Как спасали экипаж "Су-24" в Сирии: Разбор полетов

В ноябре 2015 года турецкий истребитель F-16 сбил русский бомбардировщик "Су-24" в небе над Сирией. Со времени этого трагического события прошло три месяца. И понятно, что практически все моменты этой трагедии обсуждены. Но все же некоторые белые пятна остались. Они касаются чисто технических моментов спасательной операции.

Загадка гибели Су-24: турки сбили самолёт в небе Сирии?

Хронология событий

На самом cевере Сирии (со стороны Турции) вклинивается в Сирию с Севера на Юг турецкий аппендикс, который затруднительно облетать при выполнении боевого задания.

Именно в этом аппендиксе турецкий истребитель и поджидал наш бомбардировщик. Если даже приведенная турецкая радиолокационная карта достоверна, турок отправил ракету вдогонку "Су-24", когда тот уже пересек турецкий аппендикс, то есть в хвост, или, как правильно назвал этот поступок президент, ударил в спину. Пилот и штурман успели катапультироваться, парашюты раскрылись. Пилота еще в воздухе обстреляли и ранили с земли туркоманы, а штурману удалось благополучно приземлиться.

Местность Северной Сирии на границе с Турцией гористая, но лес, судя по фотографиям и спутниковым снимкам, не густой, с проплешинами. И приземлившись на таком склоне, наши летчики с парашютами были как на ладони. Нужно было очень быстро искать укрытие.

Судя по большому количеству качественных снимков, которые сделаны со штативов сильной оптикой, туркоманы ждали наш бомбардировщик на земле. А значит, они сразу же бросились за нашими летчиками. Дальнейшие события настолько по-разному описывают источники, что приходится выбирать версию, наиболее отвечающую здравому смыслу. Последовательность событий получилась следующей:

Самолет "Су-24" был атакован и сбит в 9 часов 24 минуты по сирийскому времени. Были активированы персональные автоматические аварийные радиомаяки с номерами, соответствующими бортовому номеру самолета, по сигналу которых спасатели были подняты по тревоге.

Спасательная операция

В начале одиннадцатого в район падения самолета вылетели пять вертолетов "Ми-8". На борту каждого вертолета находилось по нескольку сирийцев, остальные — морские пехотинцы и спецназ. Вертолеты летели по пеленгатору на сигнал персональных аварийных радиомаяков "Комар" Р-855А1М, выпускаемых Ярославским радиозаводом

"Комар" работает на частотах спутниковой системы спасения Коспас-Сарсат (406 МГц) и авиационного ближнего радиопривода 121,5 МГц и имеет речевой приемопередатчик с поисково-спасательной службой. Данных о наличии встроенного навигационного приемника ГЛОНАСС не обнаружено…

Отметим, что у туркоманов, которые поджидали наш бомбардировщик, пеленгаторы, скорее всего, тоже были. Поэтому я не уверен, что штурман держал аварийный радиомаяк постоянно включенным. Впервые опыт наведения противника по сигналу аварийного радиомаяка "Комар" получили наши летчики, сбитые в Афганистане. Точность определения местоположения аварийного маяка в системе "Коспас-Сарсат" составляет более 5 км на частоте 406 МГц и более 20 км на частоте 121,5 МГц. Время доставки сигнала тревоги может достигать полутора часов. Но вернемся к спасательной операции:

Наши вертолеты смогли сесть только в нескольких километрах от места приземления летчиков. При заходе на посадку один из вертолетов был обстрелян с земли. Погиб морской пехотинец, вертолет получил повреждения и после приземления уничтожен боевиками из НАТОвского противотанкового комплекса.

— Нашим спасателям удалось обнаружить катапультировавшегося штурмана около полудня с помощью пеленгования сигнала аварийного радиомаяка. Летчик был захвачен одной из действующих в этом районе бандгрупп. Группы спасателей из оставшихся вертолетов окружили бандитов и вежливо убедили их отпустить нашего штурмана. — Согласно другой версии, штурман сам вышел на позиции дружественных оппозиционных сил.

— Около трех часов дня штурман сбитого "Су-24" был доставлен на авиабазу Хмеймим.

— Поиски пилота шли до позднего вечера, но не увенчались успехом.

Средства спутникового мониторинга

Таким образом, из открытых источников становится понятно, что никаких средств спутникового мониторинга ГЛОНАСС с передачей данных через спутниковые системы связи "Гонец", "Глобалстар" или "Иридиум" ни у пилота, ни у штурмана не было… Спасатели могли принять его координаты только через спутниковую систему "Коспас-Сарсат" с ошибкой в 5 километров.

Штурман, несмотря на угрозу демаскировки, был вынужден включить ближний авиационный привод на частоте 121,5 МГц. Нетрудно себе представить, как он рисковал, зная о пеленгаторах и высокоточном оружии, наводящемся на сигнал аварийного маяка…

Мы впервые обратились в правительство с предложением внедрить в гражданской и военной сфере наш новый карманный спутниковый аварийный маяк "Трекер СПАС" еще весной 2013 года, затем было обращение в министерство обороны, но все закончилось перепиской, которая сводилась к тому, что "Трекер СПАС" нужно разрабатывать заново с привлечением бюджетных средств.

А между тем он уже летал на самолетах лесопожарной охраны, передавая через спутники координаты лесных пожаров. Сегодня "Трекер СПАС" проходит боевое крещение в спецоперациях на Северном Кавказе. Обнаружив опасное несоответствие в экипировке наших летчиков, летающих над Сирией, я позвонил в ДГОЗ ВКС министерства обороны и предложил отечественный спутниковый "Трекер СПАС" для решения вскрывшейся благодаря СМИ серьезной проблемы.

Эксперт, поднявший трубку, почему-то стал на меня кричать, что не знает ни "Трекера СПАС", ни компании "Полармар" — и вообще в ВКС все есть и ничего другого им не нужно, а верить СМИ нельзя. Я сказал эксперту из ДГОЗ, что, может быть, и из-за его равнодушия и бездействия погибли пилот и морской пехотинец, уничтожен вертолет. Разговор закончился тем, что "эксперт" из ДГОЗа включил у себя громкую связь и потребовал от меня назвать себя и компанию.

Я назвал "Полармар", себя и "Трекер СПАС", понимая, что теперь эксперт и его соседи по кабинету точно запомнят "Трекер СПАС", а значит у наших летчиков, спецназовцев, разведчиков и моряков появляется надежда. Наши герои-летчики защищают нас от апокалиптической угрозы на далеких рубежах, отдают свои жизни за будущее своего и сирийского народа, а мы не можем обеспечить их безопасность и оперативную эвакуацию с территории, занятой противником. Сравнение аварийного радиомаяка "Комар" с НАТОвским аварийным радиомаяком AN/PRQ-7 и новым отечественным "Трекером СПАС" показывает, что у нас есть возможность оперативно оснастить спутниковыми трекерами — аварийными маяками русских солдат, воюющих в Сирии.

Будь у пилота и штурмана "Трекеры СПАС", все могло закончиться счастливее: маршрут полета передавался бы в зашифрованном виде через спутники еще во время полета, были бы зафиксированы и мгновенно переданы координаты попадания ракеты, катапультирования, траектория снижения, координаты приземления.

Укрывшись от боевиков в удобном для эвакуации месте, штурман мог вызвать спасателей по спутниковой связи. Новые вызовы времени заставляют нас по-новому смотреть на свои ограниченные ресурсы и возможности и отдавать себе отчет в том, что главным достоянием страны является ее народ, способный инициативно решать самые сложные задачи.

Гендиректор компании "Полармар" (Архангельск)