Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 10

Фрагменты истории в воспоминаниях и документах


"Атомная бомба. Сов.секретно". Часть 1

70 лет назад — 29 августа 1949 года — была испытана первая советская атомная бомба. Это событие коренным образом изменило ход развития человеческой цивилизации. В декабре 2019 года триумфальный полет "Авангарда" — принципиально нового ядерного оружия — стал своеобразным финишем "Атомного проекта СССР и России".

Фундаментальный труд нашего автора писателя Владимира Губарева "Ядерное оружие: от Сталина до Путина" рассказывает о нелегком пути, который пролег между этими событиями. Автор встречался с великими учеными страны, бывал в закрытых городах, присутствовал при уникальных экспериментах и испытаниях. Многие страницы "Атомного проекта" открываются впервые. Фрагменты этой уникальной книги "Правда.Ру" предлагает читателю.

Читайте начало цикла:

Лев Рябев: "Панорама атомного века"

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 2

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 3

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 4

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 5

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 6

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 7

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 8

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 9

Ложь во благо?

В Атомном проекте СССР очень часто миражи становились реальностью вопреки мнению, что такое невозможно. И яркий пример тому лето 1948 года, когда в Проекте, на мой взгляд, наступил перелом: стало ясно, что создание советской атомной бомбы уже реальность.

Академик Г. Н. Флеров славился юмористическим отношением ко всему. Это была своеобразная "система защиты от начальства", и, что греха таить, она помогала ему в той нелегкой работе, которой занимался ученый.

Однажды он подарил друзьям очередной афоризм, который запомнился на многие годы, да и сегодня он украшает одну из стен Лаборатории имени Г. Н. Флерова в Дубне. Значит, даже спустя полвека афоризм не потерял своей актуальности. А звучит он так: "Объяснять важному начальству научную проблему надо не правильно, а так, как ему будет понятно. Это ложь во благо".

Летом 1948 года лгать уже не требовалось: Сталин и Берия знали, что финиш близок, а потому они более жестко, чем раньше, решили руководить наукой и учеными. Они прекрасно понимали, что в этой среде "ложь во благо" недопустима, так как каждая неточность или погрешность обязательно будет замечена. Вот почему документы этого времени поражают историка своей лаконичностью, четкостью и конкретикой.

Для примера возьмем фрагменты из Постановления СМ СССР № 1990-774 сс/оп "О дополнительных заданиях по плану специальных научно-исследовательский работ на 1948 год". Документ принят 10 июня 1948 года, подписан И. В. Сталиным. В нем речь идет о форсировании работ по созданию атомной бомбы. Естественно, слов "атом" и "бомба" в документе нет, их заменяют понятия "РДС-1", "РДС-2", "РДС-3" и так далее. То есть речь идет уже не об одной бомбе, а о серии образцов ядерного оружия.

"Обязать перечисленных ниже директоров и научных работников институтов АН СССР выполнить следующие специальные научные работы в области физики:

1.Обязать Лабораторию № 2 (тт. Харитона и Зельдовича) произвести расчеты "ПО" конструкций РДС-1, РДС-2, РДС-3, РДС-4, РДС-5 с различными вариантами уравнения состояния в следующие сроки…"

К 1 октября 1948 года нужно было завершить расчеты по первым трем "изделиям", а 1 января 1949 года по остальным.

"ПО" — это расчеты по обжатию центральной части заряда. То есть необходимо было решить самую принципиальную часть создания бомбы. А это уже Большая физика.

Впрочем, творцы документа это учитывают, а потому в помощь конструкторам бомбы привлекаются крупнейшие ученые страны. Пройдет совсем немного времени, и именно эти имена будут составлять гордость науки Отечества.

"2. Обязать Институт физических проблем АН СССР (тт. Александрова и Ландау) произвести вычисление КПД для различных систем РДС по данным, получаемым от Лаборатории № 2 АН СССР…"

В начале 60-х годов ХХ века будет много споров об участии академика Л. Д. Ландау в Атомном проекте СССР. Почему-то некоторые чиновники и коллеги великого физика посчитают "неприличным" то, что он создавал атомную бомбу. Позиция эта неверна по самой сути, так как не было в мире крупного физика, который в той или иной мере, у нас или в Америке, не работал бы над ядерным оружием. Время было такое, и судить о нем с позиций сегодняшнего дня неверно, ибо прошлое следует не осуждать, а понимать, что позволяет избегать подобных ошибок в будущем. Если, конечно, размышлять о прошлом, а не ставить на нем клеймо.

Лев Давидович Ландау был одним из самых активных участников Атомного проекта СССР. Такова реальность.

Кстати, в том же Постановлении имя Ландау упоминается несколько раз:

"8. Для увязки теоретических и расчетных работ и контроля за выполнением заданий, предусмотренных настоящим Постановлением, организовать при Лаборатории № 2 АН СССР закрытый семинар в составе:

1. Академик Ландау

2. Академик Петровский

3. Академик Соболев

4. Академик Фок

5. Чл.-корр. Зельдович

6. Чл.-корр. Тамм

7. Чл.-корр. Тихонов

8. Чл.-корр. Харитон

9. Профессор, доктор Щелкин

Возложить руководство семинаром на академика Соболева С. Л."

Эти ученые соединяли две отрасли науки в единое целое: физику и математику. Отныне в стране создается мощный математический центр, концентрируется он в Академии наук, куда направляются талантливые специалисты из разных ведомств, даже из Вооруженных сил. В Постановлении отмечается:

"9. В целях обеспечения теоретических и расчетных работ, выполняемых для Лаборатории № 2 АН СССР, провести следующие мероприятия:

" а) обязать Министерство Вооруженных Сил СССР (т. Булганина):

- освободить проф. Канторовича от работы в Высшем Военно-морском инженерном училище им. Дзержинского и демобилизовать его из рядов ВМФ;

- перевести в Математический институт АН СССР 5 человек вычислителей из Военно-топографических частей, базирующихся в г. Москве или Московской области…"

Постановление четко определяет не только что делать, но и кто именно несет ответственность за выполнение того или иного задания. В документе фигурируют многие фамилии в будущем очень известных людей. Впервые встречается имя кандидата физико-математических наук А. Д. Сахарова. В этом Постановлении есть такая запись:

" — предоставить в первоочередном порядке квартиры в Москве:

члену — корреспонденту АН СССР Агееву Н. В.

члену — корреспонденту Тихонову А. Н…

кандидату геофизических наук Самарскому А. А. (комнату)

кандидату геофизических наук Будаку Б. М. (комнату)

кандидату физико-математических наук Сахарову А. Д. (комнату)…"

Сталин, естественно, не мог и предположить, подписывая Постановление, что в нем идет речь о человеке, которому предстоит сыграть решающую роль в создании водородного оружия и который будет одним из самых авторитетных критиков его режима.

Но это случится только через 20 лет…

А пока в финале документа записано обязательное для того времени:

"10. Обязать тт. Вавилова, Харитона, Зельдовича, Александрова, Ландау, Виноградова, Петровского, Шмидта, Тихонова, Тамма, Беленького, Фока, Соболева, Зернова обеспечить соблюдение надлежащей секретности при проведении работ, предусмотренных настоящим Постановлением".

Ученые выполнили и это. Никто из них не рассказывал о событиях лета 1948-го года. Впрочем, как и о своем участии в Атомном проекте СССР. Обет молчания нарушил только Ю. Б. Харитон через сорок лет, когда рассказал мне об испытании первой атомной бомбы. Да и случилось это лишь после того, как он получил разрешение на свои воспоминания.

Тень в тумане

Столбы вмораживают в лед сразу же, как только по нему можно ходить. А потом натягивается колючая проволока, и теперь к секретному объекту нельзя подойти и со стороны озера.

Часовой заметил человеческую фигуру в ста метрах от берега. "Нарушитель" подошел к одному столбу, к другому, к третьему. Потом он наклонился… В утреннем тумане фигура человека казалась огромной, но часовой не испугался. Солдат был призван из Якутии, там он каждую зиму охотился, случалось и медведя бил… "Стоять! Руки вверх!" — на плохом русском крикнул якут. Человек у проволоки не шелохнулся. "Стоять! Стрелять буду!" — грозно прокричал часовой… Человек приподнялся, встал в полный рост и шагнул в сторону "Объекта". Оказывается, он прополз под проволокой. Часовой выстрелил. Фигура сделала еще несколько шагов, зашаталась и рухнула на лед…

21 августа 1947 года Председатель Совета Министров СССР И. Сталин подписывает Постановление СМ СССР № 2938-954 сс (Сов. секретно. Особая папка) "О мерах обеспечения охраны объекта №859 Первого главного управления при Совете Министров СССР". В первом же пункте Постановления сказано, что объект № 859 теперь относится "к особорежимным предприятиям, а район его расположения и окрестности в радиусе 25 км с входящими в него населенными пунктами отнести к режимной зоне с особым паспортным режимом".

Так начали рождаться закрытые города СССР, в которых и сегодня живет около миллиона человек.

Главные задачи, конечно же, возлагались на Министерство внутренних дел, которое тогда возглавлял Круглов.

В Постановлении, в частности, предписывалось:

"…б) оградить периметр завода протяжением 20 км двухрядным проволочным ограждением, оборудовать освещение и связь по периметру к 1 января 1948г.;

в) принять под войсковую охрану запретную зону жилого поселка общим протяжением 25 км, организовав службу постоянными и подвижными нарядами к 1 ноября 1947 г…"

Приказ Сталина был выполнен к назначенному сроку. Вот только не везде удалось поставить проволочные заграждения — озер вокруг первого реактора для получения плутония оказалось много. Здесь создавались специальные патрули на моторных и весельных лодок. Именно они с весны и до глубокой осени несли охрану "Объекта". Ну а зимой "пограничные столбы" (их так здесь называли) вмораживали в лед. Хорошо, что зима на Южном Урале долгая…

В этом уникальном Постановлении было еще несколько пунктов, которые сыграли решающую роль в судьбе многих тысяч людей, так или иначе связанных с Плутониевым комбинатом.

Судьба заключенных, которые принимали участие в строительстве, была определена более жестоко, чем для других узников ГУЛАГа. Теперь их "вина" усугублялась, так как они прикоснулись к высшей тайне государства.

Сталин предписывал:

"… в месячный срок вывести в Воркутлаг МВД СССР и разместить в изолированном лагпункте всех заключенных по ст. 58-6, 58-8, 58-9;

б) заключенных по ст. 58-1а, 1б,1в, подлежащих освобождению ранее чем через 3 года, кассационников и осужденных, дела которых находятся на пересмотре, использовать только вне зоны цехов А, Б и С. Впредь не допускать направление на строительство объекта № 859 заключенных перечисленных категорий;

в) перед пуском завода вывезти заключенных по статьям, перечисленным в п. б, а также других особо опасных преступников, в том числе рецидивистов, в отдаленный и изолированный лагерь…"

О судьбе заключенных, попавших в закрытый район, быстро стало известно по всему ГУЛАГу. Считалось, что это по сути дела смертный приговор.

Но не легче было и вольнонаемным и военнослужащим строительных полков и батальонов, которые попали сюда:

"Для предотвращения разглашения сведений о строительстве объекта № 859 обязать МВД СССР переводить всех рабочих, ИТР и служащих… по окончанию строительства на другие объекты спецстроительства МВД СССР. Проверенных военнослужащих указанных полков и батальонов, подлежащих демобилизации, оставлять работать на строительстве № 859 в качестве вольнонаемных, а по окончании строительства перевести на другие спецстройки МВД СССР".

В общем, всем, кто попал в Атомное колесо уже не суждено из него вырваться…

Особое внимание в Постановлении уделялось борьбе со шпионами. Министерству государственной безопасности предписывалось "организовать усиленную оперативно-чекисткую работу на объекте № 859 и в районах Челябинской области, примыкающих в режимной зоне". На всю корреспонденцию, которая поступала сюда или выходила "в большой мир" устанавливалась цензура. Запрещались полеты самолетов, не только гражданской авиации, но и военной. Первым, кто попытается пролететь над Плутониевым комбинатом будет американский разведчик Пауэрс. Но это будет спустя пятнадцать лет. У-2 будет сбит ракетой под Свердловском. Кстати, американский разведчик проведет съемки не только Плутониевого комбината, но и Челябинска-70 — ядерного оружейного центра. Однако еще добрых тридцать лет американцы не будут знать, чем занимаются в городе Снежинске.

Так что выполнение Постановления СМ СССР № 2938-954 сс будет весьма четким и эффективным: ни одному из вражеских агентов не удастся попасть на Плутониевый комбинат.

… За всю историю "Атомного проекта СССР" известно лишь несколько попыток преодолеть "пограничную полосу", отделяющую атомные объекты от остального мира. Чаще всего это были рыбаки — им казалось, что на другой стороне озера рыба клюет лучше.

Однажды часовой застрелил безумную девушку, которая ранним морозным утром убежала из дома и бродила по окрестностям. Она оказалась на озере, попыталась перелезть через колючую проволоку. Часовой до призыва в армию служил охотником, а потому не промахнулся… За этот выстрел он был поощрен командованием: ему предоставили внеочередной отпуск.

Читайте продолжение:

Ядерное оружие: от Сталина до Путина. Часть 11

Читайте все материалы из серии "Чаепития в Академии"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google