависть к "вождю всех времен и народов" жила в их сердцах, хотя они и старались забыть о прошлом…

В 1940 году А. И. Лейпунский публикует две статьи "Деление ядер" и "Деление урана". Вместе со знаменитой публикацией Ю. Б. Харитона и Я. Б. Зельдовича о теории цепной реакции эти работы дали четкое представление о том, что ядерную бомбу можно создать. К сожалению, тогда руководство страны должным образом не оценило эти работы физиков.

"АИЛ" — так звали между собой физики Лейпунского — сразу же стал одной из ключевых фигур Атомного проекта СССР. Однако ранг чиновника, даже столь высокого — заместитель Курчатова — его не устраивал. Мне кажется, Александр Ильич не мог быть "вторым". И его самолюбие, и его возможности, и его прошлое давали право "АИЛу" самому выбирать путь в науке.

И он добился своего: "АИЛ" возглавил Лабораторию "В", новый научный центр, которому через несколько лет суждено войти в историю нашей цивилизации — именно здесь была пущена Первая в мире атомная электростанция.

Однако не она стала "звездой" Лейпунского. Для него — это событие было рядовым. Напоминаю: он размышлял на десятилетия вперед, и то будущее стремился приблизить всячески. А для этого нужны были нестандартные решения, дерзкие проекты.

Эта была как раз та стихия, в которой мечтал жить и творить этот ученый.

Идеи Лейпунского — это Большая Атомная Энергетика с быстрыми реакторами, с замкнутым топливным циклом. В силу различных обстоятельств мы этого сегодня не имеем, но в принципе наука и человечество идет тем путем, который он определил. Думаю, в конце нынешнего столетия Александра Ивановича Лейпунского будут вспоминать как основоположника атомной энергетики, которая тогда будет существовать.

В ФЭИ занимались необычными проектами. У нас был создан пока единственный в мире реактор БН-600, который работает сегодня в коммерческом режиме. Речь сегодня идет о создании нового реактора такого типа… В соседнем отделе создавались реакторы для малой энергетики, модульные реакторные установки, нужда в которых год от года возрастает… На той же площадке шли эксперименты по преобразованию ядерной энергии в лазерное излучение. Это технология середины ХХ1 века, и это уже очевидно сегодня… Ну а лодки "Альфа" — сами за себя говорят…

Обнинск давно уже числится среди моряков как "главная океанская база". И особого преувеличения в этих словах нет, так как здесь выучивались офицеры атомного подводного флота.

Впрочем, на первом этапе это нужно было тщательно скрывать. Ходили офицеры только в гражданских костюмах, называли друг друга не по званию, а по имени и отчеству, о море и кораблях не упоминали. Все считались работниками АЭС. В свою очередь атомщикам тоже было категорически запрещено даже намекать о том, с кем они имеют дело. Секретные службы тщательно следили за этой конспирацией. Случился страшный скандал, когда кто-то из физиков крикнул во время волейбольного матча: "Моряк, подавай скорее!" Об этом "ЧП" доложили наверх в Москву, и оттуда немедленно последовал приказ ужесточить меры безопасности.

Но однажды случилось нечто невероятное: в Обнинске появилась группа адмиралов! Они шествовали в полном обличии, не скрывая своей принадлежности к Военно-Морскому флоту. Оказывается, то была инспекционная проверка того, как готовились подводники к своим будущим походам.

Адмиралы были весьма демократичны: во время обеда они приказали, чтобы вместе с ними были и офицеры-подводники. Тут уж любой империалистический разведчик без труда выяснил бы кто есть кто, но такового не оказалось, и западные секретные службы так и остались в неведении — еще долгие годы они не подозревали, где именно готовятся атомные экипажи.

Ныне в Обнинске адмирала встретить легко: многие моряки обосновались здесь, уйдя в отставку. А некоторые продолжают здесь служить, потому что ФЭИ остается стартовой площадкой для проникновения в океанские глубины. И один из первых "запусков" туда осуществил Александр Ильич Лейпунский — поэтому институт в Обнинске и носит его имя.

Читайте все материалы из серии "Чаепития в Академии"